5 произведений искусства, чтобы понять Катар

05 Декабря 2018 в 15:30
Распечатать Сохранить в PDF

До 10 декабря в петербургском Манеже проходит выставка «Современный Катар: искусство и фотография». Музеи Катара пригласили своих и иностранных актуальных художников и фотографов рассказать о стране, в которой современное искусство чувствует себя комфортно рядом со средневековыми нормами. Diletant.media попросил доцента Высшей школы экономики Александра Королева выбрать из 350 работ выставки те, которые рассказывают о Катаре самое главное.

Фотографии – ЦВЗ «Манеж»

1
Эра без эры. Кристто и Эндрю
2 голоса
Эра без эры. Кристто и Эндрю

2012

Фотография

Работа дуэта Кристто и Эндрю, хоть и имеет загадочное отвлекающее название «Эра без эры», на самом деле довольно прозрачна по смыслу. Прекрасная восточная женщина, одетая в платок, но с открытым (как бы подставленным под камеру) лицом смотрит куда-то вдаль, в одной руке держа пластиковый стакан кока-колы, а другую приблизив ко лбу. С точки зрения эстетики поп-арта получается иронически-позитивный взгляд на тему Востока и Запада. Судя по всему, Восток сможет успешно адаптироваться к западным стандартам через массовую культуру и ее нехитрые механизмы. 

Однако фигура этой женщины недаром кажется такой героически-монументальной. Если изображение европейца со стаканом популярного напитка в руках будет скорее всего восприниматься как рекламный штамп, то здесь о подобных ассоциациях речи быть не может. Как видно, присутствие кока-колы (агрессивная низкая символика западной культуры) не затрагивает высокой восточной символики, которую воплощает в себе величественная женская фигура. Она не опошляет ее. Таким образом параллельно с ироническим прочтением может иметь место и нечто вполне антиироническое.

2
Изменяющиеся личности. Эмелина Соарес
1 голос
Изменяющиеся личности. Эмелина Соарес

2018

Пигмент и песок

Художница сама приехала в Петербург, чтобы при помощи пигментированного песка выложить на полу Манежа настоящий великолепный восточный ковер. Первое впечатление – какая красивая, какая восточная вещь! Затем, когда выясняется, что ковер из песка (как тибетская мандала), начинаешь видеть тонкую игру смыслов. Рисунок ковра придуман с большим вкусом и воображением, вещь в исполнении тоже весьма сложна, но материал фейковый, негодный. Восточный ковер оказывается фантомом.

Вероятно, таким же фантомом остаются и наши представления о Востоке. Мы можем туда поехать, можем о Востоке прочитать, можем пойти на выставку, посвященную Востоку. Но что мы на самом деле можем в нем понять? Наши представления зыбки как песок аравийской пустыни, как песок, из которого сделан этот ковер. Одна из целей выставки «Современный Катар» — показать, что этой стране близки идеи современного искусства, и она способна его порождать. Хотя создатель «восточного ковра» не из Катара, а из Индии, все равно эта вещь – лучший образец того, как Восток уже умеет работать в таких «западных» по духу форматах, как современное искусство.

3
Микроскоп. Мариам Аль Хомейд
1 голос
Микроскоп. Мариам Аль Хомейд

2018 

3D печать из пластмассы, акрил

«Микроскоп» Мариам Аль Хомейд выглядит как типичная для европейской сцены современного искусства концептуалистская композиция. Специальный ярчайший свет направлен на три крошечные экспозиционные площадки, где находятся «объекты». «Объекты» – это буквы арабского алфавита. Они объемные, позолоченные, сохраняют в своей форме все изящество восточного искусства каллиграфии. Под острый скальпель концептуального искусства (а если верить критикам, нет такого явления, которое при желании нельзя деконструировать средствами концептуализма) попал «восточный» материал. 

Каков же результат подобного исследования Востока? Нулевой. Ничего, кроме красивых восточных теней, методы современного искусства из этих букв извлечь не могут. Учитывая, что автор из Катара, а три буквы инсталляции собираются в слово Катар, получается изящная восточная ирония по поводу возможностей взаимодействия западного дискурса современного искусства с восточной темой.

4
Подготовка к Национальному дню. Грегор Шмидт
0 голосов
Подготовка к Национальному дню. Грегор Шмидт

Фотография

Название выставки подчеркивает значимость фотографии; если готовить о снимках, то лучший, вероятно, это «Подготовка к Национальному дню» Грегора Шмидта. На выставке много красивых фотографий, но большинство из них выглядит слишком парадно, слишком журнально. В «Подготовке к национальному празднику» есть нечто большее. Благодаря мотиву — мы видим королевские троны, стоящие в устеленном многими сотнями ковров широком пространстве — эта фотография тоже очень красива и по-восточному колоритна. Но помимо этого ее центральный мотив дотрагивается до очень важной, но скрытой струны.

Катар — абсолютная монархия, в которой все, включая современное искусство, может существовать только волей монарха. Но изображений эмира Тамим бин Хамад Аль Тани на выставке нет. Таким образом, пустующие троны — своеобразный символ всей выставки. Возможность ее проведения/непроведения зависела только от государя. Он пожелал, чтобы она состоялась, но свое присутствие на ней предпочел скрыть. Пустой трон — идеальный символ незримого присутствия.

5
Организованный хаос 2. Мариам Аль Сумайт и Нуар Аль Мутлак
0 голосов
Организованный хаос 2. Мариам Аль Сумайт и Нуар Аль Мутлак

2017

Прозрачный акрил, банкноты

Композиция «Организованный хаос 2» Мариам Аль Сумайт и Нуар Аль Мутлак, состоящая из запаянных в прозрачный акрил разрезанных денежных знаков, опирается на проверенные временем дадаистские методы. Однако на этой выставке узоры из банкнот не выглядят старомодно и «работают» отнюдь не в холостую. Для большинства россиян, следящих за мировыми новостями в области культуры, упоминания Катара чаще всего происходят в связи с очередными аукционными рекордами, поставленными покупателями из Катара. То Сезанн покупается за 250 миллионов королевской семьей, то Леонардо да Винчи за 380. 

Все знают о баснословных богатствах катарского государства, источник которых – углеводороды, чудесным образом превращающиеся на мировых биржах в денежные знаки. Для Катара они действительно как будто бьют фонтаном! Вполне условная, и в то же время материальная картина. Нечто подобное происходит и в композиции художников: залитые в силикон деньги образуют замысловатые хаотичные узоры, «подчиняющиеся» только какой-то восточной воле (повторяющийся мотив типично «арабской» по форме звезды). Мы видим, что это настоящие деньги, и в то же время понимаем всю абстрактность их новой формы существования.

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте