Женские батальоны смерти

Елена Бухтеева
06 Апреля 2017 // 12:00

Хрупкая фигурка в кокетливом берете с ружьем наперевес. При виде прекрасных дам, неожиданно появившихся на фронте в 1917 году, подавляющее большинство русских солдат испытывало недоумение. Заряда патриотизма, как это задумывалось Керенским и Родзянко, так и не последовало.

Героическая жизнь женских батальонов оборвалась с приходом к власти большевиков. Однако многие из девушек так и не смогли вернуться к мирной жизни и продолжили нести службу под флагами Белого движения.

По Высочайшему дозволению

Воинским частям из женщин-добровольцев повезло со своим руководителем. Мария Леонтьевна Бочкарева участвовала в сражениях с самого начала Первой мировой. Правда, перед отправкой на фронт ей пришлось повоевать со стереотипами. Мужчины-военные настоятельно рекомендовали ей стать сестрой милосердия. Тогда Бочкарева направила телеграмму Николаю II, и ее зачислили в 28-й пехотный Полоцкий полк. Женщинам тогда запрещалось участвовать в боевых действиях без согласия на это императора.

Поначалу сослуживцы насмехались над девушкой, однако с течением времени она заслужила уважение даже самых опытных солдат. Уже после первых боев Мария получила медаль «За храбрость». Она спасала пострадавших на поле боя и шла в атаку в первых рядах. Дважды была ранена. Бочкарева получила звание унтер-офицера, что для русской армии было явлением уникальным.

фото 1.jpg
Мария Бочкарева

Судьбоносной для нее оказалась встреча с Михаилом Владимировичем Родзянко, который в апреле 1917 года направился в армию с агитационной ревизией. Упаднические настроения достигли своего пика; к этому моменту Россия потеряла на фронтах Первой мировой не меньше 500 тысяч человек. После февральской революции армия медленно, но верно шла к своему развалу. Нарастали противоречия между солдатами и офицерским корпусом. Над непопулярными руководителями совершали самосуд. В кадровом составе произошли серьезные перестановки: по инициативе Временного правительства были уволены сотни генералов, ранее занимавших высшие должности. Так, например, работы лишились 70 начальников дивизий, то есть порядка 25% от их общего числа.

Еще больше хаоса в ряды армии принесла пропаганда. Бедному солдату вручали десятки брошюр разного политического градуса. Только кадеты за март и апрель 1917 года выпустили около 2 миллионов плакатов и листовок.

Мария Леонтьевна, девушка воинственная и харизматичная, тоже должна была стать орудием пропаганды.

Прекрасные дамы и грубые нравы

По приглашению Родзянко Бочкарева отправилась в Петроград. С трибуны она выступила с пламенной речью. Надо сказать, что идея создания женских батальонов нашла широкий отклик — о своем желании отправиться на фронт заявили несколько тысяч женщин разного возраста и происхождения. Были среди них и иностранки. Александр Керенский рассматривал «батальоны смерти» как шанс поднять боевой дух армии. «Женская рать будет той живою водою, которая заставит очнуться русского старого богатыря», — говорилось в воззвании Московского женского союза.

фото4.jpg

Девушки, которым были свойственны романтические иллюзии, отсеивались с самого начала. У Марии Леонтьевны вставали в 5 утра. Учения шли до позднего вечера, прерывались только на обед и краткий отдых. Женщин стригли наголо. Нарушителей дисциплины Бочкарева наказывала лично. Она запретила всякую пропаганду; свобода Родины была единственной целью. На фронт девушек привела обеспокоенность судьбой своей страны.

фото3.jpg

Было сформировано несколько подразделений, из них участие в боевых действиях принимал только Петроградский ударный батальон. Однако Временное правительство просчиталось в своих оценках: женские формирования на фронте не вызвали ожидаемого патриотического подъема. Напротив, присутствие на поле боя девушек солдаты восприняли крайне недоброжелательно. В их адрес звучали оскорбления и ругательства. Тяжелые ранения, тысячи убитых — казалось, что ужасы войны не предназначены для женских глаз. Намного более органичной для женщин казалась роль сестер милосердия.

Однако, по воспоминаниям руководства, девушки в сражениях не знали страха. Антон Иванович Деникин, поначалу назвавший формирование батальонов смерти «преждевременным и нежелательным», позже отмечал небывалый героизм Бочкаревой и ее подопечных.

фото 2.jpg

Боевое крещение батальон принял в местечке Крево, возле которого проходила линия фронта. На 9 июля было запланировано наступление, однако днем ранее противник нанес упреждающий удар. Девушки сражались наравне с мужчинами. Убиты были около 30 человек, ранены порядка 70. Марию Леонтьевну произвели в чин подпоручика.

После июля 1917-го женские батальоны смерти больше не участвовали в военных действиях. Но на этом их миссия не закончилась.

Штурм Зимнего дворца

25 октября 1917 года роту из 137 человек направили на защиту Зимнего дворца. Девушки заняли оборону на первом этаже. Помимо них Временное правительство защищали несколько рот юнкеров и 40 инвалидов Георгиевских кавалеров. По воспоминаниям современников, казаки покинули здание после того, как увидели женщин с оружием. В ходе штурма девушки сдались и были направлены в казармы Павловского полка.

После принятия большевиками декрета о мире женские батальоны прекратили свое существование. Бочкарева эмигрировала и приобрела за рубежом известность. Ее принимали президент США Вудро Вильсон и король Великобритании Георг III. В разгар гражданской войны Мария Леонтьевна вернулась в Россию и спустя несколько месяцев после приезда была арестована. 16 мая 1920 года ее расстреляли.

Печать Сохранить в PDF

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте