Есть категория фильмов, о которых все думают, что у них точно есть «Оскар» в категории «лучший фильм». Согласитесь, не может не быть высшей кинематографической награды у культовых «Поющих под дождём» и «Эта замечательная жизнь», у классики — «Однажды в Америке» и «Таксиста», у повлиявших на весь кинематограф «Психо» и «Леон». Но в год выхода они так и не были признаны лучшими. В этом ряду великолепных неудачников стоит и «Побег из Шоушенка». Конечно, когда в одной номинации с тобой представлены «Форрест Гамп» и «Криминальное чтиво», соревноваться сложно, но фильм Фрэнка Дарабонта не получил вообще ни одной статуэтки.

Верный режиссёр Стивена Кинга

Удивляет ещё больше, что фильм «Побег из Шоушенка» стал полноценным режиссёрским дебютом Фрэнка Дарабонта. Это сегодня его называют мастером экранизаций произведений Стивена Кинга. А когда в 1987 г. он купил права на экранизацию рассказа «Рита Хейворт и спасение из Шоушенка», никто и не представлял, на что способен этот сценарист, решивший сесть в режиссёрское кресло. Первую короткометражку (кстати, тоже по Кингу) он снял в 1983-м, её приняли хорошо, но слава была негромкая. За этим последовала телевизионная картина «Заживо погребённый», наполненная такими сюжетными поворотами, что диву даёшься: тут и действительно погребённый заживо муж, и его изощрённая месть неверной жене, и даже бокал с ядом, полученным из аквариумных рыб. Дарабонт вообще был успешен в жанре хоррора, писал сценарии к «Кошмару на улице Вязов-3», «Байкам из склепа» и другим подобным картинам.

1.jpg
Фрэнк Дарабонт. (Wikimedia Commons)

Фрэнку повезло, что Стивен Кинг всегда старается поддерживать начинающих авторов. Хорошо известно, что дебютантам король ужасов продаёт права на экранизацию своих произведений всего за доллар, и Дарабонт этим воспользовался. Права на экранизацию рассказа «Рита Хэйворт и спасение из Шоушенка», впрочем, обошлись в 5000 долларов, но сумма тоже была подъёмная. Необычным был выбор темы: «Шоушенк» входит в сборник «Четыре сезона», произведения которого посвящены не кошмарам, а вполне реалистичным сюжетам, где первенство отдано человеческим чувствам и эмоциям.

История одного побега

Источником вдохновения для Кинга стал роман Дюма «Граф Монте-Кристо». Рассказ ведётся от лица Эллиса Реддинга, приговорённого к трём пожизненным заключениям. Он отбывает срок в тюрьме Шоушенк и знакомится там с Энди Дюфрейном, который сидит за убийство жены и её любовника, но утверждает, что невиновен. Он выделяется на фоне других заключённых независимым характером и привлекает внимание Реддинга тем, что просит достать ему необычные вещи, например геологический молоток и плакат с изображением актрисы Риты Хейворт.

Как-то раз Дюфрейн слышит разговор двух охранников о том, какие проблемы возникают с налогом на наследство. Будучи финансистом, Энди помогает им, а потом к нему начинают обращаться и другие представители тюремной администрации. Как ценного специалиста, Дюфрейна переводят в библиотеку на сравнительно лёгкую работу, и он начинает оказывать финансовые услуги тюремщикам. А надо сказать, что они реализуют немало серых денежных схем.

В итоге оказывается, что за 18 лет, проведённых в тюрьме, Энди успел сделать подкоп, который никто не заметил. Вход в лаз закрывал тот самый плакат Риты Хейворт, а со временем камеру Дюфрейна перестали обыскивать: ведь он был «свой» для администрации. В один прекрасный день Энди бежит, и найти его не могут: он тщательно подготовился к исчезновению. Реддинг, которого выпускают условно-досрочно, присоединяется к Энди, так как тот рассказал ему, где и как его можно найти.

В сценарии сохранились все основные сюжетные ходы и большинство деталей, существенных отличий картины от литературного источника нет. Дарабонту, впрочем, пришлось дописать достаточно много диалогов. Но сохранилось основное настроение первоисточника — книга Кинга рассказывала о человеческом достоинстве, о том, как важно его сохранить, где бы ты ни находился, и о свободе.

Сложные съёмки и провальный прокат

Сценарий очень понравился продюсерам, особенно Лиз Глоцер, которая вообще любила фильмы на тему тюрьмы, побегов и прочего. Но понравился он и режиссёру Робу Райнеру, который был куда более знаменит, чем Дарабонт. К тому времени он, помимо других фильмов, уже снял лиричный «Останься со мной» и жуткий «Мизери» по произведениям всё того же Кинга. Райнер пытался выкупить сценарий за несколько миллионов, главную роль он планировал отдать Тому Крузу. Студия тоже хотела более опытного режиссёра, взамен Дарабонту предложили профинансировать любой другой проект. Сценарист не уступил, и продюсеры пошли на риск.

Последовали поиски актёров, и начали с Реддинга, Рэда. На роль рассматривали Роберта Дюваля и Джина Хэкмена, но потом появилась кандидатура Моргана Фримена, обладателя магического голоса. Это было важно, так как актёру предстояло записывать закадровый текст. Фримен и сам хотел сниматься, ему очень понравился сценарий: «Сценарий был абсолютно замечательный. Я позвонил агенту и сказал, что хочу играть в фильме: роль не важна». Второго главного героя могли сыграть Том Хэнкс или Кевин Костнер, но оба отказались. Не вышло и с Крузом: он был готов сниматься, если режиссёром будет Райнер. В итоге появился Тим Роббинс, который в основном был известен как актёр второго плана, но как раз в тот момент набирал популярность. На одну из ролей чуть не взяли Бреда Питта, но тот не хотел играть небольшую роль. Что интересно, агенты пытались устроить на пробы множество известных актрис: из-за заглавия оригинального рассказа думали, что это будет байопик о Рите Хейворт. Именно поэтому название пришлось менять уже на старте.

2.jpg
Тим Роббинс, 2008 г. (Wikimedia Commons)

Съёмки шли в настоящей тюрьме города Мансфилд, которая к этому моменту заключённых уже не принимала — условия в ней были слишком суровыми. Кинематографисты не первый раз выбирали её как декорацию: на территории тюрьмы было несколько весьма колоритных готических построек. В частности, здесь снимали «Танго и Кэш», фильм, над которым начинал работать Андрей Кончаловский.

«Побег» сняли всего за три месяца, но работали в нечеловеческом режиме: 6 дней в неделю, смены продолжались по 15−18 часов. От этого на площадке возникали конфликты: нервы не выдерживали от усталости. Отсутствие достаточного опыта у режиссёра приводило к тому, что многие сцены снимали не с первого и даже не с пятого дубля. В том числе в брак ушла вся первоначально сделанная запись закадрового голоса Фримена. Уже на финише кое-какие существенные изменения попросили внести продюсеры. В частности, фильм сократили (первая версия шла 2,5 часа), а также изменили финал. Ни в рассказе Кинга, ни в сценарии не было момента встречи Дюфрейна и Реддинга на свободе, но продюсеры решили, что так будет лучше.

Но чтобы понравиться зрителю, фильм должен был до него дойти. Никакого интереса к картине публика не проявила, на первый сеанс было куплено два билета, да и то Дарабонт и Глоцер просто уговорили случайных прохожих сделать это, чтобы не отменять показ. Бюджет «Побега» составил 25 млн долларов, собрали в прокате только 18. Рецензии тоже были так себе — авторов картины упрекали в романтизации тюремного быта. Морган Фримен выдвинул свою версию неуспеха: «Никто не мог выговорить фразу «Побег из Шоушенка». Всё на свете продаёт сарафанное радио. В случае с этим фильмом ваш друг мог прийти и сказать: «О, чувак, я смотрел тот фильм. Погоди, как он назывался? Шоушенк, Шоушамк, Шоушимк? Как-то так. В любом случае, он был крутым». Так рекламу не сделаешь».

3.jpg
Морган Фриман, 1998 г. (Wikimedia Commons)

Несмотря на то, что на церемонии вручения «Оскара» в тот год «Шоушенк», что называется, прокатили (семь номинаций, ни одной награды), публика не могла не запомнить название, которое столько раз повторили со сцены. В итоге после выпуска на видеокассетах это стал самый арендуемый фильм, а потом его неоднократно показывали по ТВ. Именно тогда аудитория его, что называется, «рассмотрела», и картина стала культовой.

Сегодня критики пишут, что причина популярности «Побега» в его теме: стремление к свободе, сохранение чувства собственного достоинства, унижение и пути его преодоления… Это действительно так. Желанную физическую свободу герой Тима Роббинса обретает только в финале, но все те годы, что он провёл в тюрьме, он сохранял свободу внутреннюю. Конечно, в этом была романтизация, в которой обвиняли картину, но фильм и не имел задачи рассказать о настоящей тюрьме. Он давал надежду любому человеку, в какой бы сложной ситуации он ни находился. Не случайно одной из самых знаменитых цитат картины стали слова: «Надежда — хорошая вещь, наверное лучшая из вещей, а хорошие вещи не умирают».


Сборник: Дмитрий Донской

В его правление была значительно расширена территория Московского княжества. За победу в Куликовской битве он был прозван Донским.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы