• 14 Января 2017
  • 27814
  • Дарья Александрова

Игры разума: сироты Дюплесси (18+)

История о «сиротах Дюплесси» стала известна широкой общественности только в 90-х годах XX века, спустя примерно 50 лет после того, как означенные события имели место. Морис Дюплесси, фанатичный католик и юрист по образованию, дважды избирался на пост премьер-министра провинции Квебек. Одним из важнейших пунктов своей политической деятельности он считал «заботу» о сиротах и детях, рожденных в бедных семьях или вне брака. Малышей отбирали у родителей и помещали в психбольницы, где подвергали физическому и моральному насилию, ставили медицинские эксперименты, привлекали к тяжелому физическому труду. Что на самом деле стояло за «христианской моралью», которой прикрывался Дюплесси?

Читать

Морис Дюплесси, сторонник националистических взглядов, ратовавший за автономию Квебека, впервые был избран на пост премьер-министра провинции в 1936-м году, а затем, повторно, в 1944-м, и оставался в этой должности до 1959-го года. Он был известен своими антикоммунистическими и клерикальными взглядами, а также авторитарными методами правления, за что получил прозвище «Шеф», а годы правления Дюплесси известны также под названием «Большая тьма».

Одним из важнейших пунктов деятельности Мориса Дюплесси на посту была так называемая «забота» о сиротах и тех детях, которые родились и воспитывались в «неподобающих» семьях. Премьер-министр, который в своей деятельности активно опирался на мощь католической церкви, делегировал ей полномочия по решению этого вопроса. В ведение церкви отошли школы, госпитали и приюты.

Жертвами новой программы по надзору за сиротами стали не только дети, лишившиеся родителей, но также и те, кто родились в семьях с низким доходом, у матерей-одиночек и пар, не состоявших в официальном браке. Последние считались, ко всему прочему, «плодом греха» и настоящими отбросами, с которыми обращались хуже, чем со всеми остальными. Детей могли забирать по настоянию местных священников и врачей, в отдельных случаях фактически принудительно, в других — родителей убеждали, что в приюте при церкви малышей ждет хорошая жизнь, образование и приличные условия содержания.

фото1.jpeg
Морис Дюплесси

Вскоре Дюплесси подписал указ о переквалификации приютов в психиатрические больницы с целью получить под это дело федеральное финансирование. Размер субсидий, выделявшихся правительству Квебека, сильно разнился в зависимости от назначения учреждения: так, на содержание одного сироты в день полагался 1 доллар 25 центов, в то время, как на пациента лечебницы для душевнобольных — 2 доллара 75 центов.

Буквально за считанные дни воспитанники приютов превратились в пациентов психиатрических больниц, каждому был поставлен соответствующий диагноз. Монахини, работавшие в этих учреждениях, сами заполняли медкарты «больных». Некоторых детей отправляли в реальные лечебницы, где они вынуждены были находиться среди пациентов.

По воспоминаниям немногочисленных выживших, сирот подвергали физическим и моральным унижениям: избивали, секли, привязывали к кроватям, надевали смирительные рубашки, заставляли принимать ледяные ванны, насиловали, привлекали к тяжелому физическому труду, используя как бесплатную рабочую силу, проводили хирургическое вмешательство, в частности, делали лоботомию, но, вероятно, самое ужасное — превращали в настоящих подопытных кроликов, материал для медицинских экспериментов с наркотиками и тестирования новых лекарственных средств.

Одна из девочек, прошедших через систему «перевоспитательных лагерей» Дюплесси, Кларина Дагвей, впоследствии рассказала об условиях содержания в одном из госпиталей. Ее отправили в лечебницу святого Жюльена за 1000 километров от дома. По словам Дагвей, монахини окунали воспитанников головой в ванну со льдом за малейшую провинность, приковывали к койке за руки и шею, заставляли спать на пружинной кровати без матраса и бесконечно скрести полы. Через две недели после прибытия в больницу, девочке стали давать лекарства, которые «превращали ее в зомби». Из документов, полученных ею многие годы спустя, следует, что этим препаратом был хлорпромазин, нейролептик, сильное успокоительное с серьезными побочными эффектами, запрещенное к употреблению во многих странах.

фото2.jpeg
Сироты Дюплесси

В истории с сиротами Дюплесси много темных пятен, и один из главных вопросов — сколько именно детей пострадало в результате этой ужасающей политики. Цифры колеблются от 5 до 300 тысяч. Однако жертвами считаются не только сироты, попавшие в психиатрические лечебницы, где их содержали фактически как узников концлагерей, но и те, кого буквально продали на «черном рынке». Детей отдавали на усыновление семьям иностранцев, в частности, гражданам США. Цена за одного ребенка колебалась от 40 до 25 000 долларов. Торговали не только живыми сиротами, но даже их трупами — тела продавали в анатомические театры по цене в 10 долларов.

Согласно результатам доклада двух канадских исследователей Лео-Пола Лазона и Мартина Порье, выпущенного в 1999-м году, католическая церковь и правительство Квебека за два десятилетия (40-е и 50-е) заработали на сиротском «бизнесе» около 70 млн долларов.

После достижения совершеннолетия дети, которые сумели выжить, выходили в «свободное плавание», однако не обладали никакими навыками, в частности, не получили образования. Кроме того, было практически невозможно устроиться на работу из-за графы о душевном заболевании в медицинской карте. Некоторые жертвы политики Дюплесси позже пытались объединить усилия, чтобы помочь друг другу приспособиться к нормальной жизни, найти родственников и рассказать свою историю широкой публике. Тем не менее, до начала 90-х годов прошлого века тема «сирот Дюплесси» оставалась в числе закрытых страниц канадской истории, и огласке в прессе была предана почти 50 лет спустя.

В конце 90-х правительство Квебека под давлением общественности пообещало выплатить по 15 тысяч долларов компенсации каждой из жертв, однако предложение было ими отвергнуто, так как «сироты» сочли его оскорбительным. Позже, в 2001 году, поступило новое предложение: 10 тысяч долларов на человека, плюс по 1 тысячи за каждый год пребывания в лечебнице, таким образом, компенсация не распространялась на остальных жертв, которые не состояли на учете в психиатрических клиниках, однако подвергались физическому и моральному насилию.

фото3.jpeg
Собрание общества «сирот Дюплесси»

Кроме того, правительство Квебека не стало возбуждать уголовное дело по факту абьюза. Представители католической церкви публично заявили, что не несут никакой ответственности за произошедшее, и отказались принести извинения пострадавшим. Одна из монахинь, давших комментарий журналистам, сестра Жизель Фотье, отметила, что обвинения сильно «раздуты» и вся ситуация должна рассматриваться «в контексте».

В 1999 году на свиноферме, которая находилась неподалеку от одной из лечебниц, в братской могиле были обнаружены ящики с захороненными останками примерно 2000 человек, предположительно — детей, погибших в ходе принудительного содержания в больнице-приюте. В 2004 году члены «сирот Дюплесси» обратились к правительству Квебека с просьбой провести раскопки на заброшенном кладбище на востоке Монреаля, где, по их мнению, могли находится останки других детей, ставших жертвами медицинских экспериментов.

распечатать Обсудить статью