• 30 Марта 2017
  • 15074
  • Владимир Шишов

Пробуждение бога войны. Равенна, 1512

Битвы не были чем-то необычным во время Итальянских войн – армии постоянно сражались, желая получить стратегическое преимущество. Однако сражение при Равенне, состоявшееся 11 апреля 1512 года, занимает совершенно особое место на фоне большинства баталий своей эпохи. Рано утром французское войско переправилась через реку Ронко, чтобы атаковать армию Священной лиги, закрепившуюся на выгодной позиции. Французы помимо пехоты и конницы имели целый парк современной артиллерии. Испанцам так же было чем ответить своим визави. О первом в истории сражении, исход которого решила артиллерия – в нашем материале.

Читать

В конце XV века разразилась целая серия военных конфликтов, которую принято называть Итальянскими войнами. Крупнейшие страны Европы в течение полувека увлеченно сражались, стремясь взять под контроль политически слабую, но богатую Италию. Франция, Испания и Священная Римская империя хотели захватить как можно больше земель на Аппенинах и помешать соперникам усилиться в этом регионе. В то же время итальянские владетели (прежде всего Венеция и Папа) стремились укрепиться за счет соседей и при этом не быть раздавленными крупными державами. Действующие лица меняли партнеров как перчатки: альянсы были недолговечными, а предательство чересчур усилившегося союзника стало обычным делом.

Третья Итальянская

В январе 1509 году началась очередная война, так называемая война Камбрейской лиги, получившей свое название по городу Камбре на границе Франции и Империи, где был заключен данный союз. Целый конгломерат европейских владетелей: император Максимилиан, французский король Людовик XII, король Кастилии и Арагона Фердинанд и даже папа римский Юлий II выступили против Венеции.

Рис.1.jpg
Италия в 1490 году

Казалось, что дни торговой республики сочтены, ведь, несмотря на финансовое могущество, бороться на равных с крупнейшими державами континента ей было уже не под силу. Однако венецианские кондотьеры сумели затянуть кампанию, а благодаря гибкой политике главы Венеции из войны удалось вывести испанского короля (отдав владения в Апулии), а после и Папу (вернув ему земли в Романье).

Тем не менее, французы и Император все еще представляли серьезную угрозу для Венеции. Во время кампании 1510 года союзники уже вступили в Венето и занимали один город за другим, готовясь войти и в саму Венецию, чему всячески сопротивлялись венецианцы. В это время Папа решил воспользоваться тем, что все силы союзников сосредоточены в Венето: он предъявил права на Феррарское герцогство, бывшее союзником Франции. Герцог Феррарский был отлучен от Церкви, а Неаполитанское королевство Папа признал за Фердинандом Испанским, а не за Людовиком.

Рис.2.jpg
Портрет папы Юлия II, Рафаэль Санти

Однако, кажущаяся легкость в занятии Феррары и Модены, обернулись коллапсом для Папы и его планов. Одно дело строить политические интриги и совсем другое воевать. К середине 1511 года, Папа, несмотря на первоначальные успехи, оказался в очень тяжелом положении: для французов была открыта дорога в центральную Италию, а Людовик и Император решили собрать церковный собор, чтобы расследовать преступления Юлия II. Для понтифика замаячила реальная возможность конфискации земель и низложения.

Священная лига

В таких непростых условиях Юлий II решил создать новый альянс против французского короля. В октябре 1511 года он провозгласил создание Священной лиги, куда вошли Испания, Венеция и Англия. Испанский король получил те земли в Италии, которые желал и теперь был готов помешать французам усилиться, английский король Генрих VIII находился в непростых отношениях с французской короной и с готовностью поддержал предложение своего зятя Фердинанда Испанского присоединиться к лиге. Император Максимилиан занял выжидающую позицию, оставаясь формально союзником Людовика, но не принимая активного участия в боевых действиях.

Рис.3.jpg
Командующий французской армией Гастон де Фуа, герцог Немурский

Обе стороны готовились к кампании 1512 года: испанцы перебрасывали подкрепления в Италию на помощь венецианцам, войска лиги стягивались к Болонье. Во главе французской армии был поставлен Гастон де Фуа — племянник короля и совсем молодой человек, который, однако, уже успел обнаружить наклонности талантливого полководца. Всю зиму противники пополняли запасы, набирали войска, подтягивали артиллерию.

Кампания 1512 года

В феврале 1512 года венецианские войска выступили на Болонью, намереваясь занять слабо защищенный город, пока французы не собрались с силами. Однако, Гастон де Фуа молниеносно отреагировал на продвижение противника, выступил с имеющимися силами навстречу противнику и сумел разбить его. Затем он сразу же вернулся в Милан, пополнил свою армию и отправился в Романью, оказавшуюся открытой после поражения войск лиги под Болоньей.

Испанцы не были заинтересованы в решающем сражении: вот-вот к войскам лиги должны были подойти подкрепления из швейцарских кантонов, а Генрих VIII обещал со дня на день начать войну с Францией на севере. Гастон де Фуа хорошо понимал все эти мотивы и поэтому всячески стремился вызвать противника на бой. Дошло до того, что он вторгся в Романью и осадил Равенну — важную крепость в регионе — фактически на глазах неаполитанского вице-короля Рамона де Кардоны.

Терять Равенну, да еще и без боя, Кардона не мог себе позволить: он с армией придвинулся к городу и встал лагерем на реке Ронко, перекрыв подвоз продовольствия для французской армии. Гастона де Фуа не пришлось упрашивать — утром 11 апреля 1512 года французская армия начала переправляться через реку, чтобы атаковать силы лиги.

Силы сторон и позиция испанцев

Французская армия насчитывала 23 тысячи человек: 5−6 тысяч немецких ландскнехтов, 5 тысяч конницы и пехота, набранная во Франции. Кроме того, французы рассчитывали на превосходную артиллерию — около 50 орудий. Испанцы имели только 16 тысяч человек (испанская и итальянская пехота и 3 тысячи конницы) и вдвое уступали французам в артиллерии (24 орудия).

Рис.4.gif
Схема битвы при Равенне

Командир испанской пехоты Наварро нашел отличную оборонительную позицию, на которой по его предложению армия закрепилась, ожидая подхода французов. С левого фланга войска были прикрыты рекой Ронко, справа топкими лугами и болотами. Фронт испанцев был дополнительно усилен рвом и своеобразным вагенбургом из повозок, за которыми укрылись испанские аркебузиры. За линией стрелков помещались колонны испанской пехоты, а в третьей линии были сосредоточены итальянцы. С флангов пехоту прикрывала тяжелая рыцарская конница (слева) и легкая кавалерия (справа). Артиллерия была распределена по фронту между стрелками. Фронт испанцев был не более километра.

Французские командиры, было, засомневались: стоит ли атаковать испанцев на столь выгодной позиции? Даже, несмотря на превосходство в силах, дело казалось слишком рискованным. Но Гастон де Фуа был непреклонен.

Переправа и построение французов

Итак, рано утром 11 апреля 1512 года французская армия переправляется через Ронко по наведенным заранее мостам. Командир испанской кавалерии Колонна предложил Кардоне атаковать французов на переправе (до нее было всего 500 метров от позиций испанской конницы), но вице-король твердо решил держаться позиции, предложенной Наварро.

Французы беспрепятственно переправились через реку и построились для атаки. Построение французской армии, в общем, было зеркальным испанской: в центре пехотные колонны ландскнехтов, пикардийцев и гасконцев, на правом фланге тяжелая конница, слева легкая конница. В резерве у переправы Гастон де Фуа оставил 400 копий (низшее подразделение во французской армии вроде современного отделения, состоявшее из кавалериста и его помощников, в начале XVI века часто состояло из 1−2 человек), а артиллерию распределил по фронту.

Новая тактика

Типичная тактика сражений Раннего Нового времени заключалась в массированной атаке сомкнутой массы пехоты, которая как бы единым тараном прорывала строй противника, заставляя его рассеяться по полю боя. Огромные квадраты колонн швейцарцев и немцев-ландскнехтов наводили ужас на еще феодальные армии бургундцев и имперцев. Постепенно все передовые державы Европы начали рекрутировать и нанимать пикинеров для своих армий. Исход боя теперь решали сила натиска и количество пехоты.

Рис.5.jpg
Пикинеры XVI века — основная ударная сила армий того времени

Однако при Равенне мы наблюдаем совершенно другую картину: Гастон де Фуа вместо того, чтобы бросить свою пехоту на позиции испанцев, выдвинул вперед артиллерию и открыл огонь по противнику. Испанская артиллерия открыла ответный огонь. Началась артиллерийская перестрелка. Феррарский герцог Альфонс д’Эсте, благодаря которому французы имели столь мощную и современную артиллерию, понял слабину позиции французов и переместил часть артиллерии на возвышенность, так чтобы его орудия могли вести фланкирующий огонь по противнику.

Атака кавалерии

Испанцы начали нести ощутимые потери, но главным было моральное воздействие артиллерийского огня, под которым находились испанцы. Испанская артиллерия перенесла свой огонь на ратников противника, находившуюся в зоне поражения. Кардона приказал своей пехоте залечь, так что основной урон от артиллерийской атаки несла рыцарская конница Колонны. И здесь проявились типичные черты рыцарской кавалерии — вместо того, чтобы отступить и укрыться в какой-нибудь ложбине, рыцари начали роптать и требовать от Колонны повести их в атаку. Поскольку испанский командир не имел полного контроля над своими конниками, он отправил предложение командующему о единовременной атаке противника. Кардона, разумеется, предложение отклонил.

Тем не менее, вскоре отряд Колонны бросился в атаку на французских жандармов и оказался совершенно разгромленным (жандармы были подкреплены резервом из 400 копий и обратили противника в бегство). На правом фланге испанцев, легкая кавалерия, так же страдавшая от огня французов, попыталась атаковать французскую батарею, но была рассеяна. Таким образом, из-за недисциплинированных действий кавалерии испанцев, фланги пехоты остались открытыми.

Бой пехоты

Пока испанская кавалерия атаковала противника, артиллерия Кардоны, в свою очередь, спровоцировала французскую пехоту атаковать испанский центр. В плотных колоннах французские пехотинцы и ландскнехты ударили по позициям испанцев. Под концентрированным огнем вражеской артиллерии они преодолели ров, защищавший испанские позиции, и были встречены огнем аркебузир. После того как французы были расстроены огнем противника, испанская и итальянская пехота Наварры бросилась в контратаку.

Рис.6.jpg
Противоборствующие армии в битве при Равенне, гравюра по дереву

Колонны пикардийцев и гасконцев не выдержали удара испанской пехоты и отступили, ландскнехты устояли, но понесли тяжелые потери. У испанцев появилась возможность развить успех и рассечь центр противника, но в это время решился исход атаки конницы, и французская кавалерия прорвалась во фланг испанской пехоте. В этих условиях пехота французов сумела возобновить атаку, опираясь на ландскнехтов, которые не были разгромлены. Началась резня, в которой только отряду испанской пехоты (3 тысячи бойцов) удалось организованно отступить.

Замысел французского командующего привел к полной победе. Победителю достался обоз и вся артиллерия. Наварро, Колонна, Пескара (командир легкой конницы) были взяты в плен. Армия лиги потеряла около 10 тысяч человек, французы так же понесли чувствительные потери — более 4 тысяч. О том насколько упорным был бой пехоты, свидетельствует тот факт, что 12 из 15 командиров ландскнехтов были убиты или ранены. Однако самому Гастону де Фуа не удалось отпраздновать свой триумф: с отрядом рыцарей он бросился на отступающих испанцев и был зарублен во время контратаки последних.

После битвы

Французская армия одержала впечатляющую победу, хотя и заплатила за нее высокую цену. Новый командующий французов Ла Палис занял Равенну и еще несколько городов в Романье, но на Рим идти не рискнул — армия понесла потери и была деморализована.

Вскоре Папа объявил о заключении союза с Императором, который тут же отозвал из французской армии ландскнехтов и разрешил целой армии швейцарцев (около 18 тыс.) пройти по имперским землям на помощь венецианцам. Активные действия начал и Генрих VIII, так что часть армии Ла Палиса была отозвана в Нормандию.

Рис.7.JPG
Смерть Гастона де Фуа

Ла Палис вскоре вовсе оставил Италию, вернувшись в августе во Францию. Казалось, что Священная лига полностью достигла своей цели, но как обычно бывает, в стане союзников возникли разногласия: император требовал земли, за которые сражались венецианцы, Папа пригрозил собрать еще одну коалицию против Венеции, после чего венецианцы обратились за помощью к… французам. И уже на следующий год война возобновилась. Тогда же умер Юлий II — главный вдохновитель Камбрейской и Священной лиг.

В военном искусстве

Сражение при Равенне стало первой крупной битвой, в которой применение артиллерии имело значительное влияние на исход боя. Крупнокалиберные орудия, ломающие строй пехоты и конницы, вскоре станут неотъемлемой частью любого сражения. Со временем калибр полевой артиллерии будет все уменьшаться, а подвижность (как и количество орудий на поле боя) постоянно увеличиваться.

Рис.8.jpg
Артиллерия первой половины XVI века

Командующий с этих пор все чаще разделяет сражение на «подготовку и решение», а не бросается немедленно в атаку, артиллерия ведет серьезный огневой бой, а полководец составляет письменную диспозицию сражения.

При Равенне армии еще сохраняют типичные позднесредневековые черты: конница еще недостаточно дисциплинирована, чтобы можно было полноценно распоряжаться ею в боевых условиях. Кавалерия, какой мы ее знаем, по описаниям кампаний Фридриха Великого и Наполеона, вырастет совсем не из рыцарской конницы: в середине XVI века по Европе массово распространятся рейтары, вооружавшиеся пистолями и атакующие в сомкнутом строю. Но это уже совсем другая история.

распечатать Обсудить статью