• 30 Марта 2019
  • 3880
  • Николай Разумов

Тридцать тиранов в Афинах

Кровавый эпилог Пелопоннесской войны.
Читать

После поражения Афин в Пелопоннесской войне победители навязали побежденным правительство, призванное уничтожить демократию. Его лидер Критий пытался превратить Афины в подобие Спарты и развязал политику террора.

У многих из вас, вероятно, появилась мысль, что слишком много гибнет народу, — больше, чем это необходимо. Но примите во внимание то, что так бывает при государственных переворотах всегда и везде. (речь Крития в труде Ксенофонта «Греческая история»)

Будущий лидер Тридцати Критий был потомком аристократического рода Кодридов. Члены этого рода были известны своими талантами, любовью к философии и литературе, а также аристократизмом и (некоторые из них) враждебностью к демократии.

Своими предками Кодриды считали царей Пилоса из поколения героев — Нелея и Нестора. Другим славным предком, давшим имя роду, был легендарный царь Афин Кодр, пожертвовавший собой в войне с дорийцами.

Из рода Кодридов вышел законодатель Солон, с ними состоял в родстве тиран Писистрат. Потомком другой ветви этого рода был Критий, друживший с Анакреонтом и противодействовавший демократической политике Фемистокла. Его сын Каллесхр был одним из лидеров олигархического переворота в Афинах 411 года до н. э.

1.jpg
Платон состоял в родстве с Критием. (wikipedia.org)

Еще один потомок этой семьи Хармид слушал лекции Сократа и увлекался философией. Платон сделал его героем своих диалогов. Мать самого Платона происходила из рода Кодридов.

Сын Каллесхра Критий продолжил дело отца. Как многие аристократы он, вероятно, получил домашнее образование у частных учителей. Позже он входил в круг молодых слушателей Сократа, затем — софиста Горгия. Платон писал о своем родственнике как о человеке, сведущем в философии. Критий писал элегии, трагедии и политические трактаты. Как многие аристократы, сын Каллесхра был «лаконофилом» — почитателем всего спартанского. Сохранились фрагменты его трактата «Лакедемонская полития», в которой он хвалит обычаи Спарты.

2.jpg
Сократ и Алкивиад. (brewminate.com)

Античные авторы писали о нем, как о мыслителе, который «не уважал богов». Сохранился фрагмент драмы Крития «Сизиф», где излагается теория происхождения богов. Согласно ей, сначала люди придумали законы, чтобы карать открытые злодеяния. Потом некий мудрец придумал всеведущих богов, вера в которых сдерживала людей от тайных преступлений и даже мыслей о них.

С юности устремления Крития были продиктованы честолюбием. Лекции философов он посещал, чтобы научиться ораторскому мастерству. Став другом полководца-аристократа Алкивиада, Кодрид оказался замешан в печально известный процесс «оскорбления герм».

Во время переворота 411 года до н. э. Критий поддержал олигархов, а после их падения убедил сограждан вернуть из изгнания Алкивиада. С этим связывают одно из нескольких сохранившихся стихотворений Крития, в котором он напоминает полководцу об этой услуге. После этого сын Каллесхра сам оказался в изгнании и вернулся только перед заключением мира.

Приход Тридцати к власти

В 405 году до н. э. афинский флот был уничтожен при Эгоспотамах. Спартанские войска с моря и суши блокировали Афины. В осажденном городе начали набирать силу сторонники олигархии.

3.jpg
Лисандр наблюдает за разрушением длинных стен Афин. (wikipedia.org)

Новые спартанские условия мира предполагали «безоговорочную капитуляцию» и уничтожение Длинных стен, обеспечивавших безопасность Афин и порта Пирея. Афиняне должны были уничтожить свои длинные стены, а также выбрать комиссию из тридцать граждан, которые должны были разработать законы «в духе старины», что предполагало ограничение демократии.
Первоначально в комиссию должны были входить сторонники Крития, сторонники Ферамена и сторонники демократии. Под давлением Лисандра членами правительства стали сторонники Крития и некоторое количество сторонников Ферамена.

Тридцать у власти

Первым делом Критий и его сторонники выбрали совет пятисот из избранной тысячи граждан. Была выбрана традиционная коллегия архонтов во главе с архонтом-эпонимом Пифодором. Именно «годом архонта Пифодора» для афинян будет правление Крития и его сторонников.

Члены коллегии одиннадцати надзирали за тюрьмами и казнили преступников или тех, кого называли таковыми Тридцать, а также руководили конфискацией их собственности. Коллегия десяти правила Пиреем и имела там те же полномочия казнить без суда неугодных. Ее членом (и возможно лидером) был кузен Крития Хармид. Уличной полицией и охраной правителей были триста биченосцев.

После прихода к власти Тридцать начали осуждать на казнь неугодных им людей. Первыми жертвами стали стратеги и таксиархи, выступавшие годом раньше против мирных переговоров.

После этого Критий объявил, что город должен быть очищен от преступников, а оставшиеся граждане должны быть направлены на путь доблести и справедливости. По приказу правителей были арестованы и казнены процветавшие при демократии сикофанты (доносчики). Афиняне даже одобрили это решение.

Мы помним, что Критий был горячим почитателем Спарты. Именно в подобие Спарты, а вернее своих идеализированных представлений о ней, он пытался превратить Афины. В Афинах Крития не было место царской власти, коллегии эфоров, а также илотам и жестоким криптиям. Но тиран попытался укоренить на каменистой аттической земле три элемента спартанского государства — герусию, сословие гомеев и сословие периэков.

Аналогом герусии должна была стать сама коллегия Тридцати. Через несколько месяцев правители составили список 3 тысяч афинян, которые отныне считались гражданами полиса. Эти афиняне становились аналогами спартанских «гомеев» («равных») или «спартиатов» — верхушки лакедемонского общества, его полноправных граждан.

Остальные жители Аттики становились аналогом спартанских периэков — лично свободных, но не имеющих политических прав жителей государства. Через некоторое время после составления списка 3 тысяч, не попавшие в него афиняне должны были покинуть город и переселиться в сельскую местность. Особый указ запрещал им отныне жить в пределах городских стен. У жителей города также было конфисковано оружие. Те из афинян, кто имели земельные наделы, должны были отныне жить там. Другие могли купить их или стать наемными сельскими работниками.

Тридцать отменили закон, ограничивающий власть аристократического совета Ареопага. Во внутренней политике Критий и его приверженцы начали открытый террор — по их приказам арестовывали и казнили неугодных им людей. Жертвами становились афиняне, популярные у сограждан, и личные враги членов правительства. Среди них были и люди из уважаемых в городе семей. Например, Никерат, сын погибшего на Сицилии полководца Никия.

Особой категорией жителей Афин были метеки, свободные люди не имеющие политических прав. Часто это были переселенцы, занимавшиеся в Афинах торговлей или ремеслом и сколотившие состояние. Любой из членов правительства имел право казнить метека и забрать себе его имущество.

Критий против Ферамена

После составления списка трех тысяч граждан назрел конфликт внутри правительства Тридцати. Единственным человеком в правительстве, кроме Крития, имевшим политический вес, был Ферамен.

Это одна из самых противоречивых фигур афинской истории. Ферамена уважал философ Сократ, Аристотель считал его одним из лучших государственных деятелей Афин, но многие современники не согласились бы с такой оценкой. Для них Ферамен был двуличным и беспринципным политиком.

Ферамен был одним из организаторов переворота 411 года до н. э., но позже принял участие в его свержении. Несколько раз он с успехом командовал флотом. В конце Пелопоннесской войны он проводил мирные переговоры в Спарте и по мнению современников сознательно их затягивал, чтобы доведенные до отчаяния афиняне приняли любые условия.

Ферамен предавал людей, но был верен своей идее — всю жизнь он пытался сделать Афины умеренной демократией, где политические права имели бы граждане, способные оплатить вооружение гоплита или всадника. Этой идее были одинаково враждебна и радикальная демократия конца Пелопоннесской войны и олигархический режим Крития. Желанием перестроить Афины под свой идеал Ферамен руководствовался, когда присоединялся к организаторам переворота Четырехсот и Критию. Конфликты с организаторами переворотов были вызваны пониманием, что ни Четыреста, ни Критий не помогут ему построить в Афинах строй, который он считал наилучшим.

4.jpg
Надгробие афинского всадника. (pinterest.ru)

Ферамен убеждал Крития, что олигархическому режиму нужна опора, а трех тысяч граждан для этого мало. Также он считал бессмысленным столько казней. Был созван совет, где оба лидера Тридцати могли высказать свои аргументы.

Первым на совете выступил Критий. Он заявил, что такое количество казней — необходимость, чтобы удержаться у власти. Критий заметил, что они казнят всякого, кто заподозрен во враждебности Тридцати, поэтому должны еще энергичнее преследовать тех, кто критикует их строй и происходит из их среды. После этого он открыто назвал Ферамена врагом режима и потребовал его казни.
Ферамен произнес ответную речь. Он заметил, что поддерживал Крития, когда тот казнил сикофантов и устанавливал новый порядок.

Но, продолжил Ферамен, преследование добропорядочных граждан сделало их противниками. Тем более, это могло настроить афинян против правительства. Сокращение числа граждан до 3 тысяч лишало государство опоры и делало его слабым. В конце Ферамен еще раз напомнил согражданам о своем идеале «гоплитской демократии».

Члены совета ответила на речь Ферамена одобрительным шумом. Критий понял, что проиграет голосование, и решил применить силу. Он расставил на возвышенностях около совета своих сторонников с оружием и объявил, что исключает Ферамена из числа трех тысяч, которые обладали неприкосновенностью.

Бывшего члена правительства приговорили к смертной казни через кубок с ядом. Современник этих событий Ксенофонт не был сторонником Ферамена и не раз писал о его неприглядных поступках, но при описании последних минут политика отметил его мужество. Ферамен выпил яд, плеснул остатки содержимого кубка на землю, как при игре в коттаб, со словами «Дарю это моему ненаглядному Критию» (эти слова произносили во время игры).

5.jpg
Коттаб — популярная игра во время греческих застолий. (wikipedia.org)

Падение Тридцати

После убийства Ферамена количество расправ над афинянами увеличилось. Многие бежали из Аттики и нашли убежище в соседних землях — Мегарах и Фивах. Именно в беотийских Фивах скрывался после установления в Афинах тирании Фрасибул, один афинских стратегов Пелопоннесской войны.

Зимой 403 года до н. э. он с 70 соратниками захватил афинскую крепость Филу. Отряды Тридцати осадили Филу, но защитники смогли отбросить их. Войско сторонников Крития разместилось в 15 стадиях от крепости. К Фрасибулу стали стекаться люди, готовые бороться за свержение тирании. Среди них были не только афинские граждане, но и метеки и рабы.

Когда в Филе собралось уже 700 воинов, Фрасибул ночью атаковал отряды сторонников Тридцати и обратил их в бегство. После этого его отряд, достигший уже 1000 человек, захватил порт Пирей.

После захвата Пирея Критий лично вывел против Фрасибула 3-тысячное войско, основой которого стали его полноправные граждане. Фрасибул выбрал для боя место, где его противники не могли реализовать численный перевес. К Фрасибулу прибывало много новых людей, но большинство из них имели только легкое вооружение, дротики и пращи.

Прорицатель в войске изгнанников предсказал, что они могут напасть на врага после того, как кто-то из них будет убит. После этого он вырвался вперед и в одиночку бросился на войско Крития. После этого Фрасибул и его сторонники атаковали врага и победили. В битве при Мунихии нашло смерть около 70 афинян, среди которых оказались сам Критий и его родственник Хармид.

Собрание трех тысяч граждан в Афинах отстранило от власти обезглавленное правительство Тридцати. Многие из полноправных граждан были замешаны в преступлениях Крития и его сторонников или просто не хотели расставаться с привилегированным статусом, поэтому продолжали борьбу с «пирейцами» и отправили послов в Спарту с просьбой о помощи. Уцелевшие члены правительства Крития и их сторонники нашли убежище в Элевсине.

От Спарты зависело, будет ли в Афинах восстановлена демократия, или власть снова получит правительство подобное Тридцати. Режим Крития получил годом раньше власть благодаря поддержке полководца Лисандра, благодаря усилиям которого была выиграна война. Через год влияние этого политика пошло на спад, и спартанцы начали «демонтаж» созданной им империи, где подчиненными городами управляли спартанские губернаторы-гармосты и «декархии» (советы десяти) из числа местных сторонников Лисандра. Вариантом такого режима была комиссия Тридцати.

Одновременно с этим произошли изменения в Афинах. Источники расходятся в показаниях. Или в городе произошел еще один переворот, и правительство десяти было заменено новым. Или просто были заменены несколько членов правительства, но у власти оказались люди, готовые заключить мир.

В Аттику прибыл с войском царь Спарты Павсаний, соперник Лисандра и противник его методов господства в Греции. Он добился примирения между Афинами и Пиреем. В Афинах восстанавливалась демократия, граждане получали обратно имущество, которое было отнято при Критии. Чуть позже афиняне приняли закон, по которому ни с кого нельзя было спрашивать возмездия за прошлое. Так сторонники Крития могли не опасаться за свою жизнь. Под суд в случае прибытия в Афины попадали только уцелевшие члены правительства Тридцати и бывшие при них начальники тюрем и правители Пирея. Но даже они получали возможность оправдаться, дав отчет о своей деятельности.

6.jpg
Награждение Фрасибула лавровым венком. (www.emblems.arts.gla.ac.uk)

В 401 году до н. э. объединенное войско афинян, бывших раньше и сторонниками Фрасибула, и «трех тысяч», выступило против засевших в Элевсине сторонников Тридцати. До боя не дошло, потому что, как равнодушно сообщает Ксенофонт, афиняне перебили вышедших на переговоры «стратегов элевсинцев». Возможно этими стратегами были уцелевшие члены тиранического правительства. После этого Элевсин вернулся в состав Афинского полиса, а афинская демократия существовала без угроз для себя еще 80 лет.

Критий вошел в историю как тиран и убийца, но для некоторых современников из числа аристократов он был героем. Платон не побоялся сделать своего родственника одним из героев «Диалогов». В частности, именно он главный рассказчик в диалогах «Тимей» и «Критий» (тех самых, которые рассказывают об Атлантиде). Это символично, потому что в описании Атлантиды видят критику современных Платону Афин.

7.jpg
Именно в уста Крития вложил Платон рассказ об Атлантиде. (civilizacionesantiguasyufologia.blogspot.com)

Друзья из числа сторонников олигархии заказали статую на могиле Крития виде персонифицированной Олигархии, поджигающей факелом Демократию. Подпись к статуе гласила: «Памятник это мужей благородных, которые хоть ненадолго // Спесь смогли укротить афинян народа проклятого».

распечатать Обсудить статью
Источники
  1. Ксенофонт. Греческая история.
  2. Ленская В.С. Афинский род Кодридов // Вестник древней истории, № 3, 2003.
  3. Фролов Э. Д. Парадоксы истории – парадоксы Античности. СПб, 2004.
  4. Krentz P. The Thirty at Athens. Ithaca-London, 1982.
  5. Изображение анонса: learning-history.com
  6. Изображение лид:: classical-inquiries.chs.harvard.edu