• 29 Июля 2015
  • 18426

Эпоха Великих географических трагедий

Читать

За новыми контурами на географической карте мира стоят сотни и тысячи человеческих жизней. О самых драматичных историях известных мореплавателей рассказывает «Дилетант».

Джеймс Кук, о котором не рассказать нельзя

Изображение 1.jpg

Джорджа Картер «Смерть капитана Джеймса Кука»

О трагедии, настигшей его в ходе третьего кругосветного плавания, слышал едва ли не каждый. В конце ноября 1778 года два корабля под предводительством капитана Кука причалили к побережью одного из Гавайских островов. Тут же на побережье собралось — по словам самого мореплавателя — несколько тысяч островитян, которые сперва приняли англичанина за божество. Однако это вовсе не помешало гавайцам красть у своего покровителя вещи, необходимые на корабле. Когда же матросы пытались вернуть украденное, между ними и коренным населением островов то и дело возникали ссоры.


Искрой, которая разожгла костер ненависти, стала пропажа с корабля клещей. Попытавшиеся вернуть инструмент матросы столкнулись с яростным сопротивлением островитян. На следующий день Джеймс Кук решился на кардинальные меры: он хотел прекратить кражи, взяв в заложники вождя племени. С десантом в 10 морских пехотинцев он ступил на злополучный остров и пригласил Каланиопу — так звали вождя гавайцев — к себе на корабль. Островитяне, вероятно, что-то заподозрили: несколько тысяч высыпало на берег, окружив команду Кука. Среди англичан началась паника, в этот момент с победоносным кличем туземцы кинулись на моряков. Капитан Кук упал, сраженный, по всей видимости, ударом копья в затылок. Не смогли покинуть остров и ещё четверо его солдат. Как писал один из выживших, лейтенант Кинг: «Тело Кука втащили на берег и окружавшая его толпа, жадно выхватывая кинжал друг у друга, принялась наносить ему множество ран». Известно, кстати, что вопреки известной песне Высоцкого, Кука гавайцы не ели.

Генри Гудзон, который вмерз на корабле в лёд

Изображение 2.jpg

Джон Кольер «Последнее путешествие Генри Гудзона»


Генри Гудзон был первым европейцем, кто описал места, где на сегодняшний день стоит Нью-Йорк. В своё последнее плавание Гудзон отправился на деньги крупных лондонских предпринимателей. 17 апреля 1610 года парусное судное «Дискавери» вышло из Лондона, Гудзон намеревался открыть северо-западный проход в Тихий океан. Уже в августе «Дискавери» зашёл в Гудзонов залив, где в течение нескольких недель пытался найти тот самый проход. Поиски прервались из-за серьёзной проблемы — корабль Гудзона просто вмёрз в лёд. Команде пришлось спуститься на лёд залива и провести долгую зимовку с небольшими запасами продовольствия на нём. Дисциплина, по словам очевидцев, на корабле была и так не на высшем уровне, а тяжёлые условия зимовки усугубили всё до предела: Гудзону пришлось даже уволить своего первого помощника, Робера Жуэ, который вынашивал план заговора. Однако не помогло и это — мятежу все равно суждено было случиться, но чуть позже. Прошло пару дней с того момента, как корабль смог освободиться из ледяного плена и продолжить экспедицию. Команда взбунтовалась, требуя отправки домой. Гудзона, его сына и ещё семь матросов высадили на шлюпку и оставили в открытом море без еды и воды. Больше об их судьбе достоверно ничего неизвестно.

Фернан Магеллан, который сражался до конца

Изображение 3.jpg

Смерть Магеллана. 1860 год


Первый человек, обошедший землю, он первым же открыл и Филиппинские острова. Экспедиция из пяти кораблей с флагманом «Тринидад», которым командовал лично Магеллан, высадилась на острове Мактан с целью усмирить туземцев, не подчинявшихся новым порядкам. Против испанских отрядов вождь Лапу-Лапу выставил местных жителей, которые успели уже изучить плюсы и минусы европейского оружия. Со стороны испанцев — они, конечно, ни на секунду не сомневались в своей победе — сражение было неподготовленным: корабли из-за отмели не смогли подойти близко и поддержать десантный отряд. В свою очередь туземцы подготовились основательно: чтобы не быть легкой мишенью для европейских ружей, они передвигались короткими перебежками, а сами наносили удары копьями в незащищенные доспехами ноги испанцев. «Узнав нашего адмирала, — пишет историограф экспедиции Антонио Пигафетта, — они стали целиться преимущественно в него. Дважды им даже удалось сбить шлем с его головы… Так сражались мы более часа, пока одному из туземцев не удалось ранить адмирала в лицо. Заметив это, туземцы толпой ринулись на него, один из них ранил его саблей в левую ногу, так что он упал навзничь. Так умертвили они нашего предводителя».

распечатать Обсудить статью