• 22 Февраля 2018
  • 12300
  • Владимир Шишов

Бойня на Дунае. Прелюдия

Кампания 1809 года франко-австрийской войны (или войны Пятой коалиции) не была ни самой длительной в карьере Наполеона (чуть больше полугода), ни самой блестящей (хотя и закончилась победой императора), ни самой тяжёлой. Сражения этой войны известны меньше, чем громкие победы полководца при Риволи, Аустерлице, Йене или Фридланде или поражения в кампаниях 1812-1815 годов, однако именно кампания 1809 года сыграла ключевую роль в судьбе самого Наполеона. Изнуряющее пятидневное сражение, неудача при Асперн-Эсслинге, генеральная Ваграмская битва, победа в которой стоила таких усилий и жертв - всё это изменило, надломило императора. Здесь, на берегах Дуная стало клониться «солнце Аустерлица». О том, как готовилась новая европейская война, учатся ли чему-то австрийцы, как события в Испании отразились в Вене и сколько нужно солдат для покорения Европы - в нашем новом материале. 

Читать

Война, война никогда не заканчивается

К началу 1809 года войны, вызванные к жизни Великой Французской революцией и правлением Наполеона Бонапарта, полыхали в Европе уже полтора десятилетия. И хотя после войны 4-ой коалиции (1806−07) между великими державами наступил какой-никакой мир (Австрия не могла оправиться еще от Аустурлица, а Россия и Пруссия были разгромлены при Йене и Фридланде), Наполеон ввязался в войну В Испании, где против него поднялась вся страна. Первая же заметная неудача французов при Байлене (июль 1808), где корпус генерала Дюпона был окружён и сдался испанцами, подстегнула антифранцузское движение не только в Испании, но и по всей Европе.

Рис.1.jpg
Европа в 1809 году

В Венском кабинете, пристально следившим за всеми действиями Наполеона и давно вынашивавшим планы мести за поражения последних десяти лет, решили, что пока корсиканец с лучшими войсками увяз в Испании, можно попытаться вернуть утраченное и спасти Европу от «тирана». Решимость австрийцев была подкреплена английскими деньгами и заверениями во всевозможной помощи и поддержке из Лондона. Даже император Александр, который по Эрфуртскому трактату (окт. 1808) обязан был помогать Наполеону в борьбе с Австрией, если она выступит против Парижа, обещал не предпринимать никаких действий против своего «брата» императора Иосифа. 8 февраля 1809 года в Вене окончательно взяла верх партия войны и было решено начать войну с Францией в этом же году.

Может показаться, что ввязываясь в новую войну с Наполеоном (т.н. война Пятой коалиции), австрийцы делают ещё один шаг в пропасть. Полководец громил австрийцев на самых разных военных театрах и в самых разных условиях: республиканским генералом в Италии, первым консулом в Альпах и императором французов в Германии и на Дунае. Однако австрийцы не были столь опрометчивы, чтобы вступать в войну не сделав выводов из предыдущих кампаний.

Реформы эрцгерцога Карла

Как ни странно, поражение в Войне Третьей коалиции (1805 год) и тяжёлое положение Австрийском империи, оказавшейся в зоне влияния Франции, вызвали к жизни народные силы, подъём национального духа и решимость к войне. Французский дипломат в Вене незадолго до начала войны писал: «В 1805 году только одно правительство хотело войны — ни армия, ни народ не желали этого; сейчас же, в 1809 году, правительство, армия и народ — все объединились в этой решимости».

Рис.2.jpg
Эрцгерцог Карл

Но не стоит думать, что только национальный подъём должен был обеспечить победу Австрии в войне: в конце концов, Франция переживала такой же подъём, пусть и несколько поредев населением. Войны последних лет убедили правительство в необходимости коренных военных реформ. Главным реформатором армии стал эрцгерцог Карл — брат императора Иосифа и самый талантливый австрийский полководец со времён Евгения Савойского. Интересно, что первым, кто попытался проанализировать и объяснить особенности военного искусства Наполеона и созданной им армии, был именно эрцгерцог Карл.

За три года мира австрийская армия преобразилась (по крайней мере на бумаге). В дополнение к регулярной армии были созданы части национальной армии — ландвер, который, впрочем, больше напоминал ополчение, чем французскую армию. Число солдат почти удвоилось (340 тыс. против 200 тыс. в 1805), вместо дивизий были введены корпуса по французскому образцу. Артиллерия была значительно усилена (до 750 орудий). Пехота обучалась действиям в рассыпном строю и колоннами — два главных тактических приёма революционных и наполеоновских войск. Эрцгерцог не понаслышке знал как воюют французы: он встречался с Бонапартом в Италии в 1797, противостоял Моро на Рейне в 1799, снова командовал в Италии в 1800 и 1805 годах.

Рис.3.jpg
Реформированная австрийская пехота

Тем не менее, эрцгерцог не имел той свободы творчества и преобразований, что были в Республике, а после во Французской империи. Австрия была куда как более консервативным государством, в среде командования процветала косность и кумовство, офицеры были неважно обучены, талантливых людей не хватало. В 1809 году ещё только наметились основные преобразования: Карл желал иметь при себе не менее 700 тысяч новых, обученных войск (не было и половины), конный состав кавалерии оставлял желать лучшего, ландвер не годился для полевых действий, а в штабе и военном министерстве мероприятия полководца откровенно саботировались.

Проблемы воюющих стран

Впрочем, проблемы были не только у австрийцев. Несмотря на преждевременность выступления Вены против Наполеона, у последнего тоже хватало неприятностей. В Испании дела шли неважно, но император всё ещё надеялся на скорое решение, для чего оставил там лучшие войска, включая гвардию и ветеранов (почти 200 тыс. солдат). Для войны на два фронта нужно было срочно пополнять армию новобранцами, что негативно сказывалось на боеспособности французов. Даже всеобщая воинская повинность уже не могла дать достаточно людей — приходилось мобилизовывать раньше срока, почти что мальчишек (в 1808 году призывали уже за 1810).

Рис.4 без рамки.png
Французские солдаты 1807−09

Для пополнения офицерского состава приходилось давать звания вне очереди, без должной выслуги, вчерашним выпускникам военных училищ. Низкое качество рядового состава было решено компенсировать артиллерией: «Чем хуже войска, тем больше пушек им требуется» — писал император военному министру. Но и с насыщением пехоты орудиями были проблемы — к началу войны пушек отчаянно не хватало (в армии находилась едва ли половина от необходимого числа).

К началу марта 1809 года, когда в Вене уже твёрдо решили начать войну, была сформирована Великая Армия Германии (175 тыс.) для действий за Рейном и на Дунае. Еще 70 тысяч квартировали в Италии, небольшие отряды были разбросаны от Данцига до Далмации. Всего в распоряжении Наполеона было почти 300 тысяч солдат, что можно считать настоящим достижением для французской военной машины — самой современной в то время. Наполеон рассчитывал парировать австрийский удар, затем контратаковать сосредоточенными силами и разбить армию эрцгерцога Карла по частям. Ключевым пунктом плана императора был город Регенсбург на Дунае, занимавший исключительно выгодное стратегическое положение по отношения к главным городам и крепостям будущей кампании.

Наступление австрийцев

Первый ход был за эрцгерцогом Карлом — Наполеон выжидал удара австрийцев, так как превентивный удар по Вене или австрийской армии вызвал бы бурю возмущения по всей Европе, монархи которой и так были недовольны агрессией Франции последних лет. Австрийский командующий сосредоточил для действий на Дунае около 200 тыс. солдат и полтысячи орудий. Это было значительно больше того, на что рассчитывал Наполеон (он полагал, что в Италию австрийцы отправят куда больше линейных войск), так что у эрцгерцога появилась реальная возможность не только ударить первым, но сделать это с неожиданной стороны и превосходящими силами пока Наполеон был в Париже: император, чтобы не нагнетать обстановку, не выезжал в Страсбург, где сосредоточилась Великая армия Германии, а находился в столице. Главнокомандование осуществлял генерал Бертье — неизменный начальник штаба Наполеона.

Рис.5.jpg
Карта кампании 1809 года

Эрцгерцог хотел атаковать французов прямиком из Богемии, где уже была сосредоточена австрийская армия, сбить Рейнскую армию Даву (формально 120 тыс. — реально менее 80 тыс.) и разгромить её до подхода главных сил. В этом случае французы лишались превосходства сил для действий на Дунае, а у австрийцев была бы возможность удержать инициативу. Однако план эрцгерцога предусматривал марш через труднопроходимую Богемию и разрыв сообщений с армией в Тироле, так что гофкригсрат (военное ведомство) настоял на более безопасном плане: марш на юг по обоим берегам Дуная, сосредоточение сил и удар на Регенсбург и за Дунай. Переговоры и марши шли весь март и первую половину апреля — драгоценное время для нанесения внезапного удара было упущено.

Апрельский кризис

Однако из-за неверного сосредоточения французов (Бертье не так понял приказы Наполеона) и действий эрцгерцога, который без объявления войны начал наступление 9 апреля 1809 года, у австрийцев всё ещё были неплохие шансы рассечь французов и уничтожить их корпуса по частям — в точности как хотел сам император. Но тут сказалась знаменитая австрийская медлительность — вместо решительного, энергичного наступления, австрийцы продвигались не спеша и утратили всё преимущество внезапности.

Рис.6.jpg
Движения войск 17−19 апреля 1809 года

Как только до Бертье дошли известия о наступлении австрийцев (11 апреля), он бросился исправлять допущенные им же ошибки. Генерал решил, что время позволяет сосредоточить армию в Регенсбурге, хотя Наполеон и предписывал двигаться к Аугсбургу (на 150 км юго-западнее Регенсбурга, севернее Мюнхена) и Бертье придвинул армию ближе к австрийцам. Армия была рассредоточена на большом расстоянии, так что будь австрийские генералы порасторопнее, французов ждала бы участь генерала Дюпона.

К счастью для последних, уже 17 апреля Наполеон прибыл в ставку армии в Донаувёрте, откуда приказал своей армии сосредоточиться у Ильма (небольшой городок к югу от Дуная между Аугсбургом и Регенсбургом). Чтобы облегчить положение Даву, на котором вот-вот должны были сомкнуться австрийские клещи, Наполеон отправляет корпус Массены для атаки левого фланга австрийцев и перехвата коммуникаций противника. Положение французов было незавидным: левый фланг армии мог быть просто уничтожен, а правый мог помочь только угрозой сообщениям противника. Император нервничал — сейчас решалась судьба кампании. Если австрийцам удастся разбить части армии восточнее Ингольштадта, то французам придётся совсем туго. Наполеон отправляет на помощь Даву все возможные резервы, но они ещё должны подойти, в то время как австрийцы ждать не будут.

19 апреля на левом фланге начались бои, переросшие в изнурительную пятидневную операцию на Дунае, полную бесконечных манёвров, атак, контратак, отступлений на территории протяжённостью 200 километров. Но о ней мы поговорим в следующий раз. Продолжение следует.

распечатать Обсудить статью