• 12 Августа 2016
  • 13975

История одного шедевра: «Откуда мы пришли?..» Гогена

Читать

Пожалуй, самый известный дауншифтер XIX века — Поль Гоген. Оставив семью и опостылевшую работу, чуть ли не в 40 лет он отправился творить на Таити. Именно там он создал одно из самых известных своих произведений «Откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идём?» Какие еще вопросы зашифрованы на полотне, и есть ли на них ответы, рассказывает Снежана Петрова.

Сюжет

Читать картину нужно справа налево. Каждая из групп фигур — это вопрос. Три вопроса — три группы.

Женщины с ребёнком — это зарождение жизни. Гоген был мистиком и во всем видел знаки, которые силы потустороннего мира дают людям. Спящий ребенок — это душа человека до ее земного воплощения. И собака здесь — символ бед, которые поджидают на земле.


Средняя группа — зрелость. Мужчина, срывающий плод, — символ пробуждения в человеке стремления к постижению тайн мироздания. Фигура человека, рука которого тревожно лежит на голове, олицетворяет вторую стадию развития человеческой души, когда она приходит в отчаяние от невозможности найти ответы на вопросы бытия.

В отдалении стоят две фигуры, одетые в пурпур. Они олицетворяют беспокойство человека, который терзается вопросами о своей судьбе. Им отвечает каменный идол, призывающий человека успокоиться и принять свою участь.

Женщина в черном символизирует душу на высшей стадии развития, когда она постигает смысл своего земного воплощения. Он заключается в том, что душе необходимо закалиться в страданиях.

В третьей группе символом приближающейся смерти является пожилая женщина, она погружена в размышления, а белая птица у ее ног обозначает бесполезность слов. Фигура подростка говорит о том, какая ничтожна судьба тех, кто предается лишь жизни тела и не занимается самопознанием. Коза, котенок, щенок, обнаженная — символы материального мира и чувственных наслаждений.



Почти на всех таитянских работах Гогена есть идолы и тотемы. Это символ потустороннего мира, жители которого так или иначе влияют на жизнь людей, по мысли художника.

Контекст

Полотно «Откуда мы пришли?..» стало результатом многолетних размышлений Гогена о смысле жизни и сопутствующих темах. Как известно, однозначных ответов на такие вопросы не существует. Вероятно, это совершенно разбередило душу художнику и, завершив картину, он окончательно сошел с ума и решил, что настал час для суицида.

К моменту создания полотна он уже несколько лет жил на Таити. Ни семьи, ни денег, ни здоровья. Гоген был, мягко говоря, расстроен. Яркие краски Океании не могли закрыть ужаса одиночества и ущемленного эго.

ФОТО 2 Дэмиан Элвес _Бунгало Гогена на Таити_. 1960.jpg
Дэмиан Элвес, Бунгало Гогена на Таити


«У меня нет даже куска хлеба, — писал Поль приятелю Даниелю Монфреду осенью 1897 года, — чтобы восстановить силы. Поддерживаю себя водой, иногда плодами гуавы и манго, которые сейчас поспели, да еще пресноводными креветками».


Безденежье и болезни доконали Гогена окончательно. Он установил срок: если в январе 1898 года ситуация не облегчится, помру. А в ожидании назначенной даты художник как раз и написал картину «Откуда мы пришли?..». К моменту завершения работы деньги, которые, собственно, и были спасением для художника, не пришли. И тогда Гоген принял мышьяк, но такую большую дозу, что у него не прекращалась рвота. Это и спасло.

Вскоре деньги прислали, и Гоген решил вернуться в Европу полечиться. На полтора года он оставил кисти и холсты. Художник был в депрессии, утверждал, что исписался, а Париж уже не тот, и нет ни в чем красоты и вдохновения. Тогда он вспомнил о своей давнишней идее отправиться на Маркизские острова, где и провел остаток дней.

Судьба художника

Детство Поль провел в Перу в доме родственников матери. Воспоминания о тех местах, их ярких красках и таинственных образах не отпускали Гогена и после возвращения в Париж. Когда пришло время выбирать профессию, он решил стать моряком — конечно, чтобы путешествовать. Его приключения продолжались шесть лет. Но в 23 года ему пришлось вернуться в Париж. Мать Гогена скончалась, и для молодого человека настал час выбрать серьезную профессию и заняться карьерой. Так принято.

Должность биржевого брокера, женитьба, рождение детей. Карьера идет в гору, семья крепнет. Но Гогену не хватает ярких впечатлений, вкуса жизни. Он обращается к искусству: сначала как коллекционер, а затем пробует свои силы и как художник. Под крыло его взял Камиль Писсаро, и первые импрессионистские работы Гогена недвусмысленно об этом говорят. Живопись стала главной страстью Гогена. Он позабыл свою семью: перевез их в Копенгаген, да там и оставил. А сам тем временем стал искать себя в творчестве.

Это сегодня подобные эксперименты воспринимаются как попытка самоопределения, поиск пути и т. п. А век назад это была пощечина морали.

ФОТО 3 Автопортрет с желтым Христом, 1890.jpg
Автопортрет с желтым Христом, 1890


Гоген тяготился привычными видами Европы. Искусственные, лживые люди, эмоции, урбанизация. Нет-нет, Поль не согласен. Его тянуло в дикую природу, которая дышит первобытной страстью. Таити он выбрал как спасительный уголок. Есть простая мысль о путешествиях и побегах в другие города и страны, о которой беглецы часто забывают: куда бы ты ни отправился, всегда берешь с собой себя. Или проще говоря, от себя не убежишь. То же произошло и с Гогеном.

Поначалу, конечно, впечатленный островом, его природой и культурой аборигенов, он писал много, очень много. Но довольно скоро накопленные деньги закончились, вернулись депрессия, раздражение из-за финансовых проблем, еще и здоровье ухудшалось. В общем, рай перестал работать.


Примерно то же произошло и на Маркизских островах через несколько лет. Первое время — эйфория, всплеск творчества. Построенную на острове хижину Гоген окрестил «домом наслаждений». Там открылось новое творческое дыхание. Художник пишет много и без усилий. А в посланиях Монфреду утверждает, что если бы не болезни и бесконечные финансовые проблемы, то можно было бы сказать, что жизнь совершенно наладилась. Но и тут через несколько лет вернулись депрессия и фобии. Да и с деньгами у Гогена как было плохо, так и осталось.

После его смерти все имущество ушло с молотка. Большая часть рисунков и акварелей художника была отправлена на помойку местным оценщиком, который назвал их непотребными картинками. Европейцам, которые жили на острове, картины Гогена казались чуть ли не порнографией.

А между тем главная мысль, которая таится за каждым экзотический пейзажем Гогена — о боге и его сути. Как писал сам художник: «Непостижимая тайна останется такой, какой была всегда, есть и будет, — непостижимой. Бог не принадлежит ни ученым, ни логикам. Он принадлежит поэтам, миру Грезы. Он символ Красоты, сама Красота».

Уже после кончины Гогена Европа увидела его фантастический, полный красок мир. В начале XX века в Париже выставили 227 его работ. И для людей того времени это было, как получить ответ на «окей, гугл, как выглядит Океания».


распечатать Обсудить статью