БОЛЕСЛАВ I ХРАБРЫЙ. ПЕРВЫЙ КОРОЛЬ ПОЛЬШИ (ЧАСТЬ 1)

Опубликовано: 26 Января 2019 в 19:34 Распечатать Сохранить в PDF

В раздробленном состоянии после смерти Мешко I Польская держава пребывала недолго. Старший сын Мешко от его брака на Донбровке Болеслав объединил под своей властью все земли отца. Он изгнал из страны детей Мешко от второго брака вместе с их матерью, лишив их отцовских уделов. Изгнанники отправились ко двору папы римского в надежде на его заступничество. Жалобы их на Болеслава не принесли пользы. Папа римский ничем не смог им помочь.

Двух своих родичей, Одилена и Прибувоя, Болеслав велел ослепить, также отобрав у них земли своего отца. С тех пор Болеслав стал единоличным правителем Польши.

А как же другие дети Мешко от первого брака, имена которых изредка всплывают в источниках. Каково их значение в объединённом под властью Болеслава государстве?

У нас нет свидетельств в пользу того, что родные братья Болеслава от первого брака были его соправителями. Скорее, они играли подчинённую роль при дворе своего брата.

Отметим наиболее заметные события, связанные с правлением Болеслава.

В год смерти своего отца Болеслав вступил на польский престол (992 г.). Спустя три года, в 995 г., он покорил Поморье и смирил пруссов. Вслед за этим, Болеслав стал думать о том, как подчинить себе лужичей и мильчан, обитавших по соседству с Польшей. Но господство немцев в этих землях делало надежды польского князя, по меньшей мере, преждевременными. Поэтому, Болеслав избрал более оптимальный путь для своей экспансии: он обратился на юг, отнял у чехов западную Хорватию, заодно покорив моравов и закарпатских словаков.

В 997 г. в Пруссию отправился христианский миссионер Адальберт-Войтех, по происхождению чех, который был близким другом и духовным наставником императора Оттона III. Миссия Адальберта завершилась его гибелью под копьями и топорами пруссов. Впоследствии, Болеслав выкупил у пруссов разрубленное на куски тело христианского миссионера, заплатив большое количество золота. Останки Войтеха были принесены в Польшу и погребены в одной из цервей. Потом они были перезахоронены в Гнезненском соборе. В наказание за убийство Адальберта, Болеслав подверг земли пруссов разорению. Когда в Риме узнали о гибели Адальберта, Оттон III изъявил желание лично поклониться останкам миссионера. Вместе со своими приближёнными, император отправился в Польшу (1000 г.). Болеслав стремился использовать пребывание Оттона в Польше в своих целях. Он устроил императору торжественную встречу.

Вот как Аноним Галл, польский хронист, повествует об этой встрече: «Болеслав принял его (т. е. императора Оттона III — авт.) с таким почётом и пышностью, с каким и подобало принять королю римского императора — такого великого гостя. Великие чудеса приготовил он по случаю прибытия императора: прежде всего он построил разнообразные (по вооружению) полки рыцарей, затем — на обширной равнине — князей, стоявших как бы в виде хора; отдельные полки отличались друг от друга одеждой различного цвета. И вся эта пёстрая одежда стоила совсем не дёшево, но так было собрано всё наиболее ценное, что только можно было найти у какого-либо народа. Ведь во времена Болеслава все рыцари и все придворные дамы носили плащи, а не шерстяные и льняные одежды. И всем меховые одежды, даже дорогие, хотя бы они были совсем новые, не носили при дворе без подкладки из дорогой ткани и без парчи. Золото же в его время имелось у всех как обыкновенное серебро. Презренное же серебро считалось как бы соломой"[1].

Император, восхищённый представшим перед его глазами блестящим зрелищем, произнёс: «Клянусь короной моей империи, всё, что я вижу, превосходит то, что я слышал».

Оттон III не остался в долгу. Во время пира он провозгласил Болеслава патрицием империи. Отныне Болеслав стал не только равным среди князей империи, но даже первым среди них. Надо понимать, что Оттон, грезивший о возрождении былого величия древнеримской империи, зачастую был склонен присваивать своим приближённым звания и титулы, позаимствованные им у древних римлян. Титул патриция империи, конечно, не был пустым звуком. Безусловно, он ставил Болеслава на одну ступеньку выше по сравнению с немецкими герцогами и маркграфами, владевшими отдельными землями империи. Однако, данный титул всё же не означал получения Болеславом королевского достоинства, как полагали некоторые историки прошлого. Вожделенную королевскую корону из рук императора Болеслав так и не получил.

Во время пребывания императора в Польше Болеслав добился от него создания национальной польской церкви. Первым епископом польским стал родной брат св. Адальберта-Войтеха Гауденций или Радим.

Попрощавшись с Болеславом, Оттон III отправился в Рим. Больше им -- германскому императору и польскому князю -- не суждено было встретиться. В расцвете своих сил, полный самых грандиозных планов, осуществление которых заняло бы долгие годы, император Оттон заболел и умер (1002 г.).

Похоже, итальянские подданные императора не оценили в должной степени всё величие его замыслов. Под конец своих дней император остался совершенно один в своём дворце. Итальянцы сделали всё возможное, чтобы изолировать его от внешнего мира. Они чуть было не уморили его голодом, перерезав подвоз продовольствия в его резиденцию. Возможно, смерть стала долгожданным избавлением от тех забот, которые тяжёлым камнем легли на молодую и неокрепшую душу императора.

В Германии, после смерти Оттона, развернулась борьба за немецкую королевскую корону. В итоге, немецким королём был избран Генрих, герцог баварский, которого первоначально поддерживал Болеслав Польский, рассчитывая получить от новоизбранного короля обещанные ему земли[2]. Генрих не сдержал своего обещания, что послужило причиной разлада между ним и Болеславом. Вдобавок, в резиденции короля в Мерзебурге, в которую в конце июля 1002 г. прибыл Болеслав, чтобы встретиться с Генрихом, вспыхнула ссора между сопровождавшими Болеслава людьми и королевской стражей, закончившаяся кровопролитием в ходе которого чуть было не погиб польский князь. Болеслав обвинил Генриха в намерении убить его, а на обратном пути в Польшу сжёг немецкий город Стрелу.

В 1003 г. послы ратарей и лютичей, опасавшихся враждебных действий со стороны Болеслава, прибыли в Кведлинбург и заключили с Генрихом союз, направленный против польского князя. В феврале 1003 г. немцы совместно с лютичами вступили в Лужицы. Лужицы были отвоёваны, но суровая зима, сопровождавшаяся сильными снегопадами, не позволила немцам и лютичам закрепить свой успех.

Опасения ратарей и лютичей были не напрасны. Болеслав давно вынашивал планы, направленные на укрепление и расширение своей державы за счёт соседних славянских народов.

Мы видели, сколь сложными, а порой и драматичными, были польско — чешские отношения при Мешко I. Не стоило надеяться на улучшение этих отношений и при его преемнике. Болеслав I не упустил подходящего случая для вмешательства во внутренние дела Чехии.

В 1000 г. умер Болеслав II, князь чешский, на престол вступил его сын Болеслав III Рыжий. Братья Болеслава, согласно последней воле отца, получили уделы. Болеслав замыслил избавиться от своих братьев, в которых он видел потенциальную угрозу своей власти. Одного из своих братьев, по имени Олдржих (Удальрик), Болеслав оскопил, а другого, по имени Яромир, пытался убить. После чего, он изгнал их вместе с их матерью из отечества. Оставшись один на престоле, Болеслав сверх меры стал притеснять как простой народ, так и знать. Возмущённые произволом Болеслава, чехи призвали на княжение Владивоя[3], который тогда находился в Польше. Болеслав III был низложен и бежал из страны. Беглеца сперва принял у себя маркграф Генрих, союзник польского князя и враг немецкого короля. Маркграф сперва сурово отнёсся к Болеславу III, из-за какой-то прошлой обиды, но затем, правда, велел отпустить его. В этом деле не обошлось без вмешательства Болеслава Польского. После своего освобождения, Болеслав чешский отправился к своему родичу и тёзке Болеславу польскому[4].

Князем чехов стал Владивой. Чтобы обеспечить себе поддержку со стороны немцев в борьбе со своим соперником, Болеславом Рыжим, Владивой отправился к королю, который находился в Регенсбурге и принёс ему клятву верности, став его вассалом. Генрих, со своей стороны, как сюзерен чешского князя, передал ему в лен все те земли, которыми тот владел, т. е. Чехию. Этот шаг должен был обезопасить Владивоя от притязаний изгнанника Болеслава.

Владивой правил недолго и вскоре скончался. По-видимому, причиной его смерти стало неумеренное употребление спиртного. Современники говорили, что он и часа не может провести без выпивки. После его смерти, чехи пригласили на престол изгнанных Болеславом Рыжим братьев вместе с их матерью. В Чехии вновь вспыхнула борьба за княжеский престол.



[1] Аноним Галл, Хроника и деяния князей или правителей польских, М., 1961, с.33−34

[2] Маркграфство Мейсен.

[3] Титмар переводит его имя, как «власть войска».

[4] Как мы помним, матерью Болеслава Храброго была племянница св. Вацлава, которая, соответственно, приходилась Болеславу Рыжему тёткой.


Комментарии 6

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Сергей Черкевич 27.01.2019 | 22:3622:36

тема статьи и стиль изложения вызывают в памяти тексты давних лет, такое впечатление, что писал Дмитрий Мезенцев
(выбачте за тен жарт) - шутка.

Константин Богданов 28.01.2019 | 23:5123:51

Посмотрел в гугле.Мезенцевых, которые Дмитрии, там указано аж пять штук. Какой из них?

Сергей Черкевич 29.01.2019 | 17:1617:16

шутка, может и неудачная; мне самому больше по душе М. И. Мезенцев (1770-1848), герой наполеоновских войн, в 1814 году - шеф Белорусского гусарского полка.

Дмитрий Мезенцев 12.02.2019 | 16:4516:45

Сергей, здравствуйте! Не смог понять, Вы это сейчас о чём? Что Вы имели в виду?))))

Сергей Макаров 27.01.2019 | 15:0515:05

Похоже "Смутное время", как эпоха социально-политического династического кризиса, характерная четра в истории многих государств.

Сергей Макаров 27.01.2019 | 15:0515:05

Похоже "Смутное время", как эпоха социально-политического династического кризиса, характерная четра в истории многих государств.