• 1 Февраля 2017
  • 18690
  • Мария Молчанова

«Страна контрастов» Урарту

Одно из древнейших государств мира – Урарту – располагалось на Армянском нагорье, знаменитом своими разнообразными ландшафтами, а потому получившим впоследствии название «страны контрастов». Тут высокие горные хребты сочетаются с плодородными низинами, а крупнейшая вершина Передней Азии – гора Арарат – соседствует с уникальным соленым озером Ван. Близость к этим природным объектам сыграла существенную роль в процессе становления государства, что нашло отражение в его названии. Урарту имеет фонетическое родство с арамейским словом rrt, а некоторые авторы склонны даже отождествлять гору Арарат и страну Урарту. Так, в истории о всемирном потопе речь могла идти не о самой горе, а о стране, раскинувшейся у ее подножия.

Читать

История государства Урарту известна нам по клинописным табличкам, найденным в 1827 году молодым археологом Фридрихом Шульцем. На волне чрезвычайного интереса к изучению исторических древностей и бурного развития археологии как науки вскоре был открыт ассирийский город Ниневия, дворец царя Саргона II в Хорсабаде, знаменитая библиотека Ашурбанипала — все это немало способствовало быстрой расшифровке клинописных источников и получению информации об истории Урарту.

В конце II тысячелетия до н. э. жившее на территории Армянского нагорья коренное население вступает в упорную и продолжительную борьбу с ассирийцами, а легендарный царь древнейшей истории Тиглатпалассар I выступает в военные походы против «страны Наири». В районе озера Ван в середине IX века образуется объединенное государство протоармянских племен, которое за короткий промежуток времени окрепло настолько, что смогло дать решительный отпор ассирийским захватчикам. Жителей нового Урартского государства могли называть халдами (от имени Халди, главного бога урартов), а их страну — Биайни. Длительное противостояние с ассирийским царством стало мощным импульсом к объединению ранее разрозненных племен, а природные богатства Армянского нагорья создали экономические предпосылки к образованию на этой территории сильного и процветающего государства.

Иллюстрация 1.jpg
Фрагмент урартской фрески

Одним из основных этапов становления государства Урарту стало время правления царя Ишпуини (828 — 810 гг. до н. э.), сына легендарного основателя Ванского царства — Сардури I. Реформы и перевооружение армии постепенно превратили Урарту в одно из наиболее влиятельных государств Передней Азии. Во время правления Ишпуини Урарту стало предпринимать собственные завоевательные походы и расширять свою территорию. Важнейшим достижением этого древнего царя стал захват города Мусасир, который являлся религиозным центром почитания бога Халди — верховного божества урартского пантеона. Помимо Халди в божественную триаду входил бог грозы и войны Тейшеба и бог солнечного диска Шивини. Аналогом вавилонской богини плодородия Иштар стала Арубаини, супруга верховного бога Халди. Как видно, схематическая основа построения божественного пантеона даже древних народов свидетельствует о наличии единого сюжета и композиции космогонических мифов и религиозных обрядов.

Захват Мусасира дал Ишпуини законное право провести в Урарту религиозную реформу, способствующую централизации царской власти. Для государства древнего мира, которым являлось Урарту, религиозная реформа Ишпуини имела очень большое значение. Жители Урарту верили, что их успехи напрямую зависят от силы их верховного бога. В глазах урартов Бог Халди, которого почитали и в северной Ассирии, мог противостоять самому Ашуру — верховному богу южного соседа.

Иллюстрация 2.jpg
Изображение бога Халди, Арин-Берд, Исторический музей Армении

Апогей борьбы против иностранной интервенции пришелся на период правления царя Аргишти (778 — 750 гг. до н. э.). Многолетнее противостояние закончилось победой урартов, во славу которой правитель приказал вырезать описание этого долгожданного события на Ванской скале, недалеко от резиденции правителей Урарту в столице — городе Тушпа. В целом, для урартской архитектуры характерно обилие помещений, высеченных в скалах. Так, внутренние пространства Ванской скалы, вероятно, служили гробницами для урартских царей, а сама поверхность тщательно обработана инструментами каменотесов, скалистые склоны покрыты многочисленными уступами, лестницами и нишами.

По своему политическому строю Урарту являлось типичным деспотическим государством древневосточного типа, основой которого стала крепкая центральная власть, державшая в подчинении разнообразные покоренные племена. Чтобы ослабить локальные этнические конфликты, власти Урарту использовали все те методы государственного принуждения, какими потом будут пользоваться вплоть до нашего времени. Сюда относятся и карательные походы, и уничтожение восставших племенных союзов, и переселение жителей захваченных областей в другие районы страны. При этом их территория отдавалась новым поселенцам, насильно пригнанным сюда из самых отдаленных уголков государства. Для укрепления власти на периферии своего царства урарты сооружали крепости, создавали административные центры и отправляли туда своих наместников, на плечи которых ложился контроль над своевременной уплатой дани и работой по сооружению крепостей и оросительных систем — искусственных озер и каналов. Они стали жизненной необходимостью для населения как низинных, так и горных районов страны. Основным богатством Ванского царства был скот. Из ремесел в Урарту большого развития достигла металлургия, ведь тут раньше, чем в других областях Передней Азии, стали использовать железо. В культурном отношении государство урартов было близко Ассирии, у которой оно, в частности, заимствовало свою письменность, взяв уже готовую лингвистическую систему и приспособив ее к особенностям собственного языка. Интересно, что храм верховного бога Халди в Мусасире существенно отличался от ассирийских построек: своей двускатной крышей и декорированным фронтоном он был схож скорее с архаическими греческими храмами.

Иллюстрация 3.jpg
Клинописная табличка из Урарту

Чертой, отличавшей Урарту от предшествовавших и последующих империй, существовавших на территории Передней Азии, стал единый архитектурно-градостроительный облик всего государства, известный в археологической литературе под названием «города-крепости». Они возводились на доминирующих над окружающей равниной высоких холмах, на которых либо никогда не было поселений, либо они были покинуты жителями до урартского завоевания, а в некоторых случаях — разрушены. В числе уникальных особенностей урартского мировоззрения стоит отметить также широкое распространение культа волков или собак — тотемных аналогов древнеегипетских кошек. Согласно местным представлениям, волки сопровождали души умерших в загробный мир и даже обладали способностью воскрешать мертвых. В собраниях урартского искусства часто можно встретить ритуальную фигурку аралеза — божества древнеармянского пантеона, которое оживляло павших на поле битвы, зализывая их раны.

К середине VIII в. до н. э. могущество государства Урарту стало постепенно ослабевать, а главный соперник, Ассирийское царство, наоборот, вступил в период своего расцвета. Во главе страны встал талантливый правитель Тиглатпалассар III, поставивший своей целью восстановить былое влияние Ассирии. Одержав уверенную победу над урартским войском, Тиглатпалассар в клинописной надписи рассказывает следующее: «Сардури Урарта в Турушпе (Тушпе), его главном городе, я запер, большую резню устроил перед городскими воротами. Изображение моего владычества я установил напротив города». Разгром древней урартской столицы и разорительный марш ассирийского войска по территории врага ослабили Урартское государство, которое вскоре потеряло свое прежнее господствующее положение на северо-востоке Передней Азии.

Иллюстрация 4.jpg
На археологических раскопках города Тушпа, 1915 год

Ослабление Ассирийского царства, которое начало длительную и кровопролитную войну с Вавилоном и Мидией во второй половине VII века, не остановило закат цивилизации Урарту. Около 590 года до н. э. Ванское царство потеряло свою независимость и было захвачено Мидией, а потом — Персией. Необходимо отметить, что ни в восточной Турции, ни на территории современной Армении не обнаружено каких-либо послеурартских сооружений ранее I века н. э., не упоминают о существовании городской культуры и античные географы и историки. Население Армянского нагорья в этот период было неоднородным и состояло из остатков урартов, протоармян, семитов и хеттов. Память о государстве Урарту вошла в традиции и обычаи армянской знати, которая использовала урартские предметы искусства, ювелирные изделия и одежду. Население Армянского нагорья поддерживало работоспособность урартских гидротехнических сооружений, необходимых для ведения сельского хозяйства. Например, канал Менуа протяженностью 70 км функционирует до наших дней и по своим инженерным характеристикам не уступает современным гидротехническим сооружениям.

распечатать Обсудить статью