• 12 Апреля 2017
  • 10773
  • Алексей Дурново

Минин и Пожарский древних Афин

В начале V-го века до нашей эры над Элладой нависла угроза уничтожения. В Грецию дважды вторгались персы. Их вторжение остановили двое афинских стратегов Фемистокл и Аристид, которые долго враждовали, но в критический момент неожиданно объединили усилия.

О неожиданном альянсе нечеловеческой справедливости с лисьей хитростью.

Читать

Честный мздоимец.

1. Фемистокл.png
Фемистокл

Фемистокл не был полководцем, ибо был политиком, не был воином, ибо был оратором, не был командиром, ибо был дипломатом. Он реализовывал свой длинный и многоходовый план по превращению Афин в ведущий город Эллады. Он построил Афинам флот и убедил сограждан, что именно корабли спасут город в критический момент. План удался, но Фемистоклу не пришлось уже пожать плоды успеха. Аристид был героем битвы при Марафоне, в которой греки впервые разбили персов. Он отличался необыкновенным стремлением к справедливости, будто Станнис Баратеон из «Игры престолов». Именно поэтому, находясь на пике своей политической карьеры, Аристил, внезапно, вышел из числа сторонников влиятельного рода Алкмеонидов и стал тем, что сегодня назвали бы «внеблоковым политиком». Он ставил интересы государства выше собственных, не гнался за славой и заметно уступал Фемистоклу в искусстве произносить речи.

Фемистокл был человеком хитрым, красноречивым и, до известной степени, коварным. Хотя коварство его не было безграничным. Фемистокл проявлял вероломство, когда речь заходила о личном величии или о пользе Афин. Он умел разрешал споры, но всякое дело мог обратить себе на выгоду. Когда Аристид, проверяя городские финансы, обнаружил за Фемистоклом немалые хищения, того обвинили в растрате. Фемистокл убедил суд в своей невиновности, обвинил, в свою очередь, Аристида в клевете, а затем выиграл дело против него. Он умело выворачивался в сложных ситуациях, что сослужила его родным Афинам добрую службу.

Аристид принадлежал к афинским аристократам, ему на роду было написано воевать и заниматься политикой. Он не хитрил и всегда стремился быть честным. Говорил прямо, камень за пазухой не держал. Обстоятельства сложились так, что именно он пожал плоды успехов Фемистокла. Аристид завершил изгнание персов из Европы, а позже создал Делосский союз, своеобразное НАТО Древней Греции.

Фемистокл происходил из нижних слоев. Отец его не состоял с матерью в законном браке, что делало их сына незаконнорожденным ребенком. С клеймом бастарда Фемистокл не продвинулся бы далеко в сложной афинской политической иерархии, но как раз во времена его юности в городе произошли важные политические перемены. Афиняне, после пятидесяти лет тирании, пришли к демократическим реформам. С 560-го по 509-й год до нашей эры, городом единолично правил тиран Писистрат, а затем его сыновья Гиппарх и Гиппий. Последнего изгнали Алкмеониды, а к власти пришел представитель этого рода Клисфен. Теперь практически каждый афинян получил шанс быть избранным на высший административный пост полиса — пост архонта. Кроме того, Клисфен передал военное управление в руки стратегов, которые были выделены из коллеги архонтов. Наконец, третьим важнейшим преобразованием Клисфена стало введение процедуры остракизма — изгнания на срок до десяти лет видного гражданин, если его деятельность угрожала демократии. По иронии судьбы, именно Клисфен стал первым человеком, которого подвергли остракизму. Но его реформы открыли Фемистоклу путь наверх.

Фемистокл VS Аристид.

2. Аристид.jpg
Аристид

Противостояние Фемистокла и Аристида началось еще в их молодости. Плутарх пишет, что причиной всему были дела любовные. Взаимная неприязнь, однако, не мешала им объединяться, когда этого требовало общее дело. В 490-м году Аристид и Фемистокл вместе сражались против персов в Марафонской битве, которая закончилась победой Афин. Правда Аристид, который был на шесть лет старше, занимал в армии более высокое положение. Он был одним из стратегов, наряду с Мильтиадом. Мильтиад, проведший молодость в Азии, был хорошо осведомлен об устройстве войск царя Дария и их тактике. Тем не менее, остальные стратеги не доверяли ему, и приняли решение командовать армией Афин по очереди. Аристид пошел вразрез с общим мнением и отдал Мильтиаду свой день командования. Его примеру, затем, последовали и другие стратеги. Мильтиад привел афинян к победе, а Аристид стал одним из героев города. После Марафона за ним закрепилось прозвище «Справедливый». Судя по описаниям, оставленным Геродотом и Плутрахом, Аристид действительно был человеком справедливым, причем до фанатизма. Образ этого политика и стратега, составленный древними историками, однозначно положительный. Аристид лишен как-либо отрицательных черт, являясь при этом человеком твердым, щедрым и милостивым. Тяга к справедливости, зачастую, приводит к тому, что он принимает решения в ущерб себе. Плутрах описывает такой случай: когда афиняне голосовали по вопросу об изгнании Аристида, какой-то неграмотный крестьянин, не знавший кто он, протянул ему свой черепок и попросил написать имя Аристида. Аристид, не называя своего имени, спросил крестьянина, не обидел ли он его чем-то. Крестьянин ответил, что даже не знает, кто такой Аристид, но ему надоело слышать, как все называют его «Справедливым». Аристид не стал разубеждать собеседника, он молча написал свое имя на черепке, добавив лишний голос за свое изгнание.

Фемистокл был ярым противником афинской знати. По крайней мере на словах. Он уверял сограждан, что каждая аристократическая семья, имеющая торговые или политические связи с другими городами, будет лоббировать на собраниях интересы соседей. Сам же Фемистокл, коренной афинянин невысокого происхождения, будет отстаивать исключительно интересы своего города. Эта тактика, вкупе с яростным обличением соперников, не раз приносила Фемистоклу победы. В конце концов он был избран архонтом-эпонимом — главой исполнительной власти. Так началась новая волна преобразований. Фемистокл ввел голосование по жребию, предоставив возможность занимать должность архонта нескольким сословиям, которые ранее были этой возможности лишены. Впрочем, главные его помыслы были связаны с ростом военного могущества Афин, а также их влияния на другие греческие полисы. Будучи человеком амбициозным, Фемистокл жаждал военных побед. Ему не давали покои лавры Мильтиада. Триумфатор Марафонской битвы умер через год после своей знаменитый победы, находясь в изгнании. Фемистокл еще и не догадывался, что однажды повторит его судьбу.

В 488-м Афины приступили к строительству нового большого порта в Пирее, здесь предполагалось заложить новый флот, увеличив численность кораблей почти втрое: с 70 до 200 триер. Это план разработал Фемистокл. Популярности он ему не прибавил. Даже наоборот. Фемистокл нажил себе немало врагов, пожертвовав ради нового флота совей популярностью. На собраниях ему противостоял Аристид. Развитие флота он считал пустой затеей, полагая, что Афинам нужно наращивать мощь своих сухопутных сил. Что любопытно, и Геродот и Плутарх подчеркивают, что Аристид искренне полагал так. То есть, он не использовал непопулярную историю, связанную с Фемистоклом, чтобы навредить ему. Споры двух политиков не прекращались ни на минуту. Апогея они достигли после того, как Фемистокл предложил отдать на строительство кораблей доходы от серебряных рудников. Эти деньги шли на то, что мы назвали бы социальным пособием. Собственниками рудников считались все граждане Афин. Доходы делили поровну, так что каждый житель города получал небольшую пенсию. Фемистокл предлагал афинянам отказаться от этих пенсий ради кораблей. Этим он едва не вызвал бунт. Афиняне потребовали изгнать Фемистокла, но тот снова повернул дело в свою пользу. До изгнания дело не дошло. Зато остракизму, одного за другим, стали подвергать сторонников Аристида. В конце концов, очередь добралась и до него. Аристида изгнали, но не с позором, а в профилактических целях. Уехал он недалеко, поселившись на острове Эгина, с одной из вершин которого можно было видеть афинский Акрополь. Фемистокл же довел свой план до ума. Афины обзавелись мощным флотом и новым портом с верфями. Для защиты Пирея, вокруг него возвели мощные укрепления. Фемистокл настаивал на строительстве Длинных стен, то есть на продлении крепостных стен, защищавших Афины, до самого Пирея. Этому совету жители города последовали много позже. Возведение Длинных стен началось только в 460-м году.

Враг у ворот.

3. Битва при Саламине.JPG
Битва при Саламине

Фемистокл много говорил о том, что персы не смиряться с поражением у Марафона и однажды вернуться в Грецию, чтобы захватить ее. Его упрекали в том, что он использует идею о «потенциальном враге» для укрепления своего влияния. Но Фемистокл оказался прав. Царь Дарий, чье войско было разбито при Марафоне, умер, а на трон державы Ахеменидов взошел его сын — Ксеркс. В 481-м году до нашей эры царь двинул свои войска на запад. Он собирался переправиться через Геллеспонт и покорить Грецию, сделав то, что не удалось его отцу. Общая численность его армии приближалась к полумиллиону, хотя в походе не Грецию приняли участие лишь 200−250 тысяч воинов. Эллинские города на скорую руку создали союз. Правда, в нем было много разногласий. Спартанцы приняли решение оборонять Фермопильское ущелье, чтобы не дать персам продвинуться вглубь полуострова. Фемистокл настаивал на морской кампании. Он твердил, что, уничтожив флот Ксеркса, греки уничтожат всю его армию. В конце концов, к нему прислушались. Афинский флот занял узкий пролив между материковой Грецией и островом Эвбея. Здесь, в августе 480-го года до нашей эры произошла первая морская битва греков с персами. Сражение у Артемиссии завершилось боевой ничьей. Фемистокл внезапно напал не превосходящий его по численности флот Ксеркса, нанеся тому серьезный ущерб. Однако в том бою молодой афинский флот лишь чудом избежал разгрома. Фемистокл не знал, что Ксеркс отправил 200 кораблей в обход Эвбеи, чтобы ударить противнику в тыл. 200 кораблей — это, напомним, численность всего афинского флота. Фемистоклу сопутствовала удача. Персидские суда попали в шторм и разбились от скалы. Почти одновременно спартанцы потерпели героическое поражение при Фермопилах. Флот Афин отступил, для защиты своего города.

Вот только защищать Афины собирался один лишь Фемистокл. Все прочие архонты и стратеги планировали отступать, оставив город на разграбление врагу. И тут Фемистокл проявил лисью хитрость. Исказил пророчество дельфийского оракула, ясно предсказавшего поражение, таким образом, что выходило, что он предрек победу. Писал послания ионянам, чтобы те разорвали союз с Ксерксом. На последних этапах Фемистокл получил помощь оттуда, откуда не ждал. В Афины прибыл Аристид. То ли его простили, то ли он сам прервал свое изгнание, ибо хотел помочь отечеству в трудный час. Так или иначе, Аристид, как человек истинно справедливый и совершенно незлопамятный, принял сторону Фемистокла. Он тоже говорил соотечественникам, что нужно дать бой. Умереть, но спасти Афины. Вот только Фемистокл умирать не планировал. В его планы входила блестящая победа над флотом Ксеркса, значительно превосходившим афинский по численности. Фемистокл даже нашел удачное место для этого сражения — узкий салминский пролив, вход в который был разделен островом. Здесь персы не смогли бы окружить греков. Афиняне, впрочем, решительно намеривались отступить. Тогда Фемистокл прибег к последней хитрости. Согласно Геродоту, он отправил к Ксерксу посла. Тот сообщил царю, что Фемистокл намерен перейти на его сторону и советует тому немедленно напасть на паникующих афинян и сжечь их флот. Полководцы Ксеркса купились и флот перешел в наступление. После того, как корабли персидского царя блокировали Саламинский пролив, бегство стало невозможным. Афиняне вынуждены были принять бой. Когда Флот Ксеркса вошел в пролив, его строй нарушился. Фемистокл приказал отступить дальше, заманив врага в ловушку за мысом. Тут узкие афинские триеры окружили крупные и неповоротливые суда Ксеркса. Персы потеряли в том бою двести кораблей, греки — менее 40. Это была полная и разгромная победа. Аристид тоже принял участие в битве. Он честно и добросовестно исполнял приказы Фемистолка, совершенно этим не смущаясь. Его отряд занял остров Пситталею, перебил расположенный там гарнизон персов, а затем занялся очень интересным делом. Аристид вылавливал тонущих персов и брал их в плен.

Слава и остракизм.

5. Степлтон..jpg
В фильме «300 спартанцев. Расцвет Империи» Фемистокла сыграл Салливан Степлтон. А вот Аристиду места в картине не нашлось

Ксеркс впал в панику. Фемистокл предлагал погоню. Настаивал на том, что нужно атаковать плавучий мост, построенный персами в Геллеспонте. Уничтожив это сооружение из кораблей, греки заперли бы Ксеркса на своей территории. Однако Аристид выступил против. Он убедил афинян в том, что лишенный возможности бежать Ксеркс, станет подобен раненному зверю и будет бороться за спасение не на жизнь, а насмерть. Тогда Фемистокл отправил к Ксерксу посла, который сообщил тому, что афинский флот идет к Геллеспонту, чтобы уничтожить мост. Испуганный Ксеркс поспешно бежал в Азию. В Греции он оставил часть войск во главе с Мардонием — своим лучшим полководцем. Мардоний был разбит при Платеях объединенным войском Афин и Спарты, которым командовал Аристид. Фемистокл же был объявлен спасителем и героем Эллады. Причем почести ему оказали не только в Афинах, но и в Спарте. Фемистоклу подарили венок из маслин и колесницу. Спартанцы редко оказывали такие почести не спартанцам. Еще сложнее было удостоится подобных наград тому, кто не являлся воином. Фемистокл, наконец, реализовал свои гигантские амбиции, но, как известно, чем выше заберешься, тем больнее упадешь. Победа отнюдь не убавила числа недоброжелателей Фемистокла. Напротив, она умножила их. У жителей Афин всегда был повод для недовольства им. Во-первых, всем было известно, что Фемистокл не чист на руку. Руководя городским строительством, он запускал руку в казну, распоряжаясь судами, брал взятки. Во-вторых, стратег зазнался. Фемистокл слишком часто напоминал афинянам о своих заслугах перед ними. В конце концов стратег доигрался. Он был подвергнут остракизму и изгнан из Афина на долгий десятилетний срок. В ссылке хитрый Фемистокл усугубил свое положение. Очевидно, он вступил в сговор с Павсанием — спартанским полководцем, который собрался перейти на сторону Персии. Когда заговор Павсания был раскрыт, афиняне узнали об участии в нем Фемистокла. Спаситель Эллады был приговорен к смертной казни. Кто-то из друзей (возможно даже, что это был не в меру справедливый Аристид), предупредил Фемистокла, и тот поспешил покинуть Грецию. Его скитания длились восемь лет, пока стареющих политик не решился на отчаянный шаг. Он отправился в Сузы — столицу Державы Ахеменидов. Персией уже правил сын Ксеркса Артаксеркс. Тот немало удивился, когда увидел пред собой того, кто уничтожил флот его отца. Дело в том, что в Персии Фемистокл был объявлен врагом государства. Тому, кто приведет его живым или мертвым, еще Ксеркс обещал награду в 200 талантов, Артаксеркс увеличил эту сумму вдвое. Фемистокл, однако, убедил царя простить его. Артаксеркс решил, что Фемистокл будет ему полезен. Греческий стратег получил в управление несколько городов в Малой Азии при условии, что построит для Персии новый флот, столь же мощный, что был у Афин в битве при Саламине. По легенде, он принял яд, когда узнал, что Персия готовится к новой войне с Грецией.

Аристид умер своей смертью в Афинах через несколько лет после опалы Фемистокла. Он не был изгнан, но от дел его удалили против его же воли. Тем не менее, афиняне высоко ценили его заслуги, продолжали называть его «справедливым» и оказали ему массу почестей. Незадолго до смерти Аристила Эсхилл представил свою новую трагедию «Семеро против Фив». Считается, что образ Амифарая — одного из важнейших персонажей этого произведения — был вдохновлен Аристидом. Во всяком случае фразу «Он справедливым быть желает, а не слыть» принято трактовать как отсылку к Аристиду и его безупречной репутации честного и прямого политика.

распечатать Обсудить статью