• 4 Декабря 2016
  • 35780
  • Павел Жуков

Мятеж на «Сторожевом»: Власть должна услышать правду

В начале ноября 1975 года в небо были подняты 18 бомбардировщиков. Их задача звучала предельно ясно: в Балтийское море вторглось иностранное военное судно, подлежащее уничтожению. Пилоты не знали, что бомбить им нужно было советский корабль, на котором поднял бунт замполит Саблин.

Читать

Увлеченный идеей

Валерий Саблин родился в 1939 году в семье потомственных моряков. Поэтому проблема выбора профессии перед ним не стояла. В 1960 году он окончил военно-морское училище имени Фрунзе, спустя 9 лет был принят в партию. После чего поступил в военно-политическую академию имени Ленина (окончил в 1973 году).


Валерий Саблин

Являясь убежденным коммунистом, Саблин искренне верил в идеи Маркса и Ленина, постоянно читал их работы, некоторые моменты конспектировал и даже заучивал. Уже тогда он начал понимать, что система власти в СССР требует изменений. Еще в начале 60-х годов Саблин написал письмо Хрущеву, в котором призывал его к пересмотру устава партии. Но та «бумажка» не вышла за пределы мурманского обкома. Более того, за свою наглость Валерий Саблин получил строгий выговор.

После этих событий потомственный моряк решил действовать более тонко. Первым делом, поступил в военно-политическую академию, «чтобы разобраться, что происходит в государстве».

На «Сторожевом»

7 ноября 1975 года страна отмечала 58-летие Октябрьской революции. По реке Даугаве прошли военно-морским парадом корабли краснознаменного балтийского флота. Лучшим из лучших тогда считалось новое противолодочное судно «Сторожевой». Оно ярко выделялось своими техническими характеристиками. Так, например, «Сторожевой» мог развить скорость до 32 узлов, а вооружению позавидовал бы самый продвинутый иностранный корабль того времени.

До этого «Сторожевой» уже успел походить и по Средиземному морю, и по Атлантическому океану. Ему даже довелось пару месяцев патрулировать прибрежные воды Кубы. Ну, а экипаж корабля по праву считался лучшим во всем балтийском флоте.

Вот так отзывался о своих подчиненных старпом «Сторожевого» Николай Новожилов: «Матросы были очень подготовленные. Полгода мы ходили на боевую службу и, в общем-то, морякам можно было много доверить, в частности рулевой был блестящим исполнителем мои приказов».

Новожилову повезло. В роковую ночь его не было на корабле. Капитан отпустил своего помощника к семье по личным причинам. О случившимся он узнал уже под утро, когда его в срочном порядке вызвали в штаб. Оказалось, что замполит поднял бунт и сумел захватить судно. И это сильно удивило старпома, ведь простые матросы к Саблину относились отрицательно.

Мятеж

К подготовке мятежа Саблин подошел основательно. Вечером после парада он организовал для подчиненных киносеанс — матросы смотрели «Броненосца «Потемкина». Они тогда еще не знали, что предприимчивый Саблин уже арестовал капитана корабля Анатолия Потульного. Точнее, просто запер его в каюте, чтобы не мешался. И пока матросы наблюдали за мятежом на экране, замполит накропал письмо родным. В нем он рассказал о том, что его мятеж необходим для пробуждения простого советского народа от спячки. Поскольку в стране начался застой, страшный своими губительными последствиями.

Когда с лирикой было покончено, Саблин собрал офицеров «Сторожевого» и сообщил им о мятеже. Для придания веса своим словам замполиту пришлось соврать. Он сказал, что капитан судна в курсе и одобряет такой поступок. Затем последовала длинная речь, смысл которой в том, что партия и правительство стали отходить от истинных мыслей Ленина по поводу строительства социализма.

Кстати, действовал Саблин не один. Был у него помощник — корабельный библиотекарь Александр Шеин. Он-то и охранял капитана.

Нужен прямой эфир

Далеко не все офицеры разделяли точку зрения Саблина. И пока тот пытался им доказать свою правоту, одному старшему лейтенанту удалось спустить лодку на воду и сбежать. Первым делом он, конечно, доложил о мятеже Саблина.


На берегу сначала этому не придали особого значения. Праздник, алкоголь, мало ли что стукнуло в голову захмелевшему замполиту? Сами разберутся. Но вскоре стало ясно — бунт настоящий, продуманный. А «Сторожевой» двинулся в сторону Ленинграда.

Глубокой ночью в штаб прибыл весь командный состав. Руководство из Москвы требовало разъяснения ситуации, но конкретики не было. Никто не верил, что мятеж — дело рук политработника.

Ситуация прояснилась около 4 часов утра, когда лично Саблин вышел в эфир. Он сразу заявил, что его деяние носит политический характер, а цель — «поднять голос правды». Саблин потребовал открыть ему путь на Кронштадт, признать «Сторожевой» независимой территорией и дать прямой эфир на телевидении.

Выполнять требования мятежника никто не собирался. По тревоге был тут же поднят 9-й авиационный полк, базировавшийся недалеко от Юрмалы.

Все попытки мирно договориться с Саблиным провалились. Он требовал выступления на телевидении и поддержки его «революции». И около 9 утра было принято решение — остановить корабль с помощью бомбардировщиков.


Поначалу «Сторожевому» повезло. Первая партия бомб цели не достигла. Саблин захотел поквитаться с «предателями» и отдал приказ ударить по самолетам из корабельных пушек. Но… оказалось, что кто-то испортил вооружение. Моряки просто не стали пачкать руки в крови своих же пилотов.

Одна бомба из второй партии цели все-таки достигла. «Сторожевой» встал. Воспользовавшись неразберихой моряки сумели освободить своего капитана и нейтрализовать Саблина. Оказавшись на свободе, Потульный вышел в эфир: «Прошу прекратить огонь. Взял власть в свои руки».

Итог «революции»

Саблин до последнего не верил в провал своего мятежа. Он надеялся, что власть прислушается и Брежнев вызовет его на разговор. Но ничего этого, конечно, не произошло.

Следствие провели в кратчайшие сроки. Экипаж «Сторожевого» расформировали, само судно перекинули на Камчатку. Под суд попали двое: Саблин и Шеин. 13 июля 1976 года замполита признали изменником Родины и приговорили к высшей мере наказания. Корабельный библиотекарь получил 8 лет тюрьмы.


распечатать Обсудить статью