• 21 Января 2019
  • 5684
  • Екатерина Астафьева

Феминистские законы XVI века

Женщина вовсе не была тенью мужа и, например, при совершении им тяжких преступлений ответственности не несла.
Читать

Шляхтянки XVI века жили, по меркам того времени, вполне независимо: они могли покупать и продавать имения, самостоятельно вступать в брак и даже подавать в суд на собственных мужей. Все это им позволяли Статуты Великого княжества Литовского: одни из первых законов, где охранялись права женщин.

Совершеннолетие и опека

В самом первом литовском Статуте, изданном в 1529-м (но, по некоторым данным, так никогда и не напечатанном), отдельно описали права и обязанности дочерей в семье. Там же указывается и возраст, в котором девушки достигают совершеннолетия — 15 лет. Правда, в третьем Статуте (1588) его снизили вообще до 13. А вот юноши по закону «взрослели» лишь в 18.

До достижения этого возраста девушки должны были оставаться под опекой родителей. Вообще институт «опеки» в Статутах описывается очень интересно. Девушка или женщина, неважно какого возраста, обязана была иметь опекуна-мужчину. Это мог быть отец, муж или какой-нибудь ближайших родственник. В его доме девушка обязаны была жить до замужества. Опекуны должны были защищать интересы женщины, а также распоряжаться имуществом шляхтянки. Но источники показывают, что женщины при этом вовсе не оставались безмолвными и беззащитными — часто они сами отправлялись в суд отстаивать свои права или даже вовсе выступали против своих опекунов.

Фото 3.jpg
Барбара Радзивилл, портрет Лукаса Кранаха мл., 1553. (wikimedia.org)

Что касается имущества, то опекун имел пользоваться имуществом подопечной, но не распоряжаться им. Второй Статут (1566), например, позволял распоряжаться доходами от имения женщины, но опекун должен был обеспечить девушке приданное, равное полученным доходам, или возместить ей прибыль уже после замужества. Несложно догадаться, что из-за этого опека часто становилась способом решения материальных проблем. За право распоряжаться имуществом богатых шляхтянок велись настоящие войны. Будущую подопечную всячески уговаривали и могли даже выкрасть — правда, решающим всегда оставалось слово умершего отца или родственника. Он часто «завещал» свою оставшуюся дочь, жену или сестру кому-нибудь из родных. Саму же девушку никто не спрашивал, с кем бы она хотела жить.

Замуж по любви

Зато девушка была вольна решать, за кого выходить замуж. Интересно, что Статуты оставляли решение за невестой — и ни родители, ни опекун не могли запретить ей сочетаться браком. Хотя, конечно, препятствовать замужеству они могли: нередко девушки жаловались на своих опекунов в суд, поскольку те пытались как можно дольше сохранить свои привилегии попечителя. Правда, это касалось лишь богатых шляхтянок — опека над бедной девушкой могло стать тяжелым грузом на плечах опекуна. Иногда опекуны и сами были не прочь жениться на подопечных — была это любовь или жажда наживы, определить трудно. Однако если девушка не соглашалась, то «жених» мог и отомстить, например, разорить ее имение.

Фото 4.jpg
Анна Ягелонка, портрет Ганса Малера, 1519. (wikimedia.org)

Брак и владения

Брак в Великом княжестве Литовском рассматривали как договор между двумя свободными людьми. Именно поэтому девушки нередко подписывали специальные бумаги, где писали, что выходят замуж по собственному решению. Наряду с приданым женщина могла получить от мужа «вено» — часть имения, которая записывалась на жену. Отобрать «вено» не мог никто — ни родственники, ни сам муж. Но в договоре заранее прописывалось, каким образом женщина могла распоряжаться этой частью имения.

Собственное имение было у многих шляхтянок — закон давал право на собственность не только мужчинам, но и женщинам. Соответственно, имущество дети могли наследовать и за отцом, и за матерью — их называли «отчизна» и «материзна». Правда, сыновья и дочери получали неравное количество наследства. Например, «материзну» всегда делили поровну между детьми. А вот из «отчизны» девушка получала только приданое — определённую часть, указанную отцом. Если же отец умер раньше, чем дочь вышла замуж, то она получала четверть наследства — вне зависимости от количества детей. Но девушку могли и вовсе лишить наследства — если она, например, вышла замуж без воли родителей или за представителя низшего сословия. Сам же брак при этом оставался действительным.

Фото 5.jpg
Екатерина и Мария Радзивилл, портрет Дж. Шреттера, 1640. (wikimedia.org)

Статуты предписывали жителям княжества правило «никто не отвечает за других». Оно касалось и отношений в браке — женщина вовсе не была тенью мужа и, например, при совершении им тяжких преступлений, ответственности не несла. Мужчина был не в праве и распоряжаться жизнью женщины. Однако во втором Статуте убийство в браке было вынесено в отдельный артикул.

Наказания за насилие

Жизнь и достоинство жителей Великого княжества Литовского охранялись одинаково, вне зависимости от пола. Однако в Статутах была особая статья, касавшаяся изнасилований. Для того, чтобы подтвердить совершенное преступление, женщина должна была предъявить следы, привлечь двух-трех свидетелей и принять присягу. Если изнасилование было доказано, то преступника ждала смертная казнь. Правда, предлагалось и решить проблему иным путем: например, женщина могла выйти замуж за насильника. Этот закон касался всех женщин, вне зависимости от их состояния и сословного положения. Смертная казнь предусматривалась и в том случае, если девушку насильно брали в жены. Потерпевшая при этом получала треть имений насильника.


распечатать Обсудить статью
Источники
  1. Пелипенко Т.И. «Опека и ограничение имущественных прав шляхтянок в Великом княжестве Литовском в середине XVI века»
  2. Таирова Т.Г. «Повседневная жизнь, досуг и традиции казацкой элиты украинского гетманства»
  3. Маяцкая Д.В. «Права и привилегии женщин Великого княжества Литовского»
  4. Изображение анонса: wikimedia.org
  5. Изображение лида: valdovurumai.lt