В начале осени 1919 года большевики перебросили на Восточный фронт свежие части. Обеспечив себе значительное превосходство в живой силе, красные перешли в наступление. Александр Колчак оказался перед выбором: или сосредоточиться на обороне Омска, своей столицы, или провести эвакуацию и организованно отступить на восток. В итоге Верховный правитель не решил ни одной задачи, и время оказалось упущено. Стремительное продвижение красных к Омску обернулось катастрофическим поражением армии Колчака и драматическим отступлением, которое получило название Великого Сибирского Ледяного похода.

В ночь с 13 на 14 ноября части Красной армии, не встречая сопротивления, захватили станцию Омск. Командование белых не сумело ни подготовить отход солдат, ни помочь в эвакуации гражданского населения, ни обеспечить вывоз ценного имущества (кроме золотого запаса). В итоге красные захватили пять бронепоездов, около двухсот паровозов, множество боеприпасов и до 30 тысяч пленных (включая десять генералов). Примечательно, что командующим Восточным фронтом Красной армии был бывший царский генерал Владимир Ольдерогге, который блестяще спланировал и провёл Омскую операцию.

1.jpg
Александр Колчак. (Wikimedia Commons)

Колчак пытался создать линию обороны в районе Ново-Николаевска. Но белые вновь потерпели поражение. Причём сам командующий успел уехать в эшелоне с золотым запасом в Иркутск, а почти вся армия осталась без транспорта, без снабжения, зато под натиском наступающих красных.

В сложившихся условиях командование взял на себя генерал Владимир Каппель. Для начала он своим приказом разрешил всем колеблющимся сдаваться красным. А тем, кто был готов к продолжению сопротивления, предложил пробиваться на восток к Красноярску — пешком и на санях. Трудности перехода были усилены большим количеством гражданских, включая детей, которые следовали вместе с отступавшими белыми.

Очередным ударом для колчаковцев оказалось предательство генерала Бронислава Зиневича, командующего гарнизоном в Красноярске. В декабре 1919-го он поднял мятеж и вскоре перешёл на сторону красных. Штурм Красноярска измученными отрядами Каппеля, которые к тому же не имели артиллерии, привёл лишь к бессмысленным жертвам. И вместо ожидаемого отдыха в тёплых домах белые оказались вынуждены пробиваться по глубоким снегам вокруг города.

В начале января к востоку от Красноярска собралось до 30 тысяч белогвардейцев. Им предстояло пройти огромный путь до Иркутска. Из-за катастрофической ситуации со снабжением Каппель принял решение разделить свои силы и двигаться дальше несколькими колоннами.

2.jpg
Владимир Каппель. (Wikimedia Commons)

Сам Каппель отправился по самому трудному пути — по льду рек в сторону Канска, где на протяжении 90 километров вообще не было населённых пунктов.

В районе устья реки Кан часть белых под командованием генерала Александра Перхурова отправилась вдоль течения Енисея, чтобы пробиться на восток ещё более длинным путём. Преодолев по тайге больше трёх тысяч километров, не раз пробиваясь с боями, остатки отряда в середине марта вышли к своим в районе Читы.

Основные силы белых в середине января вышли к Канску. Но гарнизон города перешёл на сторону красных. И Каппель, к тому времени тяжело больной, принял решение отказаться от штурма и обходить город с юга. В это время белые узнали о пленении Колчака в Иркутске.

22 января каппелевцы выбили отряды красных из Нижнеудинска и наконец-то смогли устроить небольшую передышку. На совещании старших офицеров было принято единогласное решение о штурме Иркутска ради освобождения Колчака. Через пару дней Каппель, предчувствуя близкую смерть, передал командование генералу Сергею Войцеховскому, который приказал продолжить движение на восток.

7 февраля большевики расстреляли Колчака. Штурм Иркутска потерял смысл. Войцеховский решил двигаться к западному берегу Байкала. Он знал, что на другом берегу железная дорога находится под контролем атамана Григория Семёнова, а значит, там — спасение. В середине февраля полуголодные, обмороженные люди вышли на байкальский лёд. Этот переход был последним тяжёлым испытанием для отступавших белогвардейцев и беженцев. До восточного берега дошли не все. Но те, кто добрался до станции Мысовая, действительно оказались спасены. Раненых, женщин и детей погрузили в заранее подготовленные санитарные эшелоны. Остальные люди вновь отправились пешком. И пройдя ещё 600 километров, добрались в начале марта до Читы.

Источники

  • «Дилетант» №36 (декабрь 2018)

Сборник: Личная жизнь Хрущёва

Своему окружению первый секретарь ЦК КПСС запомнился эксцентричными поступками.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы