Детство, отрочество, юность «Нового Александра»

Владимир Шишов
12 Октября 2017 // 11:43

Влияние эпирского царя Пирра на военное дело античности сложно переоценить, но как же он стал тем великим полководцем, каким его узнали римляне и перед гением которого преклонялся сам Ганнибал? Судьба будто специально испытывала царя Пирра для великих свершений: в три года он был вынужден бежать из своей же страны, а едва ему исполнилось 13, как он отправился сражаться за свой трон, но потерпел поражение. В 18 лет он отличился в грандиозном сражении при Ипсе и стал свидетелем падения державы Антигона Фригийского, а после был заложником Птолемея, одного из диадохов-победителей. Только в 23 года он вернулся на родину и тут же едва не стал властителем Македонии и Греции, но удача снова изменила ему. Наконец, судьба, казалось, сама протянула «Эпирскому Орлу» подарок в виде приглашения от италийских греков. Рассказываем о непростой молодости величайшего, по мнению Ганнибала, полководца античности, который должен был объединить мир под своей властью, а вместо этого запомнился в веках лишь «пирровой победой».

Эпир и Пирриды

Царь Пирр родился в 319 году до н. э. всего через четыре года после внезапной смерти «царя царей» Александра Великого. Будучи племянником матери Александра Македонского Олимпиады, царь приходился Александру одновременно троюродным братом и двоюродным племянником. Очень скоро ему предстояло испытать на себе все превратности судьбы, но сначала немного истории самого Эпира.

Что из себя представляло Эпирское царство к моменту рождения Пирра? Традиционно Эпир (как и Македония) был границей распространения греческого влияния на севере, будучи этаким буфером между варварской Иллирией и цивилизованными землями Этолии. Населения Эпира вело патриархальный образ жизни, куда больше походя на своих северных и восточных соседей, чем на «нормальных» греков. Вся городская, а значит и торговая жизнь Эпира была сосредоточена на юге в нескольких крупных полисах, которые, впрочем, совсем не спешили подчиняться воле царя Эпира. Страна была бедна не только городами, но и населением вообще.

Рис.1.jpg
Эпир (зеленый контур) на карте Северной Греции. Отмечено местоположение столицы Додоны, где располагался почитаемый во всей Греции оракул

Только непосредственным предшественникам Пирра удалось ввести эпирские земли в орбиту греческого мира. Дядя Пирра Александр Эпирский существенно расширил влияние царей и наладил отношения с италийскими греками, которым помогал в их борьбе с местными племенами. Его сестра Олимпиада была женой Филиппа II Македонского, а сам он был женат на дочери Филиппа Клеопатре.

Вмешательство в дела диадохов не прошло для Эакида даром — его дважды «смещали» с престола, в страну даже вторгся Кассандр, сын Антипатра (наместника Македонией при Александре, которого отец обошел в завещании), так что в 316 году маленького Пирра пришлось вывезти из столицы на север в Иллирию, где его принял один из варварских вождей. В 314 году в сражении с Кассандром пал отец Пирра Эакид — его армия была разгромлена македонянами прямо с марша, в бою пали многие молосские аристократы. После смерти отца, власть в Эпире взял дядя Пирра Алкет и все время пока он правил мальчик воспитывался в Иллирии, где получил образцовое греческое воспитание.

Отрочество и дружба с Деметрием

В 306 году молодой царевич (Пирру было всего 13 лет) с оружием в руках, с помощью своего воспитателя Главка, некогда приютившего Пирра, вторгся на родину и сверг ненавидимого народом Алкета. Это стало возможно лишь благодаря тому, что Кассандру было не до эпирских дел — он был занят войной с фригийским царевичем Деметрием, который вторгся в Грецию и даже занял Афины. Интересы Фригии и Эпира совпадали, союз был скреплен свадьбой Деметрия и сестры Пирра Деидамии. Вскоре Пирру самому пришлось присоединиться к Деметрию: ослабление власти Деметрия и Антигона, привело к брожению в греческих землях, в том числе и в Эпире, где Пирр был свергнут, а власть передана безвольному Неоптолему III. Пирр морским путем отправился в Малую Азию, чтобы самолично поучаствовать в битве диадохов.

Рис.2.jpg
Бой слонов во время сражения при Ипсе


В битве при Ипсе в 301 году Пирр был одним из командиров конницы на правом фланге Антигона, которым командовал сам Деметрий. Атака фригийской конницы была удачной, Деметрию удалось рассеять конницу неприятеля, сам он отправился в погоню за сыном Селевка Антиохом. Молодой и горячий характер Деметрия не позволил тому трезво оценить ситуацию и вовремя вернуться к отцу, чтобы поддержать его пехотинцев. Фаланга фригийского царя или перешла на сторону неприятеля или была разгромлена, сам Ангигон пал на поле боя, а Деметрий с небольшим отрядом бежал. После битвы он собрал едва ли 10 тысяч воинов (из 80 тысяч!).

Сражение при Ипсе стало отличной школой для 19-летнего Пирра: он на всю жизнь запомнил, что не стоит нарушать взаимодействие между частями войска и всегда твердо старался следовать этому принципу. Величественное зрелище битвы слонов и то как эффективно они действовали против конницы уверили Пирра в необходимости включения этого рода войск в свою армию.

Рис.3.jpg
Деметрий Полиоркет один из самых заметных полководцев эллинистической эпохи. Друг и враг Пирра

После поражения Деметрий поставил Пирра наместником в Греции, где от фригийцев один за другим отпадали полисы. Но вот уже в 299 году Пирр был отправлен в Египет в качестве почетного заложника после заключения мира Деметрия с Птолемеем Египетским. И это в тот момент, когда власть Кассандра в Эпире пошатнулась после нескольких неудачных кампаний на Балканах, казалось, что эпириоты вот-вот призовут молодого наследника на престол, восстав против македонских оккупантов. Пирр, давно мечтавший о возвращении родного царства, крепко обиделся на Деметрия, который так ловко разменял его на переговорах с другими диадохами.

В Египте и возвращение домой

В царстве Птолемея Пирр, в отличии от типичного поведения царских заложников, не предался кутежам и распутству, вел жизнь простую и умеренную, не забывая подчеркивать свой царский титул. Такой образ жизни резко выделял его из сонма царских придворных и заставил обратить на себя внимание самого Птолемея и его жены Береники. За Пирра была сосватана дочь Береники, а в качестве царского приданого была обещана царская диадема Эпира. Но все это было еще впереди: Птолемей не желал ввязываться в войну за Эпир ни с Кассандром, ни с Селевком, так что пока Пирр наслаждался обществом молодой супруги и пристально изучал устройство государства Птолемея, грамотная политика которого на сотню лет сделала Египет одним из самых сильных и заметных государств Средиземноморья. Неудивительно, что став царем Эпира, Пирр в своих реформах подражал египетскому владыке.

Рис.4.jpg
Фаланга в атаке

Пирр вернулся на Балканы около 296 года до н. э., когда смерть Кассандра и скорая кончина его наследника Филиппа, открыли возможность вмешаться в македонские дела Птолемею и Лисимаху (царю Фракии, области на берегу Мраморного и Черного морей), которые были тестями претендентов на македонский престол. Птолемей решил увеличить свои шансы на занятие Македонии, отправив в Эпир Пирра, который стал соправителем царя Неоптолема III, а после его убийства (Плутарх сообщает драматичную историю как Пирр пригласил соправителя на пир и там сам убил его) правил единолично. Стоит отметить, что формально Пирр был царем молоссов — только одного из 14 (по Страбону) эпирских племен. Для остальных он был лишь гегемоном, что очень скоро сказалось на возможностях Пирра (в первую очередь на мобилизационных).

Война с Деметрием

Уже на следующий год к Пирру прибыл македонский царевич Александр, нуждавшийся в сильном союзнике против брата Антипатра. Деметрий, энергично воевавший со спартанцами, Александру отказал, а вот Пирр с радостью согласился, в обмен на интересующие его земли на юге и востоке Эпира. Александр легко согласился и у Пирра появилась возможность испытать на прочность результаты своих свершений за последний год (среди прочего, создание национальной армии), но Антипатр, не ожидавший столь быстрого выступления Пирра, был вынужден оставить страну и бежать к Лисимаху во Фракию.

Формально выполнив союзнические обязательства, Пирр поспешил вывести войска из Македонии, чтобы не вступить в сражение ни с Лисимахом, ни с Деметрием, ни один из которых не был доволен сложившимся положением вещей (разделением страны между Александром и Антипатром). Очевидно, что даже в таком молодом возрасте Пирр уже был талантливым стратегом: едва последние отряды его армии ушли в Эпир, как на юге появился Деметрий с войском. Он убил Александра и провозгласил себя царем Македонии. Теперь Деметрий и Пирр, бывшие некогда близкими друзьями, стали соседями, однако, их отношения вряд ли можно было назвать хотя бы нейтральными: Деметрия от немедленного вторжения в Эпир удержали лишь новые восстания в Греции, грозившие отрезать его от заморских владений, а Пирр явно был недостаточно силен, чтобы начинать в атаке.

Рис.5.JPG
Пирр Эпирский

Напряженный мир сохранялся до 291 года, пока наконец вражда не переросла в полноценную войну. Все началось с того, что безмерный аппетит Деметрия теперь распространился и на Фракию, где Лисимах вел крайне неудачную войну на Дунае. Птолемей справедливо опасался растущего могущества сына Антигона, так что он быстро сколотил коалицию, куда вошел Пирр и противники Деметрий в Греции, прежде всего, Фивы. Греческий город в очередной раз стал центром сопротивления, но Деметрия не зря прозвали «Полиоркетом» — покорителем городов. Фивы были взяты благодаря впечатляющему осадному искусству Деметрия, построившего огромную башню, теперь за свое вероломство должен был быть наказан Пирр — в кампанию 291 года он вторгся в Фессалию, перекрыв пути снабжения Деметрия с Македонией.

Битва в Этолии

Весной 289 года Деметрий вторгся на земли этолийцев — давних и надежных союзников эпирского царя. Пирр двинулся на юг, Деметрий, оставив корпус в Этолии, на север. Встреча армий, однако, так и не произошла: Деметрий ворвался в Эпир, который принялся грабить, Пирр атаковал отряд македонян в Этолии. Летом 289 года где-то в долинах Этолии сошлись армии Пирра и стратега Деметрия Пантавха.

Это было первое крупное сражение царя, в котором он был главнокомандующим. От его полководческого гения на этот раз зависел весь успех его дела: поражение объединенной армии означало гибель независимых Этолии и Эпира. На стороне македонян были давние традиции и выучка, на стороне Пирра рвение и талант. Эпирским фалангитам, обученным и вооруженным по македонскому образцу, предстояло тяжелое испытание. Плутарх также рассказывает нам о поединке Пантавха и Пирра, якобы решившего исход сражения:

«Сперва они метнули друг в друга копья, а потом, сойдясь врукопашную, бились на мечах столь же упорно, сколь и умело. Пирр получил одну рану, а сам ранил противника дважды — один раз в бедро, другой в шею — и свалил его, но умертвить не смог, так как друзья отбили Пантавха и унесли. Эпироты, ободренные победой своего царя и дивившиеся его доблести, прорвали своим натиском строй македонян, бросились преследовать бегущих и многих убили, а пять тысяч взяли в плен». Плутарх, Сравнительные жизнеописания. Пирр, 7.

После победы в Этолии авторитет Пирра в своей стране и далеко за ее пределами возрос неимоверно. О нем заговорили как о живом боге и новом Александре, «в нем единственном возродились дух и воля Александра Великого», восхищенные подданные прозвали царя «Орлом». Деметрий, услышав о столь впечатляющем успехе Пирра, поспешил уйти из Эпира, а вскоре и вовсе тяжело заболел. Пирр воспользовался болезнью неприятеля, вторгся в Македонию, отомстив за разорение родной земли, и только после того как Деметрий мобилизовал все силы, отошел в пределы своей страны (потеряв, впрочем, арьергард, настигнутый македонянами). На следующий год между царями был заключен мир. Пирр отказывался от Керкиры (о. Корфу), взамен Деметрий признавал за эпирским царем земли, которые ему некогда отдал царевич Александр. Но мир продлился совсем не долго.

Царь Эпира и Македонии

Уже в 287 году Пирр повторно вторгся в Македонию, где Деметрий был вовсю занят приготовлениями к походу на восток: он мечтал подобно Александру собрать внушительную армию и возродить империю от Македонии до Индии. И тут так некстати снова появился Пирр. Казалось, что пришла очередь нового грандиозного сражения эпохи диадохов, но на деле армия Деметрия, изнуренная самодурством и деспотией царя, попросту лишила его царской короны, объявив царем Пирра. Деметрию пришлось бежать из собственного лагеря. Пирр теперь стал не только эпирским владыкой, но и правителем большей части Македонии (восточные области отошли Лисимаху, к пущему разражению самого Пирра). Заключив мир и с Деметрием, и с Лисимахом, он спокойной правил несколько лет, накапливая силы и устраивая небольшие военные акции на окраинах своей державы, чтобы македонские солдаты, провозгласившие его царем, не заскучали.

В 286 году Деметрий все же отправился в свой авантюрный поход в Азию, где попал в плен к Селевку и умер у него при дворе в 283 году. В Македонию опять пришла война. В 284 году Лисимах вторгся в пиррову Македонию, сосредоточив превосходящие силы, сумел окружить армию Пирра, которому пришлось срочно ретироваться в Эпир, после того как македонские контингенты стали переходить на сторону фракийца. Македония была потеряна, Пирр снова оказался заперт в своей родной стране, приходилось все начинать заново. Но энергичная натура и острый ум не давали покоя молодому царю, так что очень скоро он нашел себе новое занятие, на этот раз на западе…

Великая Греция и Италия

Земли Южной Италии еще в VII веке до н. э. подверглись греческой колонизации. Богатство этих земель привлекали многих, так что очень скоро сюда переселилось столько греков и было основано столько городов, что эту область стали называть Великой Грецией. Впрочем, уже в V веке греков здесь потеснили племена италиков, да так, что год от года ситуация становилась хуже, и грекам пришлось обратиться за помощью к своим континентальным «согражданам». В 330-х сюда прибыл спартанский царь Архидам, нанятый для борьбы с италиками, но его войско было разбито миссапиянами, а сам он пал в сражении.

Рис.6.jpg
Италия

После, здесь побывал дед Пирра Александр Эпирский, где заслужил славу удачливого полководца и талантливого дипломата. Ему удалось остановить экспансию италийских племен на юг и даже серьезно потеснить их, отбив несколько крупных городов, но вскоре против него восстали сами греки, которые его призвали. Итог войны на два фронта закономерен: Александр потерпел поражение и был убит во время переправы через реку. Затем последовало еще несколько экспедиций «с материка» на помощь италийским грекам, прежде всего, Таренту. Все они даже если начинались удачно, разбивались о безмерные амбиции приглашенных «кондотьеров» и нежелание Тарента делить с кем-либо кусок «итальянского пирога». Все это вело к постепенному увяданию Тарента как политического центра, при сохраняющейся роли одного из главных торговых и ремесленных центров всего Средиземноморья.

Рим и Тарент

В начале III века до н. э. положение греков на юге Италии еще более осложнилось: за каких-то полвека Римская Республика превратилась из просто сильного государства, занимавшего значительные земли в Средней Италии, в настоящего гегемона. Победа против целой коалиции врагов в ходе Латинских и Самнитских войн делала независимость италийских греков если не эфемерной, то временной.

Тарент, долгое время державшийся подальше от войн с Римом, наконец-то увидел тот Дамоклов меч, что навис над его суверенитетом. В 281 году римляне нарушили договор с Тарентом, по которому ни одно римское судно не должно было пересекать Лацинский мыс (находящийся неподалеку от Кротона), десять римских галер появились на тарентском рейде в разгар Великих Дионисий — главного греческого праздника. Этого тарентинцы стерпеть уже не могли: часть галер была потоплена, одна даже захвачена. Война с Римом началась.

Рис.7.jpg
Соотношение сил Рима и Пирра с союзниками в разное время.

Однако вести войну в одиночку Тарент не мог — город был торговым, но никак не военным центром, тарентская знать давно поняла, что армию проще купить, чем воспитывать самим, благо денег на это хватало. Было решено призвать Пирра Эпирского, с которым Тарент связывало давнее сотрудничество. Пирр согласился не сразу, но согласился, иного выхода у царя не было. Путь в Македонию после смерти Лисимаха был заказан, так как там воцарился один из сыновей Птолемея — тоже Птолемей. Он вместе со своим братом Птолемеем (кто бы мог подумать), образовал союз египетской и македонской монархий. В этом контексте большая экспедиция на запад была выгодна всем (кроме римлян, разумеется). С одной стороны, Птолемеи устраняли с Балкан неуемного эпирского царя, Тарент получал отлично обученное войско во главе с уже прославленным вождем, с другой стороны сам Пирр мог расширить пределы своей державы на запад, повторяя в каком-то смысле поход Александра: освобождая греков от власти варваров, только вместо Азии была Италия, а вместо персов были римляне. Велика ли, в конце концов, разница?! Пирр быстро «состряпал» договоры со всеми участниками похода: македонский Птолемей обещал помочь войсками (в т. ч. столь нужными Пирру слонами), Птолемей египетский гарантировал сохранность владений царя и обещал денежное довольствие его армии. Весной 280 года Пирр покинул родину с двумя своими сыновьями (которых сызмальства закалял в боях), более чем 20 тысячами пехотинцев, 2000 всадников и 20 слонами. Здесь, накануне своего величайшего путешествия, которое должно было закончиться триумфальным шествием греков по Италии, а затем и всему западному Средиземноморью, где уже имелись многочисленные греческие колонии, мы и оставим эпирского царя. Ему предстояло еще немало славных сражений и битв, но снискать славу «Александра Запада» он так и не смог, но обо всем этом в следующий раз. Продолжение следует.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте