Потребление алкоголя в СССР стало расти ещё с 1920-х гг., но особенно — после Второй мировой войны. В начале 1950-х гг. пили в среднем до 3,5 л спирта в год (на душу населения), в 1960-х — 10 л, а в 1970-е — уже по 12 л. По разным оценкам, накануне горбачёвской антиалкогольной кампании потребляли уже от 11,4 до 15,4 л спирта — что много настолько, что впору было констатировать: народ спился. Среди прочих факторов этому способствовала и торговля. Если разнообразие продуктов питания, одежды и бытовой техники на советских прилавках оставляло желать лучшего, то с напитками дело обстояло куда благополучнее.

Алкогольные напитки в СССР производились практически на любой вкус и кошелёк. К примеру, герой довлатовского «Заповедника» на первой же странице пьёт пиво и водку, то есть самое простое и доступное советскому человеку (о пиве в СССР мы писали отдельно). Но он — пьяница, к тому же небогатый. Деньги же могли удовлетворить и более взыскательный вкус. Скромный инженер Павел Арсентьевич из рассказа М. Веллера «Кошелёк» находит волшебный бумажник, в котором хрустящие банкноты появляются сами по себе — и вот он уже пьёт румынское вино «Старый замок», а затем марочный коньяк, шампанское, медовуху (закусывая осетриной) и «чёрный португальский портвейн по шесть пятьдесят бутылка» (закуривая кубинскими «Партагас»). Но так или иначе пили все — и интеллигенты за кафедральными шкафами, и алкоголики в подворотнях. А самым главным напитком, как ни крути, была водка.

Советская водка — от экспериментов к стандарту

Сперва пополнять казну за счёт выпивки советское правительство не собиралось. Народ занимался самогоноварением, что-то производили нэпманы, но относительно немного; как оказалось позднее, граждане готовы были потреблять больше. С 1924 г. государство постепенно берёт алкогольное дело в свои руки: по постановлению ЦИК и СНК СССР разворачивается производство виноградных вин крепостью до 12 градусов, пива, наливок, настоек, ликёров, коньяка и, конечно, водки. Правда, крепость водки ограничивалась 30 градусами, а это сильное отклонение от 40-градусного канона, но очереди за ней встали будь здоров! Тридцатиградусный напиток в народе быстро окрестили «рыковкой» — по фамилии председателя СНК Алексея Рыкова. В 1925 г. появилась и 38-градусная водка в бутылках по 0,1 л (такую прозвали «пионер»), 0,25 л («комсомолец») и 0,5 л («партиец»).

В 1930-е водочное производство расширилось, вернулась и 40-градусная водка, а рецептуру напитка стандартизировали. До войны все водки делали из зернового сырья (картофельные и прочие появились уже позднее) — пшеница, рожь, ячмень, овёс. Ректифицированный спирт очищали берёзовым и липовым углём. В 1948 г. технологии усовершенствовали: в дело пошли активированный уголь, песочно-кварцевые фильтры и смягчённая вода. Жёсткие стандарты производства обеспечивали водкам высокое качество, советские напитки с 1950-х гг. шли на экспорт и котировались на международном рынке как образец.

Фото 2.jpg
Советская реклама «Столичной». (flickr.com)

Ассортимент водок в Союзе 1960−1980-х гг. отличался неплохим разнообразием. Канону русского хлебного вина, по мнению историка В. Похлёбкина, соответствовала только «Московская особая» — 40-градусная чистая водка исключительно на ржаном сырье, идеал для традиционного русского закусочного стола с его жирной мясной и рыбной пищей, соленьями и пирогами. Прочие же отличались некоторыми рецептурными особенностями. К примеру, для изготовления той же знаменитой «Столичной» использовались пшеница и немного сахара (для смягчения вкуса); а «Пшеничная» и полностью изготовлялась на пшеничном сырье; 56-градусные «Крепкая» и «Охотничья», а также 45-градусные «Посольская», «Сибирская» и «Юбилейная» от канона отличались крепостью. «Русская» (появилась в 1970-е) на картофельном спирте перегонялась с небольшим добавлением корицы. В «Лимонной», «Зубровке», «Перцовке», «Старке» и «Петровской» содержались ароматические и вкусовые добавки. Всё это — самые известные марки, на этом ассортимент не заканчивается. На прилавках бывали «Столовая», «Кубанская», «Горiлка» и «Золотое кольцо», рижская «Кристалл Дзидрайс», таллиннская «Виру Валге» и другие напитки.

В средней полосе России к 1980 г. большая часть потребляемого спирта приходилась именно на водку (а алкоголики не чурались даже денатурата и одеколона, но учёт такого потребления статистикам недоступен). На втором месте стояло вино.

Вина СССР — от «бормотухи» до элитных марок

Масштабное производство вин в Советском Союзе началось в середине 1930-х гг., прежде всего на базе уже действовавших заводов — «Массандра», «Новый Свет», «Инкерман», «Абрау-Дюрсо» и других. Тогда же, например, появилось большое количество советского шампанского, изготовленного по новой технологии. Советские вина производили во всех подходящих для виноградарства регионах: южная Россия, Северный Кавказ, Украина и Крым, Грузия, Армения, Азербайджан, Молдавия, свои вина делали и в Казахстане, Таджикистане, Туркмении, Киргизии и Узбекистане.

Напиться вина можно было даже на рубль с небольшим. В число дешёвых «бормотух» входил легендарный 17−19-градусный «портвейн» «777» (он же «три топора», он же «очко») за 3 рубля 40 копеек, здорово подслащённый — до 10% сахара; производился он из самого простого сырья. Но «777» советского периода — ещё неплохой вариант; менее изысканные бормотухи — 19-градусный «Агдам» по 2,60, «Плодово-ягодное» (оно же «плодово-выгодное» в народе) — по разным ценам и рецептам, а также «Солнцедар» всего по 1,25. Их вкусовым качествам едва ли кто-то мог дать высокую оценку, зато радовала цена. Портвейны к 1980-м гг. пользовались большой популярностью, их советское заводы изготовляли сотнями миллионов декалитров.

Фото 4.jpg
Производился под разными этикетками разными заводами, это один из вариантов. (commons.wikimedia.org)

Среди недорогих вин (не креплёных) потребителю предлагались грузинские «Алазанская долина» и «Цинандали», армянское «Воскеваз», казахстанское «Семиреченское», киргизское «Волжское», украинское «Яблочне» и ещё множество марок. В ведущих винодельческих регионах (Грузия, Азербайджан, Армения и Украина) производилось по 26−28 марок вин, а в Крыму и вовсе 43: 10 столовых сухих, 1 херес, 15 портвейнов, 16 десертных.

Любовью (особенно у интеллигенции) пользовались более дорогие и тонкие вина: крымский кагор и кокур, портвейны и херес «Массандры», мускат и мадера, насыщенные грузинские «Хванчкара», «Ахашени» и «Гуджаани», сухие и полусладкие вина Армении («Айгешат») и Азербайджана («Кара-чанах», «Акстафа»). Попадали в Союз и зарубежные вина, в основном из социалистических стран — той же Румынии, например, но и стоили они, как правило, прилично.

Фото 7.jpg
Советские вина. (commons.wikimedia.org)

Довольно сильно виноградарство пострадало в ходе антиалкогольной кампании 1985 г. — самой непримиримой борьбы с пьянством в истории СССР (а боролись и в конце 1920-х, и в конце 1950-х, и в начале 1970-х гг.). Эта кампания оказала хороший эффект на производительность труда и здоровье населения: один факт снижения смертности от алкогольных отравлений чего стоит — от 38,5 тысяч смертей в 1984 г. до 11 тыс. в 1987 г.

Однако не обошлось без традиционных для отечественных реформ «перегибов». Некоторые сорта винограда уничтожили практически полностью. К примеру, плантации уникального и дорогого крымского «Чёрного доктора» до сих пор толком не восстановлены. Коньяки, наливки и настойки (менее популярные, чем водка и вино) тоже пострадали. Тогда и пригодились народу навыки домашнего винокурения; изготовление вина своими руками распространилось среди горожан ещё в 1970-е гг. в связи с «дачным бумом» — ведь на даче и яблоки есть, и черноплодка, и крыжовник, и прочие плоды и ягоды. Так что какие бы ни стояли времена на дворе и какие бы реформы ни шли, выпить советский человек мог.

Источники

  • Похлебкин В.В. История водки. М.: Центрполиграф, 2005
  • Клинова М.А. Современная отечественная историография потребления алкоголя жителями СССР (1940-е – конец 1980-х гг.) // Омский научный вестник. 2009, № 2 (76)
  • Лебина Н. Пассажиры колбасного поезда: Этюды к картине быта российского города: 1917 – 1991. М.: Новое литературное обозрение, 2019
  • Вино в СССР // Музей торговли (mintorgmuseum.ru)

Сборник: Апартеид в ЮАР

Политика расовой сегрегации проводилась в стране с 1948-го по 1994 год и была завершена после избрания президентом ЮАР Нельсона Манделы.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы