• 6 Сентября 2017
  • 63912
  • Оля Андреева

Лермонтов без глянца. Продолжение

Лермонтова умышленно поставили выше Мартынова — по высокой мишени целиться сложнее.
Читать

Начнем с того, что Мартынов вообще не умел стрелять. Целился в забор, а попал в корову — это про него. Поэтому когда очередная нелепая дуэль Лермонтова была-таки назначена, никто из товарищей особенно не переживал — Николай Соломонович точно промажет, Мишель точно выстрелит в воздух, поэтому давайте заранее накроем на стол в честь счастливого примирения друзей.

Дуэль.jpg
Дуэль. (wikipedia.org)

Конечно, опытные дуэлянты старались и вовсе предотвратить поединок, ведь обычно, если поссорившихся на некоторое время развести и удалить друг от друга по разным городам, ссора, того и глядишь, забывается сама собой и дело обходится безо всяких вызовов. В это время можно провести доверительную беседу с зачинщиком ссоры и постараться уговорить его, что дело яйца выеденного не стоит, и к чему все эти ранние подъемы и тряска на дрожках к черту на рога. Лермонтова тотчас отправили с глаз долой, Мартынову нанесли визит, но прием не сработал. Николай Соломонович терпеливо ждал.

Когда Мишель вернулся, опытные дуэлянты не сдались и рук не опустили. Выход есть, говорят. Нужно только, чтобы секунданты могли назначать какие угодно условия. Никто не возражал. Секунданты назначили дистанцию в 30 шагов — ну, метров 20, не меньше. Отмерив положенные 30 шагов, секундант Глебов бросил к ногам шапку. Тут подошел секундант Васильчиков и пнул ее ногой так, что она улетела еще на много шагов. Снова никто не возражал. Лермонтова умышленно поставили выше Мартынова — по высокой мишени целиться сложнее. Время было вечер, шел дождь, местность заволокло туманом. Видимость, откровенно, паршивая.

Лермонтов на смертном одре. Р.Шведе.jpg
Лермонтов на смертном одре. Р. Шведе. (wikipedia.org)

Как вспоминал Глебов, по дороге на дуэль Лермонтов не отдавал никаких предсмертных распоряжений и делился планами двух будущих произведений: «одного из времен смертельного боя двух великих наций, с завязкою в Петербурге, действиями в сердце России и под Парижем и развязкою в Вене, и другого из кавказской жизни, с Тифлисом при Ермолове, его диктатурой и кровавым усмирением Кавказа, персидской войной и катастрофой, среди которых погиб Грибоедов». Он сожалел, что не получил увольнения в Петербурге и предвкушал отправиться в экспедицию. Уже стоя напротив Мартынова и укрываясь рукой с поднятым вверх пистолетом, он сохранял спокойное выражение лица. Лермонтов действительно не собирался стрелять: «Рука на него не поднимается», — говорил он про Мартынова, а незадолго до дуэли повторил: «Стану я стрелять в такого дурака».

«Такой дурак» попал прямо в сердце, пуля прошла на вылет. Как его хоронить, дома никто не знал, там, на удивление, все неверующие собрались, им в такие вещи вникать немодно было — ходили вокруг да около, причитали, в гроб и то без подсказки положить не смогли. Ради бабушки понимали, что надо хоронить по-православному. Но поскольку Лермонтов — дуэлянт, а, стало быть, самоубийца, ни заупокойной, ни места на кладбище ему не полагалось. Батюшку уговаривали, традиционно, дарами — в обмен на дорогую икону в серебре. Он правда, все равно не пришел. Что у него, дел других нет.

распечатать Обсудить статью