• 30 Января 2017
  • 10099
  • Маргарита Взнуздаева

Счастливая звезда Пржевальского

Николай Михайлович Пржевальский был величайшим географом и путешественником в российской истории. Следы некоторых его путешествий можно без труда найти на карте: в его честь названы ледник на Алтае  и хребет в Куньлуне.

В общей сложности, ученый посвятил 11 лет своей жизни изучению разных уголков России, участвовал в пяти экспедициях.

Первую, двухгодичную, он провел в Уссурийском крае. Основным регионом других четырех его экспедиций были малоизученные, а точнее, и вовсе не изученные районы Центральной Азии.

Что же стало предпосылкой появления такого живого интереса к географии у сына мелких помещиков? Мальчик рано лишился отца, его воспитывала мать — строгая, но в то же время любящая и мудрая. Она не противилась, если мальчик решал отправиться на прогулку по окрестностям.

Еще одной страстью, подтолкнувшей Пржевальского к географии, стала охота. Она помогла будущему первооткрывателю стать терпеливее, выносливее и внимательнее.

Пржевальский обладал феноменальной памятью и без труда запоминал все, что узнавал в книгах о природе, путешествиях, флоре и фауне разных регионов. Его однокашники неоднократно устраивали своеобразный тест: брали одну из книг, уже прочитанных их товарищем, открывали её и зачитывали несколько строчек — Пржевальский мог с легкостью воспроизвести дальнейшее содержание страницы по памяти.

после охоты.jpg

Николай Михайлович отучился в смоленской гимназии. Во время Крымской войны служил рядовым, а потом стал унтер-офицером в Рязанском пехотном полку. После военной службы юноша поступает в Академию Генштаба: здесь-то и проявил себя впервые как географ. Он написал несколько интересных работ, в числе которых — «Военно-статистическое обозрение Приамурского края». Именно на этот труд обратят внимание в Русском географическом обществе. Книга в дальнейшем станет основанием к избранию Пржевальского в качестве члена общества в 1864 году.

Потом Пржевальский отправляется в Польшу, где становится учителем истории и географии в юнкерском училище. Ученики его любили: интересные и увлекательные рассказы Николая Михайловича легли затем в основу его учебника по общей географии. Пособие было хорошо принято в военных и гражданских учебных заведениях и впоследствии несколько раз переиздавалось.

Но ни преподавательская работа, ни написание учебника не могли отвлечь Пржевальского от планов о путешествиях. Еще находясь в Польше, он активно готовился к своим предстоящим экспедициям: читал сочинения Риттера об Азии, книги по зоологии и орнитологии, Гумбольдта, издания Русского географического общества, записки русских исследователей азиатского региона.

карта.jpg

По возвращении из Польши Пржевальский отправился за одобрением своей поездки в Центральную Азию в Русское географическое общество. Здесь его ждал отказ, однако молодому человеку удалось получить командировку в Уссурийский край. Согласно инструкции, Николай Михайлович должен был собрать сведения о состоянии поселений, дополнить маршрутную карту, исследовать пути, ведущие к границе. В то же время он не был ограничен в вопросах «каких-либо учёных изысканий». Здесь-то Пржевальский впервые и проявил себя как учёный: он дал обширную географическую характеристику территории, выявил несоответствие между природными возможностями Приморского края и их незначительным использованием.

Вернувшись домой, Пржевальский получил репутацию опытного путешественника-исследователя и вплотную занялся устройством путешествия на север Китая и в восточные части южной Монголии.

Экспедиция состоялась в 1870—1873 годы: 11800 километров пути, 22-листовая карта на основе глазомерной съемки, новые сведения о гидрографической системе Куку-нора и северных высотах Тибетского нагорья — и вот, Пржевальский пишет книгу «Монголия и страна тангутов», которая становится интересной не только российским, но также английским и немецким учёным.

В мае 1876 начинается новая экспедиция: Кульджа, Тянь-шань, Лоб-нор, Гималаи. Пржевальский открывает хребет Алтын-даг, делает астрономические определения важных объектов, съемку озера и орнитологические наблюдения на Лоб-норе. Еще один важным результатом данного путешествия стало точное определение северной границы Тибетского плоскогорья: ранее считалось, что Тибет находится на 300 километров южнее.

лошадь.jpg

Третья экспедиция — оазис Хами, хребты Нань-шаня, Тибетское плато, хребет Тан-ла, Лхасса. В 250 километрах от столицы путешественников остановили тибетские власти, и участникам экспедиции пришлось повернуть назад. Именно в этом путешествии была открыта как вид знаменитая лошадь Пржевальского.

В четвертой своей экспедиции Пржевальский исследовал истоки Хуан-хэ и обозначил на карте новые хребты — Колумба, Московский и Русский. Чуть поодаль от Русского хребта и хребта Колумба Николай Михайлович обнаружил еще один хребет — Загадочный. Его впоследствии, по решению Совета Русского географического общества, назвали в честь исследователя. Затем были Лоб-нор, Тарим, Черчен, Керия, озеро Иссык-куль.

4 экспедиция.jpg

Жажда приключений не оставляла Пржевальского и после четвертого путешествия: он уже вовсю готовился к повторному путешествию в Лхассу, однако 1 ноября 1888 года великий путешественник умер от тифа на руках своих товарищей.

31500 километров пути, более 7500 открытых экспонатов, около 16 000 образцов растений… «Но моя счастливая звезда всегда, во всех случаях жизни, с самого детства, меня вывозила, и я верю в свое счастье — оно не даст мне погибнуть, не совершив всего мне предназначенного», — писал о себе Пржевальский.