• 27 Августа 2015
  • 24320

Как в России с мздоимством и лихоимством боролись

Читать

27 августа 1760 года Елизавета Петровна издала указ, запрещающий государственным служащим брать взятки. «Ненасытная жажда корысти, дошла до того, что некоторые места, учреждаемые для правосудия, сделались торжищем, лихоимство и пристрастие — предводительством судей, а потворство и опущение — одобрением беззаконникам», — укоряла чиновников императрица.

История взяточничества не уступает по древности истории человеческой цивилизации. Своими корнями мздоимство уходит в глубокое прошлое. Об этом свидетельствуют библейские изречения: «Князья твои законопреступники и сообщники воров; все они любят подарки, и гоняются за мздою…»; «Горе тем; которые за подарки оправдывают виновного и правых лишают законного!»

Иван III Васильевич. Портрет из «Царского титулярника», XVII век.jpg

Иван III Васильевич. Портрет из «Царского титулярника», XVII век

Взяточничество упоминается в русских летописях XIII века. Первое законодательное ограничение мздоимства принадлежит Ивану III. Его внук Иван Грозный в 1561 году ввел «Судную грамоту», которая устанавливала санкции в виде смертной казни за получение взятки судебными чиновниками местного земского управления. Она гласила: «А учнут излюбленные судьи судити не прямо, по посулам, а доведут на них то, и излюбленных судей в том казнити смертною казнью, а животы их велети имати да отдавати тем людям, кто на них донесет».


Ко времени Алексея Михайловича Романова относится практически единственный народный бунт антивзяточнической направленности. Он произошел в Москве в 1648 году и закончился победой москвичей — хотя часть города сгорела вместе с немалым количеством мирных жителей, следует отметить, что царем были отданы на растерзание толпе два министра-взяточника — глава Земского приказа Леонтий Плещеев и глава Пушкарского приказа Петр Траханиотов.

Вопросы уголовной ответственности за взяточничество нашли отражение в принятом в 1649 году «Соборном уложении». Статьи 5 и 7 предусматривали уголовную ответственность за получение взятки судебными чиновниками, а статья 6 расширяла круг субъектов, подлежащих ответственности: «Да и в городах воеводам и диаком и всяким приказным людям за такие неправды чинити тот же указ».

Петр I. Мозаика М. В. Ломоносова, 1754 год.jpg

Петр I. Мозаика М. В. Ломоносова, 1754 год

При Петре I расцвели и взяточничество, и жестокая борьба царя с ним. Петр старался всеми возможными методами и средствами навести порядок в делах государственной службы империи, воздействуя на мздоимцев, лихоимцев и вымогателей. Однако принимаемые им меры положительного эффекта не дали. В целях предупреждения взяточничества и других корыстных злоупотреблений по службе он ввел новый порядок прохождения государственной службы для воевод, которые не могли находиться на этой должности более двух лет. Данный срок мог быть продлен только в том случае, если имелась письменная просьба жителей города о том, чтобы данное должностное лицо продолжало исполнять свои обязанности.


Учитывая распространенность взяточничества как наиболее опасной формы корыстного злоупотребления по службе, указом от 23 августа 1713 года Петр I ввел, наряду с получением взятки, уголовную ответственность за дачу взятки: «Для предотвращения впред подобных явлений велю как взявших деньги, так и давших положить на плаху, и от плахи подняв, бить кнутом без пощады и сослать на каторги в Азов с женами и детьми и объявить во все города, села и волости: кто сделает это впред, тому быть в смертной казни без пощады».

Однако усиление уголовно-правовых санкций за взяточничество не дало существенных изменений в деятельности госорганов. Взятки продолжали брать и давать. Даже введение в 1713 году нормативного акта, по которому лицу, заявившему на чиновника-мздоимца, доставалось все движимое и недвижимое имущество этого лица, а в случае если это сделает достойный гражданин, то ему доставался и чин лица, не стали переломными в борьбе со взяточничеством.

Портрет Екатерины II. Ф. С. Рокотов, 1763 год.jpg

Портрет Екатерины II. Ф. С. Рокотов, 1763 год

Характеризуя период правления Петра I, Василий Осипович Ключевский указывал: «При Петре I казнокрадство и взяточничество достигли таких размеров не бывалых прежде — разве только после».

В период правления Екатерины II санкции за взяточничество были не столь суровы, как при Петре I, хотя распространенность взяточничества в органах власти в это время была также великой. Императрица в большей степени уделяла внимание не ужесточению мер за совершение корыстных злоупотреблений по службе, а обеспечению принципа неотвратимости наказания за их совершение.

На протяжении всего царствования дома Романовых коррупция оставалась немалой статьей дохода и мелких государственных служащих, и сановников. Например, канцлер Алексей Петрович Бестужев-Рюмин получал за службу Российской империи 7 тысяч рублей в год, а за услуги британской короне (в качестве «агента влияния») — 12 тысяч.


Ужесточение и широкое применение карательных мер не привели к сокращению количества взяток, поэтому в царской России стали изыскивать новые подходы к борьбе с лихоимством.

В 1845 году Николаем I было утверждено «Уложение о наказаниях уголовных и исполнительных», которое регулировало ответственность чиновников за мздоимство и лихоимство. Была, однако, небольшая странность в этом документе: в нем не было дано четкого определения этим понятиям. Отсюда и очень расплывчатые наказания — от денежного штрафа до лишения должности, а при особо грубых нарушениях — арест, лишение имущества и каторжные работы.

Уголовный кодекс РСФСР 1922 года.jpg

Уложение о наказаниях уголовных и исполнительных, 1845 год

Начало правления Александра II ознаменовалось систематическими публикациями имущественного положения чиновников государства. Примерно раз в 1 — 2 года публиковались книги, которые назывались «Список гражданским чинам такого-то ведомства». В этих томах содержались сведения о занимаемой должности и службе чиновника, его жаловании, наградах, взысканиях, размере его имущества и «состоящее за женой» — как наследственное, так и приобретенное. Книги с информацией о госслужащих были общедоступны. Любой желающий, имея такой «Список», мог сравнить то, что декларирует чиновник, и картину его имущественного состояния в реале.

В 1866 году вышла новая редакция «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных». В нем давались развернутые пояснения и комментарии к статьям о взятках и предусмотренных за них наказаниях.

Александр III тоже внес свою лепту в борьбу со взяточничеством. Особенно следует отметить большой вклад царя в искоренение злоупотреблений на железных дорогах. Александр постановил отказаться от практики частных концессий на эксплуатацию железных дорог. Результат этой меры сказался очень быстро — казна прекратила нести огромные убытки, исчезли «железнодорожные короли», финансовые интересы которых были тесно связаны с деятельностью крупных российских чиновников. На освободившиеся деньги стали строиться новые железнодорожные линии, и были введены единые тарифы на этот популярный транспорт.


При Николае II было создано новое «Уголовное уложение». По сравнению с предыдущими законодательными актами этого толка оно было проработано намного лучше в отношении борьбы со взяточничеством, рост которого в начале XX века был связан с увеличением числа чиновников, военными заказами, различными сделками с недвижимостью и эксплуатацией участков с полезными ископаемыми. Коррупция возросла в разы во время русско-японской войны. Это вынудило царское правительство принять дополнительные меры по усилению ответственности за получение взяток в военное время. Если чиновники попадались на лихоимстве в этот период, то на них не распространялись никакие амнистии. Они проводили время, занимаясь трудотерапией на каторге от звонка до звонка. В 1911 году министр юстиции Иван Григорьевич Щегловитов внес на рассмотрение законопроект «О наказуемости лиходательства». Дача взятки в нем рассматривалась как самостоятельное преступление. Однако царь не дал ходу этому проекту, поскольку, с его точки зрения, этот документ мог «затруднить борьбу» с коррупцией.

Уголовный кодекс РСФСР 1922 года.jpg

Уголовный кодекс РСФСР 1922 года

Большевики, придя к власти, в мае 1918 года издали декрет «О взяточничестве», предусматривавший пятилетний срок заключения и конфискацию имущества. Одновременно с этим дела о взяточничестве были переданы в ведение революционных трибуналов, так как приравнивались к контрреволюционной деятельности. Уголовный кодекс 1922 года предусматривал за это преступление расстрел. Строгость наказаний росла постоянно, но ограничивало масштабы мздоимства иное: тогда господствовал «военный коммунизм», денежное обращение практически отсутствовало, а функции органов управления были неопределенными, и часто оставалось неясным, кому именно следует давать. «Давали», кстати, тогда в основном изделия из драгоценных металлов и мешки зерна, которыми расплачивались за возможность ввезти продовольствие в город. Позже, при НЭПе, контролирующие предпринимателей чиновники вернули свое, оттянувшись по полной.


Советская история борьбы со взятками мало отличается от того, как боролись с этим злом прежде. Наказания розгами не применяли, зато полюбили кампании. В одном из циркуляров Наркомюста 1927 года предписывается: «В течение месяца… повсеместно и единовременно назначить к слушанию по возможности исключительно дела о взяточничестве, оповестив об этом в газете, дабы создать по всей республике впечатление единой, массовой и организованно проводимой судебно-карательной кампании». Поскольку взяточничество считалось буржуазным пережитком, было принято говорить, что по мере строительства социализма это явление исчезает. Но благополучно пережив время царское и советское, мздоимство в нашей стране явно не собирается исчезать.

распечатать Обсудить статью