• 29 Ноября 2017
  • 41883
  • Мария Молчанова

Автономная Локотская республика в годы Великой Отечественной войны

Одним из наиболее интересных явлений в истории русского коллаборационизма была так называемая Локотская автономия, располагавшаяся на границе Орловской, Брянской и Курской областей. В ноябре 1941 года, уже через месяц после немецкой оккупации, два инженера местного спиртзавода, Константин Павлович Воскобойник и Бронислав Владиславович Каминский, создали местное Локотское окружное самоуправление и военизированную милицию, чтобы бороться с советской властью. Независимая республика родилась при поддержке командования 2-й немецкой танковой армии, которую возглавлял тогда знаменитый «отец германских танковых войск» Гейнц Гудериан. В художественной форме история Локотской республики отразилась в романе Анатолия Иванова «Вечный зов» и снятом на его основе популярном телесериале.

Читать

Территория, на которой располагалась Локотская республика, напрямую связана с историей этого края, находившегося на стыке не только нескольких волостей, но и даже славянских народов. В разное время территория Комарицкой волости входила в состав польско-литовских княжеств, а после Смутного времени окончательно вошла в Российское государство. Эти края, как и донские станицы — родина Степана Разина и Емельяна Пугачева, славились свободными нравами и бунтарским духом. По мнению историка-краеведа Г. М. Пясецкого, русская народная песня «Комаринская» «Ах ты, сукин сын, комаринский мужик, не хотел ты свойму барину служить…» — осталась «памятником измены комаричан Борису Годунову не только как государю, но и как своему помещику-барину».

После подписания Деулинского перемирия эти земли даруются некоторым дворянским родам, а потом становятся частью земельной собственности царской фамилии Романовых. В административной центре этой территории, посёлке Локоть, находилось имение великого князя Михаила Александровича. Фактически не имея крепостного права, местные крестьяне жили спокойной и размеренной жизнью, пока революция, гражданская война и насильственная коллективизация не привели жителей к полнейшему разорению. Коллективизация для бывших государственных крестьян, дворцовой челяди стала первым крепостным правом, что стало причиной скрытого недовольства советской властью, вылившегося наружу, когда эта власть вынуждена была отступить и эвакуироваться на неоккупированные территории. В первые месяцы войны в 1941 году на территории бывшей Комарицкой волости вернулись десятки раскулаченных, которые в расчёте на близкий конец советской власти присматривались к своей бывшей собственности.

Иллюстрация 1.jpg

Несправедливо раскулаченные еще в 1930-х годах и сосланные в Комарицкую, а ныне в Брянскую область, поверили в немецких «освободителей», в надежде на то, что те избавят их от сталинской тирании и вернут отобранные земли. Именно местные жители стали инициаторами создания сначала антисталинского движения, а затем и полностью автономного Локотского района. Во главе стихийного протеста коллаборационистов стоял житель административного центра, городка Локоть Константин Воскобойник. В октябре 1941 года на территории Локтя временно утвердилась иная, несоветская форма государственности, когда, самоорганизовавшись, жители взяли власть в свои руки, причем вполне демократическим путем — они провели собрание в местной школе, своеобразное народное вече, и утвердили временных глав. Бургомистром Локтя назначили Константина Воскобойника, а его заместителем стал Бронислав Каминский.

В отличие от других коллаборационистских образований, появившихся на оккупированных территориях СССР за годы войны, Локотское самоуправление было действительно автономным и не так сильно зависело от оккупационных немецких войск. После установления самостоятельной власти в конце 1941 года была создана свое независимое войско — Русская освободительная народная армия (РОНА). В ее задачи входила борьба с отрезанными и оставленными советскими войсками на территории Брянской и Курской областей, движение позже переросшее в мощную партизанскую войну. Немецкие учреждения на территории Локотской республики предоставляли лишь консультационную помощь руководителям автономного самоуправления.

Иллюстрация 2.jpg
Русская освободительная народная армия (РОНА)

Идеологическая составляющая Локотского самоуправления была сформулирована в ноябре 1941 года Константином Воскобойником, обер-бургомистром Локтя. На очередном собрании-вече он зачитал манифест «Народной социалистической партии Викинг (Витязь)», где попунктно обозначил основные требования: наделение крестьян пахотной землей, ликвидация и самороспуск колхозов, развитие частной инициативы, все вместе приправленное антисемитскими популистскими лозунгами в духе гитлеровских пропагандистов. Эффективное малое государственное управление помогло немцам расширить полномочия Локотской республики в кратчайшие сроки на территорию, по размерам сопоставимую с небольшой европейской страной. Поддерживать порядок на таком масштабном участке в условиях войны было сложной задачей. Русская освободительная народная армия представляла собой хорошо отлаженную иерархическую модель народной милиции, состав которой насчитывал в разное время от 10 до 20 тысяч человек. Вооружение, в том числе и тяжелая боевая техника, частично осталось от наспех покидавших свои позиции советских войск. Всего же население автономного округа составляло около 600 тысяч человек, на его территории действовали строгие правовые нормы.

Отмена коллективизации на территории Локотского самоуправления положительно повлияла на новые экономические свершения жителей автономной республики. Вполне в духе НЭПа, были запущены новые промышленные и сельскохозяйственные предприятия, восстановлены некоторые церкви, работали с десяток больниц, школ и даже городской художественный драматический театр с балетными номерами в репертуаре. «Экономическое чудо» стало возможным благодаря налогам, которые были введены на разного рода деятельность. Фискальные доходы шли на содержание народной милиции и нужды самоуправления.

Иллюстрация 3.jpg
Партизаны Брянщины. Советский пропагандистский снимок 1943 года

Были и другие «герои» Локотского самоуправления, например, легендарная Антонина Макарова, Тонька-пулеметчица — главный палач автономной республики, действия которой криминалисты сравнивали с поступками серийных маньяков. К началу Второй мировой войны Макарова оказалась на фронте обычной санитаркой. В знаменитой Вяземской операции, в которой советские войска понесли значительные потери, она была одной из немногих, кто остался в живых, и вместе с Николаем Федчуком (ещё одним выжившим солдатом) была арестована и попала в плен к немцам, но вскоре бежала.

В 1942 году пара добралась до родного дома Федчука, где его ждали жена и дети, — Макарова осталась одна. По версии историков, именно этот эпизод стал для нее глубокой психологической травмой — так, скитаясь по деревням и селам, Макарова оказалась в Локотской республике. Пробыв какое-то время у местной жительницы, Макарова решила остаться в тех комфортных условиях, которые сильно отличались от убогого советского быта — уже в частях Русской освободительной народной армии. Вначале, Макарову использовали на допросах, но очень быстро перевели на «повышение» — ей выдали пулемет Максим и назначили в расстрельную бригаду. Свои обязанности Макарова исполняла «добросовестно» и отрабатывала как за комаринцев, так и за немцев: советских партизан, попавших в плен к немцам, направляли сразу же на расстрел к Макаровой, что производило дополнительный эффект в процессе деморализации советских войск. За свою работу палач Макарова получала 30 рейхсмарок за каждого расстрелянного, а их только по официальным данным было около 1500 человек.

На протяжении нескольких десятилетий после войны ей ловко удавалось скрывать свою личность под маской порядочного советского гражданина. Но неожиданно в 1976 году некогда пособник нацистов и в прошлом начальник Локотской тюрьмы Николай Иванин рассказал о себе и Макаровой, с которой у него был кратковременный роман. До 1978 года неожиданно найденные документы о Макаровой снова пропали, а потом следователи провели дознавательный эксперимент — они привезли на фабрику, где работала Макарова, одну из свидетельниц, которая и распознала легендарного палача. В сентябре того же года Антонину Макарову арестовали, а после резонансного судебного процесса приговорили к высшей мере наказания.

Иллюстрация 4.jpg
Бронислав Каминский и солдаты РОНА

Конец Локотского самоуправления пришелся на сентябрь 1943 года, когда административный центр Локоть занял 2-ой танковый батальон 197 танковой бригады 30 Уральского добровольческого танкового корпуса совместно с частями 250 стрелковой дивизии. С отступлением немецкой армии отходили и военные формирования Локотского округа вместе с основателем РОНА Брониславом Каминским и членами семей военнослужащих. К августу 1943 года отступающая коалиция дошла до города Лепель Витебской области, где на какое-то время установилась автономная Лепельская республика, сумевшая до 1944 года отбиваться от советских партизан. А позже военный корпус РОНА с войсками СС был переброшен в Польшу для подавления Варшавского восстания. После ухода Русской освободительной народной армии на территории бывшей Локотской республики начались вооруженные столкновения с силами НКВД, продолжавшиеся вплоть до 1951 года. Подпольная деятельность преданных идеалам самоуправления жителей бывшей автономной республики продолжалась вплоть до 1980-х годов.

распечатать Обсудить статью