«Когда же наконец недруги замирились, и те, кто ещё оставался в живых, снова возвращались в свои пенаты, оказалось, что тех, кто не оплакивал бы и сохранил всех своих близких, нашлось совсем немного». Эта цитата из детской сказки Сакари Топелиуса «Берёза и звезда» довольно точно описывает ситуацию в Финляндии после окончания Великой Северной войны. Конфликт добрался до Суоми лишь в 1713 году, однако несколько лет боёв и оккупации дорого обошлись местному населению. До сих пор этот период истории в Финляндии называют Isoviha — «Великое лихолетье».

Завоевание Финляндии

Технически война на территории Суоми, принадлежавшей в то время Швеции, началась в 1710 году. После победы в Полтавском сражении русская армия продолжала развивать свой успех, действуя на нескольких театрах военных действий. Одним из них стал Карельский перешеек — летом 1710 года после второй попытки (первая состоялась ещё в 1706-м) войска Фёдора Апраксина смогли взять Выборг. После этого тем не менее Пётр I не стал двигаться вглубь страны, резонно считая, что Финляндия на данном этапе противостояния ему не нужна.

Ситуация изменилась через несколько лет. Несмотря на поражения, шведы никак не шли на мирные переговоры. В этих условиях русский царь решился на захват Финляндии. Присоединять её (кроме Карельского перешейка с Выборгом и Корелой) он не собирался — Суоми в этой ситуации должна была стать разменной монетой в будущем урегулировании отношений между странами.

1.jpg
Фёдор Апраксин. (Wikimedia Commons)

При этом в самой Финляндии складывалась тяжёлая ситуация. Большинство жителей мужского пола служили в армии, в стране оставались женщины и дети, обременённые налогами и содержанием шведских сил, хоть и малочисленных, но требовавших продуктов и фуража. Помимо этого, осенью 1710 года в города Финляндии пришла чума, унёсшая жизни тысяч человек.

Весной 1713 года русские войска генерала Апраксина при поддержке флота начали наступление на шведские силы, которыми командовал Карл Густав Армфельдт. Малочисленные скандинавы не смогли оказать противнику сопротивления. В нескольких прямых битвах шведская армия потерпела поражения и оставила южную часть Финляндии. В следующем 1714 году Апраксин продолжил наступление на север и смог взять город Вааса. Вся Финляндия оказалась под контролем России.

Усмирение страны

Если присоединение Карельского перешейка было уже делом решённым (Пётр I активно раздаривал земельные участки дворянам на этих территориях), то в Финляндии установилась временная военная администрация, установившая достаточно жёсткий режим контроля, в особенности в западной части страны. Именно отсюда планировалось развернуть дальнейшие военные действия против Швеции.

Финское ополчение, набранное шведами, практически не снабжалось, из-за чего под конец активных боёв оно разошлось по домам, захватив с собой выданное властями оружие и боеприпасы. Русские власти предпринимали меры для его изъятия, что сопровождалось жестокостью, в особенности если к делу подключались казаки, забиравшие из домов фураж и продовольствие. В финских народных преданиях остались воспоминания о тех временах: «В Гамла-Карлебю (современная Коккола) людей забивали, как скот, так что кровь и трупы были видны повсюду на улицах. Всё ценное забиралось врагом. Они даже залезли на приходскую колокольню, чтобы снять колокола, но взяли только самый маленький колокол». Или другой эпизод, также оставшийся в финском фольклоре и посвящённый казакам: «Не щадили даже детей, убивая их жестоким образом. Или их пронзали пиками в колыбелях, либо вынимали из колыбелей и ударяли о стену». Часто такие жестокости были ответом на партизанские действия. Многие финны с оружием в руках ушли в леса и нападали на казачьи разъезды или колонны солдат. Потерявшие товарищей, казаки обходились с «пособниками» партизан с максимальной жестокостью.

Особенно сильно пострадала Эстерботния, самая крупная провинция шведской Финляндии. По приказу Петра I русские войска фактически выжгли десятимильную полосу для затруднения шведских операций в регионе, однако в ходе разорения погибли тысячи финских жителей, в том числе и беженцев, которые не успели переправиться в Швецию.

2.jpg
Пётр I. (Wikimedia Commons)

Тех, кто оставался в живых, ждала незавидная участь. Женщины часто становились проститутками, обслуживавшими русские войска, расквартированные в Финляндии. Об этом свидетельствуют исторические источники. Среди них одно из писем безымянного русского полковника: «Приказал господин полковник у вас просить, ушли у него три девки, а, чаю, ваша милость знаешь сам оных девак, которые жили при господине полковнике. <…> Пожалуй, постарайся как можно, за что господин полковник сам рад служить вашей милости». Поскольку практически все протестантские пасторы либо бежали в Швецию, либо попадали в плен к русским, очистить своё доброе имя у наложниц поневоле не получалось, из-за чего они впоследствии становились изгоями.

Другие жители насильно уводились в Россию. Некоторые из них становились крепостными у захвативших их в плен офицеров и оставались при имениях. Однако тысячи людей (по разным подсчётам, от 10000 до 20000) были отправлены на строительство Санкт-Петербурга.

Стоит отметить, что разорения и грабежи были нормой в войне тех времён и совершались чаще всего по прямым приказам начальства. В иных случаях, если казаки или обычные солдаты занимались самоуправством, их ждало серьёзное наказание. Однако чаще всего за недостатком времени и средств расследования завершались безрезультатно.

Историческая память

В 1717 году администрация в Финляндии была реорганизована из военной в гражданскую. На страну распространилась российская налоговая система, а местных старост назначали из финнов. Однако мало кто горел желанием работать с захватчиками, памятуя о том, как казаки и солдаты зачастую обходились с мирными жителями. Хотя в наши дни многие финские историки говорят о том, что сообщения о самых жестоких пытках (например, с отрезанием груди женщинам) не имеют под собой оснований.

3.jpg
Турку в 18-м веке. (Wikimedia Commons)

В 1721 году Северная война закончилась победой России и подписанием мирного договора. Финляндия вновь перешла под контроль Швеции. Однако война ушла из Суоми ненадолго. За 18-й век Санкт-Петербург и Стокгольм ещё дважды выступят друг против друга. Финляндия перестанет быть ареной боевых действий лишь в начале следующего столетия, после присоединения к Российской империи.

События «Великого лихолетья» прочно вошли в историческую память финского народа. В конце 19-го и начале 20-го веков, когда Санкт-Петербург проводил попытку русификации великого княжества, события Северной войны вновь стали актуальными в формировании антирусского нарратива. Он продолжал жить и после получения Финляндией независимости в 1917 году. Казаки и солдаты, убивающие мирных жителей, стали составной частью образа «рюсся».

Источники

  • Шкваров А. Казачество эпохи Петра Великого. Конец «вольностям» казачьим. СПб., 2012.
  • Вихавайнен Т. Восточная граница исчезает. Два столетия России и Финляндии. СПб., 2012.

Сборник: Буры

В 17-м веке голландские поселенцы прибыли в район мыса Доброй Надежды. Эти несколько семей стали основателями будущей нации африканеров.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы