Страсти британского двора: блеск и нищета леди Гамильтон

08 Января 2016 // 10:00
Страсти британского двора: блеск и нищета леди Гамильтон

Жизнь Эммы Гамильтон — это красивая история Золушки XVIII века, во многом романтизированная и приукрашенная. Ее судьба вдохновляла писателей и режиссеров, каждый из которых привнес свои штрихи к портрету этой дамы. У одних авторов она представлена наивной и чистой девушкой с высокими моральными принципами, которую сломали жизненные обстоятельства. Другие изобразили Эмму хваткой и напористой аферисткой, которой просто повезло выгодно себя продать. Кем же на самом деле была леди Гамильтон? Попытаемся разобраться.

1.jpg
Эмма в образе Цирцеи


Сведения о детстве Эммы довольно противоречивы. По одной из версий, она была дочерью бедного кузнеца Генри Лайона и его супруги Мэри. По другой, Генри Лайон был вовсе не кузнецом, а дворянином, и Эмма родилась от его внебрачной связи с Мэри. Так или иначе, девочка появилась на свет 26 апреля 1765 года. Отец ее либо скончался почти сразу после этого, либо просто бросил бывшую любовницу с младенцем.

Вдвоем с матерью они перебрались к родне в северный Уэльс, где Мэри работала батрачкой. Дела шли плохо, и потому Эмма была вынуждена трудиться с самого раннего детства. С 6 лет она торговала углем, а, едва достигнув 12-летия, устроилась няней и гувернанткой. Будучи маленькой нищей девочкой, Эмма мечтала, что однажды у нее будет большой красивый дом, дорогие наряды и украшения, прислуга, своя карета и много-много денег.


Она была необыкновенно хороша собой: роскошные волосы, отливающие медью, глубокие синие глаза, белая кожа и тело греческой богини. По легенде, однажды юную Эмму увидел великий живописец, признанный мастер Джордж Ромни, который был проездом в тех краях. Его так впечатлила красота девушки, что он пригласил ее в Лондон и предложил позировать за вполне приличную плату. Вскоре Эмма оставила мать и работу служанки, и отправилась в столицу попытать счастье.

Она была скверно образована, а, кроме того, не обучена манерам. Впрочем, ее необыкновенная красота, живость ума и веселый нрав помогали прокладывать дорогу. Эмма увлеклась театром. Однажды увидев постановку «Ромео и Джульетта», она твердо решила стать актрисой. Ей неплохо удавались перевоплощения, она с легкостью запоминала текст и входила в образ. Вскоре ее взяли работать в Друри-Лейн, но платили там крайне скудно, и Эмма была вынуждена влачить довольно-таки жалкое существование.

Однажды ее заметил человек по имени Джеймс Грэхем. Он называл себя доктором и целителем, и зарабатывал на жизнь необычными практиками, к которым прибегали знатные и богатые особы в надежде исцелиться от различных недугов и вернуть себе молодость. Грэхем держал так называемый «Храм здоровья», и одну из ключевых ролей отвел совсем еще юной Эмме. Ее задача была проста — она должна была возлежать на специальном ложе в образе Гебы-Вестины, полностью обнаженной, и демонстрировать посетителям «Храма», как выглядит женщина с идеальными пропорциями тела. Эмма закрывала лицо плотной вуалью, однако ее личность недолго оставалась в секрете. В то же время она была любимой моделью Ромни, который запечатлел ее во многих образах: вакханки, Ариадны, Цирцеи, Марии Магдалины. Всего Ромни написал около 60-ти портретов Эммы.


2.jpg
Карикатура на знаменитые обнаженные выступления леди Гамильтон

Сотни мужчин ежедневно приходили в «Храм» любоваться на прекрасную Гебу-Вестину, Эмма надеялась, что с помощью одного из них она сможет осуществить главную мечту — превратиться в настоящую леди, великосветскую даму. Вскоре ее заметил баронет, сэр Гарри Фезерстоун. Он предложил Эмме стать его любовницей и украшением дома — она должна была развлекать гостей Фезерстоуна танцами, пением, игрой и шутками. Около полугода она жила, не зная ни в чем отказа, а потом забеременела. Гарри был в бешенстве: ребенок от любовницы никак не входил в его планы. Он бросил Эмму, и ей, оставшейся фактически без средств к существованию, пришлось обратиться за помощью к матери. Вскоре она родила девочку, которую также назвала Эммой, ее отдали на воспитание в чужую семью.



Положение Эммы было незавидным: связи со старыми любовниками были разорваны, деньги закончились, жизнь вдалеке от Лондона была невыносима. Эмма решилась написать старому знакомому, сэру Чарльзу Гревиллу, одному из завсегдатаев вечеринок в доме Гарри Фезерстоуна. Гревилл симпатизировал прекрасной молодой девушке, однако, будучи младшим сыном в семье, не располагал достаточными средствами, чтобы обеспечить себе и любовнице роскошную жизнь. Впрочем, он все же решился пригласить Эмму в свой дом.

Переехав в скромное жилище на окраине Лондона, Эмме пришлось учиться быть экономной хозяйкой — Чарльз был не только небогат, но к тому же скуп. Он выделил на содержание любовницы небольшую сумму, так что ничего лишнего она себе позволить не могла. Впрочем, Эмму такое положение вещей устраивало: она решила, что пришла пора распрощаться с прежней разгульной жизнью и, вероятно, остепениться.

Чарльз всерьез занимался просвещением Эммы — ей наняли учителей, которые, помимо всех тех искусств, которыми должна владеть светская дама, преподавали также общие науки. Урожденная Лайон, она также пожелала сменить фамилию, чтобы окончательно порвать связи со своим прошлым. Отныне она носила имя Эмма Харт.


3.jpg
Эмма в образе Марии Магдалины

Гревилл был весь в долгах: он не располагал достаточным состоянием, а жить по средствам не умел. К тому же, содержание такой роскошной девушки, как Эмма, больно било по его бюджету. Кредиторы атаковали Чарльза, грозили судом и долговой тюрьмой. Впрочем, спасательный круг все же был.

Дядя Чарльза, Уильям Гамильтон, посланник английского короля в Неаполе, был человеком весьма состоятельным и не раз выручал незадачливого племянника из сложных ситуаций. Это был уже немолодой, однако очень активный и живой мужчина, спортсмен, весельчак, археолог, обожавший древности и искусство. Его первая супруга скончалась, и вскоре после этого он приехал в Лондон по делам, где и навестил племянника. Лорд Гамильтон был поражен красотой Эммы. Он видел картину Родни «Цирцея» и мечтал лицезреть модель живьем. Вскоре дядя и племянник заключили взаимовыгодную сделку, о которой Эмма до поры до времени, разумеется, не знала. Гамильтон обещал выплатить все долги Гревилла, а также завещать ему большую долю наследства, если тот отдаст ему Эмму. Чарльз, которому любовница уже успела наскучить, с радостью согласился.

Гамильтон «выписал» Эмму из Лондона в Неаполь, оплатив расходы на ее поездку, в надежде скорее заполучить свое сокровище. Вместе с мисс Харт приехала и ее мать. Эмма еще долгое время питала надежды на то, что и Чарльз прибудет следом, она искренне полагала, что тот собирался на ней жениться. Однако месяцы шли, а дорогой Гревилл даже не отвечал на письма.



Девушка стала настоящим трофеем для пожилого Гамильтона — она была звездой местного общества, радушной и изобретательной хозяйкой, легкой, веселой, всегда в приподнятом настроении. В свою очередь Уильям окружил ее невероятной роскошью. Эмму представили ко двору, где она была встречена весьма радушно, а королева — Мария-Каролина, женщина волевая и решительная, дочь великой Марии Терезии и сестра Марии-Антуанетты, и вовсе сделала юную мисс Харт своей компаньонкой.

Вскоре случилось то, чего так ждала и к чему стремилась Эмма — лорд Гамильтон предложил ей стать его женой. Их свадьба состоялась 6 сентября 1791-го года. Жениху было 60 лет, невесте — 26. Наконец-то маленькая Эмма стала полноправной леди, но, помимо очевидных бонусов положения, она также была отныне единственной наследницей состояния Гамильтона. Чарльз Гревилл остался с носом.


4.jpg
Лорд Уильям Гамильтон

Последней и, вероятно, главной любовью роковой красавицы стал адмирал и герой Англии — Горацио Нельсон. Это было неспокойное время — революция во Франции и казнь королевской семьи повергла в ужас монархов Европы. Адмирал Нельсон спешил в Неаполь, чтобы занять выгодную позицию и защитить королевство от французов.

Нельсон был радушно принят при дворе — еще бы, именно на его таланты и искусство рассчитывали Мария-Каролина и ее супруг Фердинанд, панически боявшиеся бунтарей. Для адмирала раскрыл двери своего дома и Уильям Гамильтон. Эмма, которая уже встречала Нельсона в Лондоне, была очарована отважным моряком. Он был женат, однако несчастливо, и даже не счел нужным таить от супруги связь с замужней женщиной. Гамильтон также, кажется, не возражал против увлечения супруги — в конце концов, это был не последний человек в Англии. Эмма же была не только любовницей адмирала, она также принимала активное участие в политической жизни — именно через нее передавались важные послания от английского правительства к неаполитанской королеве. Супруги Гамильтон и Горацио Нельсон жили под одной крышей и являли собой своеобразный «тройственный союз» — эта пикантная ситуация породила в обществе немало шуток и сплетен.

Нельсон уходил в экспедиции, Эмма с тревогой и нетерпением ждала его возвращения. Периодические успехи англичан, тем не менее, не смогли остановить нашествие французов. Королевская семья вынуждена была бежать из столицы.



А Эмма, тем временем, забеременела от адмирала Нельсона. Он оставил супругу и открыто жил с леди Гамильтон в Лондоне — такая дерзость не осталась незамеченной обществом, и в госте к счастливым влюбленным заходило все меньше и меньше знакомых. Впрочем, им вполне хватало компании друг друга. Война с французами и военный долг не позволяли Горацио проводить достаточно времени со своей возлюбленной и дочерью, но он всегда помнил о своей маленькой Эмме и регулярно слал ей письма. Впоследствии, когда они были украдены и опубликованы, этот факт обернулся против Эммы.


5.jpg
Адмирал Нельсон

21 октября 1805 года в сражении у мыса Трафальгар адмирал Нельсон был смертельно ранен и вскоре скончался. Его тело было доставлено в Лондон только к январю, и 9-го числа прошла церемония захоронения в соборе святого Павла. Нельсон опасался за судьбу ненаглядной Эммы и неоднократно при жизни просил английское правительство позаботиться о ее благополучии после его кончины. Однако его просьба была проигнорирована — власти охотно снабжали деньгами семью Нельсона, но его любовница и дочь были оставлены без средств к существованию.

Эмма, которая потратила все состояние, оставшееся после смерти Гамильтона, сделала миллионные долги и попала в тюрьму. Затем, в надежде сбежать от кредиторов, леди Гамильтон вместе с дочерью отправилась во Францию. Она пристрастилась к выпивке и последние несколько лет провела, практически не покидая своего жилища в Кале. Там она скончалась 15 января 1815 года, немного не дожив до 50-летия.


Автор — Дарья Александрова.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 1

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Mirea Белова 01.10.2016 | 15:1515:15

На историческую достоверность статья никак претендовать не может. У автора не хватает знаний. Прежде чем делать недостоверные вбросы, хорошо бы почитать о правах женщин в довикторианской Англии. Женщина была юридически бесправна и после замужества становилась собственностью своего супруга и разумеется она не могла наследовать его состояние, ибо наследование шло по мужской линии. Только в середине восемнадцатого века вдова могла претендовать на треть состояния супруга, до этого момента она была фактически никто. Её могли избить, забить насмерть, отнять ребёнка, выгнать из дома на основании неповиновению мужу и тэдэ. И все это было законно, разве что убийство могло караться годом заключения, если мужу не удавалось доказать, что жена его сама спровоцировала его на убийство (но, как правило, суды охотно верили мужьям на слово). Только при Виктории стал подниматься вопрос о правах женщин, так что вполне можно представить, о чем мечтала маленькая Эмма (в основном о том, как не умереть с голоду, поскольку женский труд оценивался примерно в десять раз ниже мужского) и куда она хотела вырваться. После смерти отца (или его отказа от семьи) она и мать фактически становились кормилицами объемной семьи - по тем временам на продажу угля можно было содержать только самое себя и при этом жить впроголодь. Разумеется, девочки из неполных семей становились чаще всего проституками, чтобы не идти в работный дом. В таком свете действия правительства выглядят вполне адекватно - она ссужали деньги Нельсону, но женщине (да не важно какой - женщина была чем-то вроде растения или придатка мужчины и сама по себе вызывала разве что недоумение) никогда.