Путь в медицину

Род Боткиных к медицине никакого отношения не имел. Купеческая семья торговала чаем, отец будущего великого медика Пётр Кононович был купцом первой гильдии и владел крупной чайной фирмой, имевшей торговые связи с Китаем. В доме Боткиных было 14 детей, Сергей был одиннадцатым.

До девяти лет Сергей не умел читать и писать, его образованием фактически никто не занимался. Отец хотел отдать сына в солдаты, однако братья Сергея изменили его судьбу: они заметили, что мальчик любил пересчитывать буквы в словах, будущий учёный с ранних лет выучил цифры и устный счёт. Тогда в доме Боткиных появился домашний учитель Сергея — математик-педагог, обучающийся в Императорском Московском университете, Аркадий Мерчинский. Репетитор смог подготовить Сергея Петровича к экзаменам, и юноша поступил в частный пансион Эннеса.

Обучаясь в пансионе, Сергей Петрович понял, что хочет посвятить всю свою жизнь математике. Юноша мечтал о поступлении на математический факультет, но в 1850 году указ императора Николая I сорвал все планы одного из лучших учеников пансиона Эннеса: в высшие учебные заведения с того момента могли поступать только дворяне. Исключением был медицинский факультет, на который и пришлось поступать Боткину.

0895ac95.jpg
Сергей Боткин. (pinterest.com)

К счастью, Боткин сразу полюбил медицину. Он был одним из лучших студентов на своём факультете. Императорский Московский университет Сергей Петрович закончил со званием «лекаря с отличием».

После окончания высшего учебного заведения Боткин отправился на фронт Крымской войны, получив должность ординатора Симферопольского госпиталя. Уже тогда молодой специалист отмечал в своём дневнике мысль, которая позже вошла в его концепцию влияния среды на болезнь человека: «Особенность военной медицины состоит в особенности быта солдат, представляющегося как предмет попечения…». В этот же период жизни Боткин сформировал один из своих главных врачебных принципов — индивидуальный подход к каждому пациенту.

После Крымской войны Боткин практиковался в странах Европы, написал и защитил докторскую диссертацию «О всасывании жира в кишках», переехал в Санкт-Петербург вместе со своей женой Анастасией Крыловой. В столице Российской империи Боткин написал ряд учебников по медицине, стал профессором кафедры академической терапевтической клиники.

«Реформатор» русской медицины

Боткин, помня о несправедливости, которую он встретил в виде закона Николая I, решил помогать людям, желавшим заниматься их любимым делом. Именно поэтому Сергей Петрович стоял у истоков развития женского медицинского образования в России. В 1874 году Боткин организовал школу фельдшериц, а ещё через пару лет — «Женские врачебные курсы».

Также именно Боткин выступал за введение карет скорой помощи в Российской империи. Благодаря Сергею Петровичу температуру тела начали измерять градусником. С середины 60-ых годов XIX столетия Боткин возглавил эпидемиологическое общество, боровшееся с распространением гепатита А. Кстати, это заболевание выявил и описал именно Боткин, поэтому гепатит, А называют Боткинской болезнью.

Боткин стал первым русским лейб-медиком, то есть официально служил врачом при императорском дворе, до него на эту должность брали только иностранцев. Потом лейб-медиком служил его сын Евгений — в семье Николая II. Потомка Сергея Петровича расстреляли вместе с семьёй Романовых в доме инженера Ипатьева в 1918 году.

1.jpg
Дезинфекционная камера. (pinterest.com)

Боткин повлиял на популяризацию отдыха в Крыму. Именно он, будучи придворным доктором, решил отправить на полуостров страдающую туберкулезом императрицу Марию Александровну, сделав больную женщину настоящим трендсеттером в сфере оздоровительного туризма. Лечение в Крыму стало невероятно популярным, императоры один за другим принялись строить в Тавриде дворцы, а позже в теплые края потянулась и интеллигенция: писатели, художники, музыканты, актеры.

2.jpg
Переноска холерной больной. (pinterest.com)

Кстати, про интеллигенцию: Боткин был настоящим магнитом для творческих людей. Сестра медика, Мария, была замужем за Афанасием Фетом. Да и сам Сергей Петрович лечил многих выдающихся деятелей русского общества, ставших его хорошими друзьями. Лев Толстой, Фёдор Достоевский, Иван Крамской, Николай Некрасов, Александр Герцен, Дмитрий Менделеев, Михаил Салтыков-Щедрин, Фёдор Тютчев, Илья Репин — все они обращались за помощью к Боткину.

Боткин, в отличие от своих пациентов, стихи и романы не писал, но зато он изобрёл формулу работы терапевта, укладывающуюся в три пункта: 1) настроить больного на выздоровление; 2) лечить пациента целиком; 3) главную ответственность за появление болезни несёт внешняя среда, окружающий человека быт. Последняя составляющая особенно сильно волновала Боткина. Он убеждал своё окружение в важности среды, в которой живёт человек: «Понятие о болезни неразрывно связано с ее причиной, которая исключительно всегда обуславливается внешней средой, действующей или непосредственно на заболевший организм, или через его ближайших и отдаленных родителей…».

Друг Боткина Иван Сеченов как-то раз даже написал в своём дневнике о Сергее Петровиче: «Для Боткина здоровых людей не существовало, и всякий приближавшийся к нему человек интересовал его едва ли не прежде всего как больной…».

f52a6678.jpg
Сестра Боткина, Мария. (pinterest.com)

Впрочем, и сам Боткин был творческой личностью. У Сергея Петровича, помимо медицины, была еще одна страсть — музыка. Он ежедневно играл на виолончели и трижды в неделю брал уроки у профессора консерватории. Играли они обыкновенно ночью, в двенадцатом часу. Виолончель Боткин возил с собою всюду, но говорят, искусным музыкантом помешало стать плохое зрение. Порой он просто не видел нот и сбивался.

Но если выявить у человека слабое зрение не составляет труда, то куда сложнее определить болезнь сердца. А тем более — у себя самого. Ошибся и Боткин. Он долгое время подозревал у себя печеночную колику, не знал или не желал знать о проблемах с сердцем. А оно не выдержало чересчур напряженного ритма жизни неутомимого доктора, который про свою работу говорил так: «Научная работа для меня нужна, как насущный хлеб, без которого я существовать решительно не в состоянии…».

Ушёл из жизни Боткин в возрасте 57 лет, оставив след в истории российской медицины.


Сборник: Русские врачи

Они спасали жизни, не останавливаясь ни перед какими препятствиями. Их самоотверженность — пример для многих.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы