Первые церкви Петербурга

Первый храм в честь святого Исаакия Долматского заложили в Петербурге ещё при Петре, в 1707 году. Покровителя выбрали не случайно — здание начали строить в день рождения царя, который совпадал с днём чествования святого. Церковь возвели деревянную, одноэтажную, но с небольшой колокольней. В 1712-м в ней венчались Пётр I и Екатерина Алексеевна. Долго церквушка не простояла — Петербург стремительно рос, и здание стало мало.

Снимок экрана 2020-03-21 в 13.03.31.png
Первая Исаакиевская церковь. (Pinterest)

В 1717 году заложили первый камень в основание новой церкви. Создание проекта было поручено немецкому архитектору Маттарнови. Новое здание очень напоминало Петропавловский собор — та же форма, та же архитектура, та же колокольня с курантами. Шпиль украшал флюгель с позолоченным ангелом, держащим в руках крест.

Но церковь ждала незавидная судьба. В неё дважды ударяла молния, а после восстановления выяснили, что место строительства (современный остров Новая Голландия) было выбрано неудачно. Вода из Невы и «Адмиралтейского дома» подмывала фундамент — здание вот-вот должно было обрушиться. Старую церковь решили разобрать, а новую возвести где-нибудь подальше от воды.

Каменные стены на мраморном основании

Третий Исаакиевский собор не могли построить на протяжении нескольких десятилетий. Поначалу пришлось сменить архитектора — назначенный на место руководителя Чевакинский передал свой пост Ринальди. Храм заложили в 1768 году. Итальянский зодчий намеревался возвести высокий собор с колокольней и пятью куполами. Стены облицовывались мрамором. Со смертью Екатерины II Ринальди был вынужден уехать из России, оставив храм недостроенным.

Взошедший на престол Павел I приказал архитектору Бренна срочно достроить собор. Ему пришлось сильно исказить проект Ринальди, отказавшись от четырёх малых куполов. К тому же весь мрамор для облицовки собора Павел I использовал для строительства резиденции в Михайловском. Так что храм получился приземистым и нелепым — на мраморном основании покоились кирпичные стены. Современники потешались и сочиняли эпиграммы.

Снимок экрана 2020-03-21 в 13.03.41.png
Третий Исаакиевский собор. (Pinterest)

Дело всей жизни Огюста Монферрана

В начале 19-го века было решено построить новый собор — на этот раз такой, который простоял бы века. Конкурс выиграл проект зодчего Огюста Монферрана. Строительство началось в 1818 году и затянулось на 40 лет. По легенде, Монферрану предсказали, что его жизнь закончится, как только он достроит храм.

Совпадение или нет: спустя месяц после освящения Исаакия архитектор умер. Но строительство замедляли не только суеверия французского зодчего. Как оказалось, в Петербурге непросто найти место, подходящее для возведения такого тяжёлого здания. Фундамент укладывали почти на болоте — пришлось забить в землю 11 тысяч свай и укрепить их гранитными блоками.

Сложности при строительстве

Особую сложность представляла собой установка 48 монолитных гранитных колонн, весом по 114 тонн каждая. Монферран решил проблему неординарно: он приказал установить колонны ещё до строительства стен. В 1822 году на глазах царской семьи и изумлённой публики была поднята первая колонна. Лишь спустя 8 лет была установлена последняя колонна, и тогда началось возведение стен.

В конце строительства на собор был поднят огромный сферический купол. Его позолота продержалась без обновления больше полутора веков. При золочении использовали так называемый огневой метод: на медные листы наносили сплав золота и ртути, а затем нагревали листы и выпаривали ртуть. Таким образом золото надолго закреплялось на меди. Но ядовитые пары ртути отравляли рабочих — в общей сложности при позолоте купола погибли около 60 человек.

Снимок экрана 2020-03-21 в 13.03.52.png
Убранство Исаакиевского собора. (Pinterest)

Все четыре варианта Исаакиевского собора строились на деньги, выделяемые из казны. До революции храм был государственной собственностью и находился в подчинении министерства императорского двора. Расходы были немалые — на одну только позолоту купола ушло больше 100 кг золота.


Сборник: Мария-Антуанетта

Супруга Людовика XVI после начала Французской революции была признана виновной в государственной измене и приговорена к смертной казни.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы