«Полудержавный властелин» Александр Меншиков

Дарья Пащенко
08 Сентября 2017 // 19:54

Из грязи в князи и обратно: такой путь проделал Александр Меншиков, знаменитый сподвижник Петра I. Согласно расхожей легенде, будущий фаворит императора в детстве торговал пирогами, а последние дни «полудержавного властелина», лишенного чинов и имущества, прошли в простом крестьянском доме. О том, как к этой неоднозначной, но, безусловно, яркой личности относились современники и историки – в нашем материале. 

«Примечательно, что князь Меншиков, не будучи рожден дворянином, не умея даже ни читать, ни писать, пользовался, благодаря своей деятельности, таким доверием своего господина, что мог на протяжении многих лет подряд управлять обширной империей».

 Б. К. Миних

«Мальчишка отличался остроумными выходками и балагурством, что было в обычае у русских разносчиков, этим он заманивал к себе покупателей. Случилось ему проходить мимо дворца знаменитого и сильного в то время Лефорта; увидев забавного мальчика, Лефорт позвал его к себе в комнату и спросил: «Что возьмешь за всю свою коробку с пирогами?» — «Пироги извольте купить, а коробки без позволения хозяина я продать не смею», — отвечал Александр — так звали уличного мальчика. «Хочешь у меня служить?» — спросил его Лефорт. «Очень рад, — отвечал тот, — только надобно отойти от хозяина». Лефорт купил у него все пирожки и сказал: «Когда отойдёшь от пирожника, тотчас приходи ко мне». С неохотой отпустил пирожник мальчика и сделал это только потому, что важный господин брал его в свою прислугу. Меншиков поступил к Лефорту и надел его ливрею».

Н. И. Костомаров

«Меншиков происходил от дворян белорусских. Он отыскивал около Орши своё родовое имение. Никогда не был он лакеем и не продавал подовых пирогов. Это шутка бояр, принятая историками за истину».

А. С. Пушкин

«Величавый вид Государя, чрезвычайно красиво сидевшего на лошади, составлял немалое украшение всего зрелища: всадник по истине был вполне Царственный. По левую руку его находился Господин Александр Данилович Меншиков (Alexander Danielewits die Mensikof), одетый также в платье из золотой парчи, на отличном же коне, богато убранном и имевшем на передних ногах, как у Царского коня, серебряные кольца».

Корнилий де Бруин

фото 1.jpg
Меншиков в Голландии во время Великого посольства

«Среди десятков тысяч листов, сохранившихся в фамильном архиве Меншикова, не обнаружено ни одного документа, написанного рукой князя. Не попадались и следы правки и редактирования составленных документов. Даже сотни писем к Дарье Михайловне, сначала наложнице, а затем супруге, не говоря уже о тысячах писем к царю и вельможам, все до единого были написаны канцеляристами».

Н. И. Павленко

«В сущности Меншиков самый надменный человек, какого только можно себе представить, содержит он многочисленный двор, обладает несметным богатством и большими широко раскинутыми поместьями, не считая княжества Ингерманландского, презирает всех и пользуется величайшим расположением своего государя.

Уровень ума его весьма посредственный и во всяком случае не соответствующий тем многочисленным важным должностям, которые ему доверены. Между прочим, он состоит также гофмейстером царевича, который в бытность мою в России путешествовал за границей и находился в Саксонии. Князь Меншиков говорит порядочно по-немецки, так что понимать его легко, и сам он понимает, что ему говорят, но ни по-каковски ни буквы не умеет ни прочесть, ни написать, может разве подписать свое имя, которого, впрочем, никто не в состоянии разобрать, если наперед не знает, что это такое. В таком великом муже и полководце, каким он почитается, подобная безграмотность особенно удивительна».

Юст Юль

фото 2.jpg
Портрет Александра Меншикова. Около 1716 — 1720 гг.

«День ужасный, так как сегодня казнено двести человек. Этот день несомненно должен быть отмечен черной краской. Все были обезглавлены топором. На пространной площади, прилегающей к Кремлю, были приготовлены плахи, на которые осужденные должны были класть головы. Я измерил шагами длину плах и нашел, что ширина вдвое их длины. Его царское величество с известным Александром, общество которого он наиболее любит, приехал туда в карете и, проехав через ужасную площадь, остановился неподалеку от нее, на том месте, где тридцать осужденных поплатились головой за свой преступный заговор».

Иоганн Георг Корб

«Но в тож время Александр Меньшиков почал приходить в великую милость, и до такаго градуса взошел, что все государство правил почитай, и дошел до градуса фельдмаршала, и учинился от цесаря сперва графом имперским, а потом вскоре принцом, а от его величества дуком ижерским. И токмо ему единому давалось на письме и на словах светлость. И был такой сильной фаворит, что разве в римских гисториях находят».

 Б. И. Куракин

«Осталась у меня одна рука, вороватая, да верная».

Петр I о Меншикове после смерти Лефорта

Печать Сохранить в PDF

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте