Греческая смута

В 4-м в. до н. э. Греция переживала период глубокого политического и социального кризиса, вызванного Пелопоннесской войной и её последствиями: разрушение довоенного хозяйственного уклада, обнищание населения, социальное расслоение и проч. Многочисленные войны (зачастую по ничтожным поводам), восстания и перевороты так же не способствовали нормализации отношений между конгломератом городов-полисов.

Македонская монархия же, наоборот, в этот период обрела невиданное доселе могущество — благодаря планомерной и грамотной политике предшественников царю Филиппу (правил в 359−336 гг. до н. э.) досталась страна с крепкой экономикой, консолидированным обществом и боеспособной армией. Филипп благодаря своим незаурядным дипломатическим и военным дарованиям сумел удержать власть, устранить претендентов и расширить пределы своей державы. Он планомерно подчинял сопредельные народы и полисы, что, разумеется, не могло радовать греков.

Весной 339 года до н. э. у Филиппа появился очередной повод вмешаться во внутригреческие дела. Дело в том, что жители города Амфисса, расположенного в Центральной Греции, посягнули на земли Дельфийского святилища и распахали священную равнину, посвящённую Аполлону. Совет амфиктионов (хранителей дельфийского святилища) постановил объявить святотатцам войну, а карательный поход должен был возглавить македонский царь, который совсем недавно стал одним из хранителей. Так началась Четвёртая Священная война. Для македонян было трудно найти повод лучше, чтобы укрепить своё влияние в Греции и вторгнуться в её центральные пределы. Филипп, только что потерпевший неудачу при захвате черноморских проливов, был готов расквитаться с греками. В Афинах — главном противнике македонян — в этой ситуации увидели интриги Филиппа против всей Греции.

1.1.png
Завоевания Филиппа Македонского. (commons.wikimedia.org)

Искусно маневрируя, македонский царь сумел обмануть противника, вторгся в Локриду и захватил Элатею, которая стала его базой. Теперь он мог угрожать совсем не дружественным Фивам, контролируя при этом Фермопилы. Из Элатеи он стал рассылать грекам письма с призывом объединиться против афинян и разгромить их с его помощью. В Фивах реально оценили обстановку: совсем рядом находится Филипп с большой армией ветеранов, закалённых в бесконечных походах уже немолодого монарха и начали склоняться к союзу с македонянами. Однако в этот момент в Фивы прибыл афинский политик Демосфен, отличавшийся феноменальным красноречием, и разрушил все планы Филиппа. Беотийцы заключили союз с Афинами и начали собирать силы для борьбы с Филиппом. Против македонского царя сформировалась целая коалиция греческих государств.

Всю зиму 339/338 гг. до н. э. Филипп пытался договориться с Афинами и Фивами о мирном урегулировании ситуации. Дело в том, что монарх всячески пытался избежать большого кровопролития, так как считал, что это помешает объединению Греции под его властью, когда соображения мести пересилят мирные инициативы. Однако все попытки были тщетны. Летом 338 г. до н. э. Филипп при помощи военной хитрости — подброшенного письма о том, что в тылу у македонян разгорелось восстание и царь вынужден отвести часть войск на север для подавления бунтов, — сумел захватить Амфиссу, разгромить корпус афинских наёмников (наиболее боеспособной части афинской армии) и подступил к Беотии с запада.

Союзники, чтобы избежать стратегического окружения, в панике отошли к Херонее. Инициатива окончательно перешла в руки македонского царя. Даже в этой ситуации Филипп снова попытался заключить мир, но, как и до этого, безрезультатно. Решающее сражение оказалось неизбежно.

Силы сторон

Силы сторон, участвовавших в битве при Херонее, оцениваются в примерно 33 тыс. македонян и их союзников (фракийцы и фессалицы) и 35−37 тыс. греков. Филипп имел 3000 пеших гвардейцев-гипаспистов, 5000 человек застрельщиков и около 2000 кавалерии (в основном ударная кавалерия друзей-гетайров и фессалицев) и 25−27 тыс. гоплитов-педзейтаров («пеших друзей»), вооружённых пиками-сариссами (длиной до 6 м). Это были закалённые в боях ветераны походов Филиппа, представлявшие собой как бы единый организм.

Греческое войско состояло из трёх корпусов: самый многочисленный и боеспособный выставили беотийцы (12000 гоплитов), его ядром заслуженно считался «Священный отряд» (300 человек), покрывший себя славой в битвах при Левктрах и Мантинее. Этот отряд состоял из 300 наиболее боеспособных и обученных бойцов, связанных, по сообщениям античных авторов, любовными узами. Второй по численности отряд (10000 гоплитов) состоял из афинян, эвбейцев и коринфян, третий (8000 гоплитов) — из жителей прочих полисов. Нужно отметить, что далеко не все греки выступили против Филиппа. Спартанцы, например, вовсе не приняли участия в войне. Помимо гоплитов греческая армия имела 5000 застрельщиков и около 2000 конницы, преимущественно вспомогательной. Греческая армия состояла по большей части из новобранцев, что резко отличала её от македонской.

Эпаминонд против Филиппа

На поле боя Филипп старался комбинировать действия пехотной фаланги с действиями более манёвренных гипаспистов и ударной кавалерии. Излюбленным приёмом македонского царя был двойной удар пешей и конной гвардии во фланг противнику, который в этот момент был скован боем фалангой. Македонские фалангиты были вооружены более длинными копьями, чем их греческие визави, что давало преимущество в бою «стенка на стенку», в то время как гипасписты имели копья довольно стандартной длины (чуть больше 2 м). Имея преимущество в подвижности, македоняне растягивали фронт противника, а когда в нём образовывалась брешь — вклинивались туда и громили вражескую фалангу.

Греческое военное искусство в это время покоилось на наследии беотийца Эпаминонда (410−362 гг. до н. э.), который реализовал идею концентрированного удара на локальном направлении с целью прорыва вражеского фронта. Для этого ударный «Священный отряд» выстраивался глубиной до 50 шеренг и мощным таранным ударом пробивал брешь во вражеском строе. Кавалерия не играла какой-то существенной роли. Филипп, бывший в отрочестве заложником в Фивах, прекрасно знал эти особенности, а его тактика напрямую выросла из наследия гениального фиванца.

Расстановка сил

Греки, зная тактику Филиппа, расположились в южной части долины между двумя горными отрогами, имевшей ширину в этом месте около 3 км. На левом фланге расположились фиванцы и их союзники, крайнее левое положение занял «Священный отряд», в центре и на правом фланге — отряды из других полисов. Крылья фаланги прикрывали застрельщики и, вероятно, кавалеристы. Оратор Демосфен лично сражался в первых рядах афинян.

3.3.jpg
Схема битвы при Херонее. Реконструкция А. Курукина. (commons.wikimedia.com)

Филипп разделил свою армию на две части: правая группировка под личным командованием царя должна была нанести основной удар. В неё вошли отряды гвардии и около половины всех гоплитов. Левое крыло, под командованием опытных сподвижников Филиппа, состояло из оставшихся частей копейшиков-педзейтаров и фессалийской конницы. Фланги построения прикрывали лучники и метатели. В сражении принял участие молодой Александр — он был одним из командиров конницы гетайров. Армии были построены под углом друг к другу: так правое крыло македонян находилось ближе к противнику, а левое наоборот дальше.

Битва

Сражение, которое могло сделать Филиппа хозяином всей Греции или низвести его до уровня второстепенного правителя на периферии греческого мира, началось 2 августа 338 г. до н. э. Македоняне двинулись вперёд, распевая боевые гимны. Правое крыло выдвинулось раньше, а гипасписты (занимавшие крайнее правое положение) и вовсе обогнали свою фалангу. Навстречу македонской гвардии двинулся «Священный отряд» фиванцев — эмболон. Он также оторвался от основных сил.

Замысел фиванского командующего был в том, чтобы прорвать фронт гипаспистов мощным ударом, расчленить его и уничтожить по частям. Но, как оказалось, этого не потребовалось — стоило только фиванцам приблизиться к македонскому отряду и ринуться в атаку, так же распевая песни и крича, как гипасписты подались назад. Они решительно отступали на север, пытаясь занять возвышенность. Беотарх Феоген крикнул своим войнам: «Не отставайте от врагов, пока не прогоним их до самой Македонии!». И ринулся преследовать отступающих.

Бой гвардии

Фиванцы, однако, так увлеклись атакой, что не заметили, как разрыв между основными силами и «Священным отрядом» резко увеличился. Это заметили остальные силы беотийского войска, которые начали сдвигаться в сторону своих гвардейцев, пытаясь ликвидировать брешь. В результате появился разрыв между беотийским корпусом и остальными греками, и войско эллинов представляло собой три отдельных отряда: фиванский эмболон, беотийский корпус и остальные греки. Этого и добивался Филипп.

Когда разрыв между «Священным отрядом» и остальными частями показался Филиппу достаточным, он скомандовал атаку. Гипасписты, имеющие десятикратное (!) превосходство, атаковали фиванцев, связали их боем, в то время как во фланг их атаковала конная гвардия гетайров. Фиванцы были мгновенно изрублены. В наши дни на месте битвы при Херонее нашли захоронение 257 воинов, которое как раз принято считать местом погребения «Священного отряда».

Одновременно с разгромом эмболона в атаку двинулись гоплиты Филиппа. Силам правого крыла удалось взять в клещи беотийский отряд, который не выдержал давления на фланг и бежал. Прочие греческие союзники бежали, фактически не вступая в бой.

5.5.jpg
Херонейский лев — памятник павшим в бою фиванцам «Священного отряда». (commons.wikimedia.org)

Победа досталась Филиппу. Как ни странно, македонский царь не стал преследовать отступающих греков и дал им возможность спокойно убежать. Это, однако, было частью всё той же программы замирения греков — Филипп не просто проявил великодушие, но и не хотел затягивать войну. Вскоре был заключен мир, и Греция пала к ногам Филиппа. Но уже через два года он будет убит, а во главе македонской державы встанет его молодой сын Александр.


Сборник: Пётр I

Первый российский император осуществил масштабные преобразования в культуре, промышленности и торговле, используя зарубежный опыт.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы