Мешко I. Князь польский (окончание).

: 01 Января 2019 в 23:04 Сохранить в PDF

После смерти Оттона I Мешко принял участие в борьбе за немецкую корону, встав на сторону Генриха Сварливого, герцога баварского, противника Оттона II. В Альтайхских анналах под 974 г. читаем: «В этом же году Генрих, герцог Баварии, и епископ Абрахам, составили с Болеславом и Мешко план, каким образом лишить императора его власти, причём это было придумано столь несчастным образом, что если бы о том не позаботилось загодя Божье милосердие и не помешала сверх того мудрость Бертольда, почти вся Европа была бы опустошена и уничтожена. Итак, император, узнав о столь гнусном замысле, собрал всех своих князей и спросил у них, что ему вследствии этого следует делать. И они сочли необходимым отправить к названному герцогу епископа Поппо и графа Гебхарда и указом вызвать его и всех, которые были вместе с ним в этом заговоре, на свой сейм, а если они не захотят прийти и решат упорствовать в таком неповиновенни, то пусть, вне всякого сомнения, знают, что будут уничтожены духовным мечом. Действительно, герцог Генрих, когда услышал их послание, благодаря Божьей помощи без всякого промедления предстал перед господином императором вместе со всеми, которые участвовали в этом заговоре, чтобы тот поступил с ними так, как ему угодно. Император тут же сослал герцога в Ингельхайм и епископа Абрахами в Корвею, а также других — туда и сюда».

В 975 и 977 гг. немцы сделали два похода в Чехию и принудили чешского князя Болеслава к повиновению императору. Судя по тому, что в анналах не сообщается о том, какое наказание понёс Мешко, его участие в заговоре было номинальным. Так или иначе, Мешко продолжал считаться верным другом империи.

В 977 г. умерла Донбровка, первая христианская супруга польского князя. Спустя некоторое время Мешко женился во второй раз.

В 984 г. Болеслав, старший сын Мешко, женился на Юдифи, дочери Гейзы, правителя Венгрии. В течение пяти лет Юдифь оставалась бесплодной. В 990 г. у Болеслава родился сын Мешко. Ребёнка крестили в святой купели Гнезненской церкви. Он получил имя в честь деда.

Вернёмся снова к германо-славянским отношениям.

В 983 г. император Оттон II заболел и умер. Перед смертью он доверил воспитание своего сына Варину, архиепископу кёльнскому. Герцог Генрих, вновь обретя свободу, сразу же пустился в очередную авантюру. Он, вопреки последней воле императора, забрал маленького Оттона к себе. По сути, малолетний Оттон стал заложником в руках герцога.

Слабостью империи воспользоваться славяне, которые в том же, 983 г., выступили против немцев. В Альтайхских анналах говорится о том, что славяне преследовали саксов (т.е. немцев), разрушили церкви, монастыри и множество городов.

В 984 г. императрица Феофано, потерявшая в один год и мужа и сына, отправилась к старой Адельгейде, матери покойного императора, которая жила в Павии. Адельгейда, как могла, утешала свою невестку, но сделать она ничего не могла. Сила была на стороне герцога Генриха.

Между тем, герцог Генрих, воспользовавшись счастливым для него стечением обстоятельств, отправился в Кведлинбург, чтобы возложить на свою голову королевскую корону. Сторонники Генриха, собравшиеся в этой знаменитой резиденции немецких королей, провозгласили его своим верховным правителем. Болеслав II чешский и Мешко I польский тоже поддержали своего старого союзника.

Однако, Генрих не сумел в полной мере воспользоваться своим преимуществом. Как только герцоги Саксонский и Швабский, объединив свои силы, двинулись против него, он должен был сложить оружие и принести клятву верности Оттону III (985 г.)

Мешко и Болеслав, узнав об этом, последовали примеру Генриха. Немцы восстановили своё пошатнувшееся было положение на востоке, хотя, как видно, далось им это нелегко и не сразу. В 985 г., по свидетельству Альтайхских анналов, саксам удалось потеснить славян. В 986 г. немецкие феодалы предприняли большой поход в земли западных славян. Возглавил поход шестилетний король Оттон III. Немцы опустошили землю славян и принудили их к повиновению. Польский князь Мешко выразил свою преданность королю, явившись на встречу с ним с войском и подарками. Однако, как видно, усилия немцев, направленные на покорение славян, оказались недостаточны, поскольку в следующем 987 г. немцы снова должны были воевать со славянами.

О том, какую опасность для немцев в этот период представляли славяне, лучше всего свидетельствуют строки из послания, которое Гилевард, епископ саксонского города Гальберштадта направил своему другу Альдеброну, епископу Меца: «да спасёт Божественная благость, которая некогда сохранила Мец от гуннов, и нас теперь, со всех сторон гнетомых славянами, и избавит нас от всякой опасности» (984−996 гг.)[1].

В 990 г. между чешским и польским князьями вспыхнула война из-за Силезии и Малой Польши. Давние территориальные разногласия между ними рано или поздно должны были привести к открытому столкновению. Мешко обратился за помощью к германской императрице Феофании, которая послала ему войско во главе с архиепископом Гизелером и многими графами. В свою очередь, Болеслав Чешский привлёк на свою сторону лютичей, которые были давними союзниками чешских князей. Противники сошлись в местности Сельпули, между реками Спревой и Одером. Извещёные перебежчиком о приближении чехов, немцы, которые расположились у какого-то болота, приготовились к битве; на заре в полном боевом облачении выслушали обедню, кто стоя, кто сидя верхом на коне, и при восходе солнца выступили против неприятеля (13 июля 990 г.)

Чешский князь тоже велел своим воинам готовиться к битве. Перед битвой, как и полагалось в те времена, с обеих сторон высылались разведчики для осмотра местности и непритятельского войска. Болеслав тоже послал одного из своих самых опытных воинов которого звали Злопан, чтобы тот оценил силу немцев. Когда тот вернулся, князь спросил у него, каково немецкое войско? Можно ли сражаться с ним или нет? Ответ воина вряд ли обрадовал чешского князя. «Числом-то невелико, -- рассудительно отвечал Злопан, -- а крепко и всё из железа. Сражаться можешь, но если победишь, то с таким уроном, что непременно попадёшься Мешко; а если будешь разбит, то конец тебе и твоему государству». Услышав такие слова, Болеслав, должно быть, крепко задумался. Отправляясь на войну, он меньше всего думал о таком её исходе. Видя, что ему не одолеть противника, Болеслав заключил с немцами мир, а потом, при посредничестве архиепископа Гизилера и некоторых немецких графов вступил в переговоры с Мешко, который в это время расположился со своим войском у Одера. Видя, что дело идёт к миру, основные немецкие силы отправились домой. Однако, переговоры между чехами и поляками закончились безрезультатно. Мешко не согласился на мир, не желая ни в чём уступать Болеславу. Чехи, обезопасив себя со стороны немцев, заключением мира с последними, повели более активные боевые действия. Они опустошили владения Мешко, взяли город Нимпч в Силезии, который прежде принадлежал им, но был отнят поляками. Жители города, не желая проливать свою кровь за польские интересы, сдались чехам добровольно и выдали им своего градоначальника, по-видимому, поляка, назначенного Мешко. Болеслав передал знатного пленника лютичам, которые, не раздумывая долго, принесли его в жертву своим богам, отрубив прямо перед стенами города ему голову. Осознав, что война приняла дурной для него оборот, Мешко, наконец-то, вступил вм переговоры с Болеславом. Архиепископ Гизилер и немецкие графы, всё это время, находившиеся в чешском войске, в качестве посредников, посчитав свою миссию выполненной, собрались уже было домой. Но, как выяснилось, на обратном пути их подстерегала смертельная опасность. Болеслав был осведомлен о намерении лютичей расправиться с немцами, как только те покинут чешский лагерь и отправятся домой. Чтобы спасти Гизелера и других знатных немцев от неминуемой расправы, Болеслав отправил их тайно, под покровом ночи, из своего лагеря, и велел им ехать как можно скорее, чтобы избежать встречи с лютичами. Узнав о том, что немцы покинули чешский лагерь, лютичи собрались было броситься за ними в погоню. Болеславу стоило немалых усилий, чтобы отговорить их от этой затеи.

Болеславу удалось задержать лютичей в своём лагере на 2 дня, под предлогом необходимости заключения с ними нового союза, взамен старого. Но, как только лютичи, по завершении всех формальностей, покинули чешский лагерь, они тут же отправили 200 человек наиболее расторопных всадников за немцами в погоню. Впрочем, погоня эта оказалась бесполезной: Гизелер и его спутники благополучно прибыли в Магдебург и рассказали императрице обо всём случившемся с ними.

В 991 г. князь польский Мешко, уладив свои дела с чехами, вновь прибыл к королевскому двору, чтобы засвидетельствовать своё почтение Оттону III. Вскоре, по зову Оттона, он снова оставил Польшу и с большим войском двинулся под Бранибор, который был осаждён лютичами. Оттон направил к Бранибору всех находившихся при нём воинов, а потом, набрав новое войско, сам пошёл к этому городу. После прибытия короля, осаждавшие, увидев новое войско, быстро оставили лагерь и бежали. Оттон и Мешко, довольные своей победой, разъехались по домам. А. Ф. Гильфердинг, повествуя об этом событии в своей книге, совершенно справедливо замечает: «Что побудило Мечислава к этой войне, которая принесла пользу одним немцам, трудно отгадать"[2].

Мешко умер 20 мая 992 г. Перед смертью, он разделил страну на уделы между своими сыновьями от двух христианских браков. Вероятно, часть земель он передал своим родичам — Одилену и Прибувою, о которых нам мало что известно.



[1] Гильфердинг А. Ф., Собрание сочинений, том четвёртый, История балтийских славян, СПб, 1874, с. 399

[2] Гильфердинг А. Ф., там же, с. 402.


Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте