• 13 Марта 2017
  • 16194
  • Маргарита Взнуздаева

Азбука по-петровски

В предыдущей статье мы рассказали вам о том, как появилась первая «русская азбука», сегодня же поведаем о том, как её видоизменил Петр Первый.

Читать

Петровские реформы всегда воспринимались неоднозначно: кто-то из современников видел в нём новатора, «прорубившего окно в Европу», кто-то упрекал его в ненависти ко всему отечественному. Современные историки подчас не менее полярны в оценках деятельности первого российского императора.

В период правления Петра были, в том числе, слухи и о том, что его настоящего подменили на иностранного самозванца: настолько сильна была в государе жажда реформ и изменения устоявшегося в течение веков уклада российской жизни после его возвращения из Великого посольства.

великое посольство.jpg

Особенно интересной и тесно связанной с языковой реформой оказалась реформа церковная. Пётр всеми силами стремился уйти от безграничного влияния церкви, ее вмешательства в управление страной, посему после смерти патриарха Адриана в 1700 году он фактически упразднил институт патриаршества: ему на смену пришел подконтрольный государю Священный Синод.

Церковные доходы и владения были поставлены на государственный контроль благодаря реформе 1701 года, после восстановления Петром Монастырского приказа. Церковный авторитет ослабился под напором светской власти, а языковая реформа способствовала еще большему противопоставлению «духовного» и «гражданского».

старая азбука.jpg
Азбука Кирилла и Мефодия

Как вы помните, азбука Кирилла и Мефодия была церковной «грекофильской» инициативой, петровская же реформа азбуки подразумевала под собой «латинофильскую» ориентацию, разделение алфавита на гражданский и церковный. Новый гражданский шрифт должен был воплотить в себе традиции нового «секуляризованного сознания», в то время как церковнославянский язык оставался олицетворением старой культуры.

новая азбука.jpeg
Новая азбука

Ориентиром новой России должен был стать Рим, но не христианский, находящийся под церковным влиянием, а императорский с сильной государственной властью. Именно новое восприятие власти было, в том числе, одной из основных задумок Петра в ходе реформы. В его правление объем выпуска печатной продукции резко увеличился, начали открываться новые типографии. С появлением новой азбуки в «Ведомостях Московского государства» стали публиковаться списки книг, напечатанных по новому образу и уже поступивших в продажу, что разбавляло изобилие духовной литературы в начале 18 века.

сими литеры.png

Официальный указ о введении нового гражданского шрифта был обнародован 29 января (9 февраля) 1710 года. На первой азбуке написано рукою Петра: «Сими литеры печатать исторические и манифактурныя книги. А которыя подчернены (зачеркнуты), тех (в) вышеписанных книгах не употреблять».

История создания нового шрифта была не менее интересной, чем сама языковая реформа: в январе 1707 года по якобы сделанным лично Петром эскизам Куленбах, инженер фортификации, чертежник и рисовальщик, сделал рисунки 33 строчных и 4 прописных букв (А, Д, Е, Т), которые после были отправлены в Амстердам для изготовления литер. В то же самое время по государственному указу Григорий Александров и Василий Петров трудились над своим вариантом шрифта под руководством словолитца Михаила Ефремова на московском печатном дворе. В конечном счете государем был выбран голландский вариант, подвергнутый последней корректуре 18 января 1710 года: некоторые литеры были изменены, какую-то часть из ранее исключенных вернули (говорят, настояло духовенство). В итоге, были исключены только три буквы Ъ6, Э6 и Ы.

Изменилась и форма литер: они стали более округлыми и писать их стало гораздо проще. Был введен единый порядок применения прописных букв и знаков препинания, исчезли «титло» и надстрочные знаки, ставившиеся над строкой для обозначения разных типов ударения и придыхания и совершенно неудобные для типографского набора. На смену буквенной цифири пришли арабские цифры: уже в 1703 г. была выпущена первая книга на русском языке с арабскими цифрами.

цифирь.jpg

Благодаря переходу на новый гражданский шрифт читать стало проще, а значит, стало проще обучать и готовить образованных специалистов, доносить до населения, пока еще малограмотного, государственную информацию более быстро и своевременно. Светский характер вторгся и в образование, конкуренцию богословским дисциплинам начали составлять точные науки… Но это уже совсем другая история.

распечатать Обсудить статью