Торговля на любой вкус

В 18−19 вв. торговые предприятия в больших городах имели самые разные формы. Возьмём, к примеру, Москву. На Старой и Новой площадях (которые на протяжении истории менялись названиями) активно торговали с конца 18 в., когда перенесли сюда ряды с Манежной. Здесь стояли около 200 деревянных лавок и ещё 75 каменных, которые выдержали даже московский пожар 1812 г. Купить тут можно было не только новые вещи, но и дешёвые старые, именно сюда стекались старьёвщики со своими товарами.

«Интересную картину представлял «город», т. е. все торговые пункты центра Москвы, включая «Старую» и «Новую» площади, в конце августа и вначале сентября, когда купечество, закончив свои торговые дела на «Всероссийском торжище» — Нижегородской Ярмарке, возвращалось в Москву, — тогда во всех торговых пунктах служились торжественные благодарственные молебны с водосвятием перед иконами <…>. На «Старой» площади был развал-толкучка; сюда каждый день с раннего утра сходились скупщики старого-старья и разных домашних <…> У татар-старьёвщиков можно было встретить самые разнообразные вещи: — старомодный пуховый цилиндр, фрак или виц-мундир, вышедшую из моды дамскую шляпу с перьями и цветами, изъеденное молью меховое пальто, распаявшийся самовар и другие самые разнообразные вещи», — писал в книге «Ушедшая Москва» Иван Белоусов.

2.jpg
Вид Ильинских ворот Китайгородской стены со стороны Новой площади, Главархив Москвы. (mos.ru)

А ещё, по его воспоминаниям, были здесь съестные лавки, где можно было купить за 5 копеек полный обед, закутки мастеровых, трактиры, букинистические развалы — чего только не было.

Московские рынки и толкучки имели свою специализацию. Например, на Сухаревской торговали краденым: это знали и продавцы, и покупатели, а москвичи, как писал Гиляровский, ходили сюда искать похищенное у них. На Смоленском рынке собирались продавцы книг, потом они постепенно перебрались на ту же Сухаревку. Между Никольской и Ильинкой обосновались торговцы обувью, тканями и мехами, продавали оптом. Между Ильинкой и Варваркой работали оптовые торговцы чаем, бакалеей, хлопком. Возле Москворецкого моста продавали рыбу. И наконец, самые разные ряды были в центре, на Красной площади.

Но рынок был не единственной формой торговли. По городам открывали множество лавок, которые, в отличие от Европы, не вырастали в большие магазины. Как отмечает историк Лев Лурье, особенностью монополизации в российской торговле было не укрупнение предприятий, а увеличение их количества. В самом конце 19 в. на одного владельца лавки в среднем приходилось менее 5 наёмных работников, масштаб каждого отдельного магазина был скромный. Но было их немало: на 10 000 населения приходилось примерно 65 торговых точек.

Если проанализировать Положение 1898 г. о государственном промысловом налоге, то получается, что предприятия, занимавшиеся стационарной торговлей, делились на четыре вида: магазины и склады оптовой торговли, розничные и мелкооптовые магазины, мелкие лавки с одним торговым помещением (сюда же относились аптеки и небольшие трактиры и кофейни), а также совсем небольшие палатки, которые не требовали привлечения наёмных работников. Как мы видим, крупные магазины, которые выделялись в отдельную категорию, занимались исключительно оптовыми продажами. Аналогичных по масштабу розничных предприятий было крайне мало.

В то же время в Европе уже стали открывать универсальные магазины, когда на одной площади покупатель мог приобрести и булавки, и книги, и одежду. На лавры первого европейского универмага претендуют несколько торговых предприятий, но большинство исследователей сходятся на том, что это был лондонский Harding, Howell & Co. В нём было всего четыре отдела: меха и веера, ткани и галантерея, ювелирные изделия и часы, а также парфюмерия. В России на звание первого универмага также есть несколько кандидатов.

3.jpg
Помещения Harding, Howell & Co. (wikipedia.org)

«Кунст и Альберс»

Наиболее вероятным претендентом на лавры первого российского универсального магазина является «Кунст и Альберс», который открылся в 1884 г. во Владивостоке. Сегодня он известен как Владивостокский ГУМ. Его основали Густав Кунст и Густав Альберс. Оба выходцы из Германии, они познакомились в Китае, откуда и переместились во Владивосток. Вместе основали торговый дом, который стал одним из крупнейших в регионе и специализировался на поставках сюда европейских товаров.

В начале 1880-х оба партнёра по разным причинам покинули Россию, но фирма продолжала работать, руководил её деятельностью Адольф Даттан. Его можно было назвать олицетворением немецкого духа, хотя те, кто имели с ним дело, отмечали, что Даттан прекрасно знал все местные обычаи и традиции и при необходимости умело следовал им.

Именно под его руководством фирма открыла во Владивостоке удивительный магазин: на тот момент таких не было даже в Германии. Все материалы для строительства привезли из Европы, в том числе цветной кафель, кованые решётки, кирпич и цемент. Магазин открылся 1 апреля 1884 г., в нём было 18 отделов, купить тут можно было практически любой товар. В здании было паровое отопление, электрическое освещение, лифт и телефон — невиданное для тех времён техническое оснащение.

5.jpg
Торговый дом «Кунст и Альберс» во Владивостоке. (wikipedia.org)

Дела шли так хорошо, что в течение нескольких лет компания открыла универсальные магазины в Никольске-Уссурийском, Николаевске-на-Амуре, Александровске на Сахалине, Благовещенске, Хабаровске и т. д. Однако всё складывалось удачно ровно до начала Первой мировой: на волне антигерманских настроений компания была объявлена центром шпионажа, а Даттана арестовали и сослали. Решено было ввести внешнее управление, но этим планам помешала революция. В 1930-е годы бизнес «Кунст и Альберс» в России перестал существовать, однако китайский филиал действовал ещё некоторое время. Сегодня историки полагают, что российское отделение «Кунст и Альберс» пало жертвой конкурентной борьбы и специально организованной кампании в прессе.

«Мюр и Мерилиз»

Если во Владивостоке крупный торговый центр открыли немцы, то в Москве это сделали шотландцы. В 1885 г. в первопрестольной появился «Мюр и Мерилиз» (ЦУМ). Основатель Арчибальд Мерилиз работал в Петербурге на разные компании, а его шурин Эндрю Мюр отправился в Россию, когда Арчибальд решил открыть собственное дело. Товарный знак «Мюръ и Мерилизъ» компаньоны зарегистрировали в 1857 г., компания сначала работала в столице, потом переехала в Москву, где занималась оптовой продажей галантереи.

4.jpg
Эндрю Мюр и Арчибалд Мерилиз. (wikipedia.org)

Однако галантерея — это товар, который охотно купят и в розницу, поэтому предприниматели решили открыть большой магазин по примеру европейских. Для этого приобрели участок на Театральной площади, и в новое помещение со стеклянным куполом «Мюр и Мерилиз» въехал в 1885 г. Арчибальд Мерилиз к этому моменту уже скончался, однако название осталось. Компаньоном Мюра стал Уолтер Филипп.

Новая форма торговли оказалась очень популярна и востребована, начав с женских шляп и галантереи, предприниматели открывали новые секции одну за другой. Они торговали женской одеждой и обувью, посудой, спортивными товарами и т. д. В продаже было практически всё, что требовалось покупателям среднего класса, кроме продуктов. Беспрецедентным был и уровень сервиса: между этажами ходили лифты, продавцы вели себя безукоризненно, товары можно было заказать по каталогу и получить по почте. Новшеством для московской публики были фиксированные цены: у «Мюра и Мерилиза» не торговались, как в лавочках или на базаре. Так что шутка про то, что московский покупатель должен особенно чтить одиннадцатую заповедь «Не зевай», тут теряла актуальность.

Магазин дважды пережил большие пожары — в 1892 г. и в 1900-м. Но если в первый раз огонь повредил в основном товары, то во второй раз уничтожил практически всё, остались только стены. Но не было бы счастья — да несчастье помогло. Уолтер Филипп решил отстроить новое семиэтажное здание, и именно тому пожару мы обязаны изысканным строением в готическом стиле, где сегодня располагается ЦУМ.

Верхние торговые ряды

Стоит ли говорить, что одним из самых привлекательных мест для московской торговли была Красная площадь и ближайшие к ней улицы. Торговые ряды тут строили чуть ли не с 14−15 вв., место было одним из самых бойких в Москве, и когда ряды пришли в негодность, торговцы отказывались их покидать.

Московская дума ещё в 1840-е признала, что с торговлей на Красной площади надо что-то делать. Добровольно уходить с насиженных мест коммерсанты не собирались. Тогда в 1888 г. вдоль Кремлёвской стены поставили специальные павильоны, в которые предлагали перенести магазины на время ремонта. Предписание снова никто не торопился выполнять. В итоге просто вызвали полицию и стали заколачивать лавки. Вот тут купцы поняли, что за дело взялись серьёзно.

Коммерсантов обязали создать акционерное общество «Верхние торговые ряды», акций выпустили более чем на 9 млн рублей. Кто не желал вступать в него, мог продать лавку городу. А те, кто не могли или не хотели принять ни одно решение, рисковали принудительно лишиться имущества, и цена выкупа далеко не всегда была высокой.

Конкурс, объявленный на строительство новых торговых рядов, выиграл архитектор Александр Померанцев. Ему удалось возвести настоящий храм торговли: о прежних низких и узких рядах тут ничто не напоминало. Более того: от первоначального проекта отступили, и в итоге фасад «выдвинулся» на площадь примерно на метр по сравнению с планом. Но городские власти не стали требовать переделки и разрешили эту «вольность».

6.jpg
Новые Верхние торговые ряды. Открытка 1891—1908 гг. (wikipedia.org)

В 1893 г. Москва получила современный, большой, удобный магазин, который пришёлся по душе и покупателям, и продавцам. 322 отдела, около 1000 магазинов, промышленные товары, продукты, оптовая торговля. Здесь обосновались самые известные фирмы, для привлечения публики в Верхних торговых рядах создали и дополнительные сервисы: работали парикмахерская, почта, ресторан и даже дантист. Устраивали здесь и концерты — невиданная по тем временам опция. А если были претензии, то можно было написать их в книгу жалоб — тоже новшество для российской торговли.

Торговый дом Гвардейского экономического общества

А что же столица? В Петербурге первый универсальный магазин появился позже, чем во Владивостоке и Москве. Торговый дом Гвардейского экономического общества, что на Большой Конюшенной, был построен только в 1909 г. Тогда открыли так называемый Большой зал, а ещё через четыре года — Малый зал.

Строили первый столичный универмаг не на бойком торговом месте, как, к примеру, Верхние торговые ряды. До магазина тут располагался извозчичий двор, а также гостиница. Но потом участок выкупило Гвардейское экономическое общество.

7.jpg
Торговый дом Гвардейского экономического общества в Петербурге. (citywalls.ru)

Открывали его сам военный министр Владимир Сухомлинов, а также командующий Петербургским военным округом великий князь Николай Николаевич. Военные подошли к делу основательно: здание получилось большое, поэтому здесь был и магазин, и мастерские, и столовая, и частные квартиры. Приоритет в обслуживании также отдавали военным, так что магазин получил прозвище «Гвардейская экономка».

Источники

  • С.И. Королёва Становление и развитие торговли XX века в лицах, 2016 г.
  • Л. Лурье Питерщики. Русский капитализм. Первая попытка, С-Пб., БХВ-Петербург, 2011 г.
  • Т.М. Китанина Россия. 1913 год. Статистико-документальный справочник, Российская Академия Наук, Институт Российской истории, С-Пб., 1995 г.
  • В.М. Бокова Повседневная жизнь Москвы в XIX веке, М., Молодая гвардия, 2010 г.
  • А. Чернега Дом Ленинградской Торговли, walkspb.ru

Сборник: Апартеид в ЮАР

Политика расовой сегрегации проводилась в стране с 1948-го по 1994 год и была завершена после избрания президентом ЮАР Нельсона Манделы.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы