• 2 Октября 2017
  • 25943
  • Максим Новичков

Конец ханской Казани

Осенью 1552 года войско Ивана Грозного взяло Казань. Это был крестовый поход молодого царя, целью которого считалась защита христианского населения восточных приграничных областей Русского государства. Кровопролитный штурм Казани завершился побоищем в городе: «Рвы же на той стороне града полны мертвых лежаше и по Казань реку и в реке, и за рекою по всему лугу мертвии погании лежаша». Ханство было присоединено к России, а хроника достопамятной осады была изложена сразу в нескольких летописях и сочинении Андрея Курбского.

Читать

Иван III и Василий III воевали с Казанским ханством, но не пытались завоевать его и присоединить территорию улуса к Русскому государству. Более того, казанцы около 40 раз вторгались в области Вятки, Нижнего Новгорода, Мурома и т. д. Ситуация изменилась, когда к моменту восшествия на престол Ивана Грозного Москвой было завершено объединение удельных княжеств. С решением этой задачи у централизованного государства появилась возможность покорить Казанское ханство. Завоевательные походы объяснялись необходимостью избавить христиан приграничных областей от угрозы набегов и грабежей.

«Бог видит мое сердце, хочу не земной славы, а покоя Христиан. Могу ли некогда без робости сказать Всевышнему: се я и люди, Тобою мне данные, если не спасу их от свирепости вечных врагов России, с коими не может быть ни мира, ни отдохновения?»

Иван Грозный (по Карамзину)

Поход 1552 года был для Грозного третьим. Русское войско уже стояло под стенами Казани. Его жители верили, что и в этот раз им удастся отстоять свою независимость.

«Не в первый раз увидим Москвитян под стенами; не в первый раз побегут назад восвояси, и будем смеяться над ними!»

Казанцы (по Карамзину)

Обороной Казани руководил хан Едигер. Были спешно укреплены стены, в город стянули запасы продовольствия. Некоторые казанцы являлись сторонниками Москвы. 16 августа [далее даты по старому стилю] при появлении русской армии они попытались попасть в расположение войск Грозного, но были схвачены и казнены. Выбраться удалось только мурзе Камаю. Он поделился важнейшими сведениями об обстановке в городе.

«И тут приехал к государю служить Камай-мурза, княжь Усеинов сын, а с ним 7 казаков; а сказывал государю, што было их поехало человек з двесте к государю служить и, сведав, Казанцы иных переимали. а про Казань государю сказывал: в городе царь Едигерь-Магметь съветом злым с Казанцы утвердилися, а государю бить челом не хотят; а единомышленников его Кулшериф, молна и кады, да Зейнешь, князь ногайской, да изменникы государевы Чапкун-князь — тот аталык к него — да Ислам-князь, аликей Нарыков, Кебек князь Тюменьской, Дербыш-князь: те всю землю на лихо наводят; и запасы в граде многие; «а съвет их: послали на Арьскую засеку твоих же государевых изменников Япанчю-князя да Чапкунова племенника Шунак-мурзу да Арьскаго князя Явуша. а велел к засеке всех людей собрати, которые не в городе, и приходити на государевы люди и за засеку бъ воинских людей на Арьское поле не пропустить». И Камая-мурзу государь пожаловал съ товарищи своим жалованием»

ПСРЛ. т. XIII

1.jpg
«Иван IV под Казанью». Григорий Угрюмов, XVIII век

Накануне штурма у городских стен были сделаны подкопы и заложены бочки с порохом. Их подрыв послужил сигналом к началу штурма.

«И вскоре, на седьмой день, быстро и хорошо завершили мастера порученное им дело, выкопав в трех местах тайные рвы под городскими стенами, и подивился самодержец с князьями его и воеводами новой той мудрости. Бойцы же, находившиеся при пушках, в это время не выходили из-за туров на штурм города, а били изо всего большого наряда — из пушек и из пищалей — по городским стенам, чтобы не было слышно, как ведется подкоп.

Казанцы же, старые и больные, не бойцы, словно мыши, глубоко зарывшись в погребах своих и земляных норах, прятались там от стрельбы, и в пещерах тех заживо себя хоронили с женами и детьми, по многу дней не появляясь и не выходя на свет из этих ям»

«Казанская история»

«Когда же на восходе солнца подошло время читать святое Евангелие и дьякон, заканчивая чтение, произнес последнюю строку из Евангелия: «И будет одно стадо и один пастырь», внезапно как будто загремел сильный гром и сильно задрожала земля. Благочестивый же царь и великий князь, выйдя немного из церковных дверей, увидел разрушенную подкопом городскую стену и страшное зрелище: от дыма, смешанного с землей, все покрылось тьмой, и на большую высоту взлетали многочисленные огромные бревна, поднимая вместе с собою на высоту нечестивых и многих убивая.

И тут внезапно взорвался и второй подкоп, и все воины, призывая на помощь Бога, устремились на нечестивых. Благочестивый же царь и великий князь, вернувшись в церковь на молитву, проливал обильные слезы, да одолеем до конца врагов своих. И вот приходит некто из царских приближенных и говорит ему: «Уже, государь, окончательно пришло время тебе ехать, ибо уже идет сильный бой в городе, и многие полки ожидают тебя, государя». Царь же отвечал ему: «Если дождемся мы окончания молитвы, то великую милость получим от Христа — мощное оружие молитвенное против врагов наших»

«Троицкая повесть о взятии Казани»

Взрыв у Муралеевых ворот лишил казанцев главного источника питьевой воды. Первый штурм, однако, успеха не имел. Вскоре к русской армии присоединились донские казаки Сусара Федорова. А отдельная дружина под командованием Александра Горбатова разбила черемисов, частыми набегами тревоживших лагерь осаждавших.

«Но больше чем горожане, досаждала русским полкам, нападая с тыла, черемиса, выезжавшая из лесных острогов: обрушивались они на станы, ночью приводя русских в смятение, а днем убивая их, и хватая воинов живыми, и угоняя конские стада. Когда же нападали на них русские воины, те убегали от них в лесные чащи и горные ущелья и, прячась в тех недоступных местах, спасались.

И был царь великий князь и все воеводы его из-за этого в печали, ибо очень трудно было добраться до них. Но, уподобившись искренне верующему праведнику и положась на Бога, послал он на них своих воевод: князя Александра Суздальского Горбатого и князя Андрея Курбского со множеством воинов. И пробирались они с большим трудом три дня по плохим дорогам до мест, где обитала черемиса, а затем, двигаясь на юг, обошли кругом овраги те, стремнины и горы и таким образом окружили со всех сторон черемисские укрепления.

И застигла их ночь. Те же, не зная, что окружены, побежали от передовых полков и наскочили на тех, что были позади. И вскоре победили их русские, остроги их разрушили и пожгли, и взяли живыми пятерых черемисских воевод, а с ними привели пятьсот добрых черемисинов и жен их, и детей взяли в плен, сами же воеводы здравы возвратились назад. И перестала черемиса выезжать из лесов»

«Казанская история»

Решающий штурм начался 2 октября. 12-тысячное войско атаковало город со стороны Елбугиных ворот. После артиллерийской подготовки (стрельбы из пушек, пищалей и бойниц) осаждающие взобрались на стены по лестницам.

«Егда же еще быхом недалече от стен, ни из единыя ручницы, або стрелою, на нас стреляно; егда уже близу быхом, тогда первее много огненный бой на нас пущен с стен и с башен; тогда стрел густоспгь такая, яко частость дождя, тогда каме-ния множество бесчисленное, яко и воздуха не видети. Егдаж близу стены подбихомся с великою нуждою и бедою, тогда вары кипящими начата на нас лити и целыми бревны метати»

Андрей Курбский о штурме Казани

2.jpg

Русские полки теряли много людей. Судьба штурма висела на волоске. Понимая это, военачальники предложили Грозному самому выступить к городу с резервом.

«И ступает государь в бранное стремя и всходит на конь, и поскору пойде к полку своему ко граду. И виде государь войско христианьские уже на стенах градных […] и в тот же час от всех стран якоже на крылех, на стенах градцкые взлетели, такоже и з стен в град биющеся, во всех местех жестоко»

«Царственная книга»

Во время боя летописцы также засвидетельствовали факты мародерства. Когда часть войска начала грабеж, еще не утвердившись в городе, казанцы воспользовались этой поблажкой и пошли в контратаку. Русское командование приказало убивать мародеров, чтобы пресечь панику.

«Многих ближних забивати тех, да не падают на сокровищах, также и помогают своим»

«Царственная книга»

Наконец чаша весов склонилась на сторону штурмующих. Город был взят. Победители жестоко расправились над проигравшими. В Казани началась страшная резня. Трупами были завалены все улицы кроме той, которую очистили для въезда Ивана Грозного в город.

«Побитых во граде толикое множество лежаше, яко по всему граду не бе, где ступати не на мертвых; за царев же двором, где на бегство предалися, и с стен градских и по улицам костры (груды) мертвых лежаще с стенами градными ровно. Рвы же на той стороне града полны мертвых лежаше и по Казань реку и в реке, и за рекою по всему лугу мертвии погании лежаша»

«Едину улицу очистити к цареву двору от Муралеевых ворот мертвых поснести, и едва очистили»

«Вся же сокровищя казанская, и жены их и дети велел всему своему воинству имати»

ПСРЛ. Т. XIII

3.jpg

В городе сразу же началась форсированная христианизация.

«А потом заложил он соборную церковь в самом городе Казани во имя пречистой Богородицы славного ее Благовещения и освятил ее в девятый, воскресный, день того же месяца. Приделы же к церкви пречистой Богородицы устроил с обеих сторон: с одной стороны <во имя> страстотерпцев Христовых Бориса и Глеба, с другой — в честь муромских чудотворцев, и чудесным образом украсил их, как и подобало.

И город освятил благочестивый царь и государь наш великий князь Иван Васильевич, сам пройдя с животворящими крестами и со всеми иконами по городским стенам вместе с братом своим князем Владимиром Андреевичем и со священным собором, и с боярами своими, и со всем своим христолюбивым воинством. И обо всем благочестивый царь и государь хорошо и богоугодно распорядился. Повелел он и воеводам своим строить в городе церкви.

Город же взял благочестивый царь и государь в год 7061 -й (1552) месяца октября во второй день — день памяти священномучеников Киприана и Устинии, в воскресенье, в пятом часу дня.

Кто же, услышав о таком великом милосердии Божии, не удивится и не прославит Бога, ведь там, где были языческие капища, а точнее — бесовские жилища, ныне воссияли христианские церкви; там, где нечестивые бесовскими жертвоприношениями и кровью животных оскверняли землю и воздух, ныне о спасении христиан Богу жертва стала приноситься и непрестанные славословия и молитвы стали возноситься Богу; там, где были жилища нечестивых тех сарацин, ныне поселились и поселяются православные христиане. И все это свершилось по изволению Божьему и благодаря подвигу государя нашего благочестивого царя и великого князя Ивана Васильевича и брата его благоверного князя Владимира Андреевича, и всего его христолюбивого воинства»

«Троицкая повесть о взятии Казани»


распечатать Обсудить статью