Мешко I. Князь польский.

Опубликовано: 07 Декабря 2018 в 14:19 Распечатать Сохранить в PDF

Утрата Польшей Червенских городов, разумеется, не была чистой случайностью. Такая утрата была обусловлена стечением целого ряда неблагоприятных для Польши обстоятельств. Во второй половине X в. Польское государство находилось в достаточно сложном положении, будучи вынужденным вести частые войны со своими соседями. В особенности, с немцами и чехами.

Прежде чем рассказать о том, что это были за войны и к каким последствиям для поляков они привели, необходимо остановиться на личности самого Мешко, который был первым исторически достоверным правителем Польши[1]. Как мы уже сказали, все предшественники Мешко из рода Пястов были легендарными персонажами, не говоря уже о представителях более ранних династий, запечатлённых на страницах трудов польских средневековых историков.

О Мешко сообщают самые разные письменные источники, как восточные, так и западные. Создаётся впечатление, что как только Польша пришла в соприкосновение с соседними державами, то сразу же стала объектом внимания хронистов. Как бы там ни было, со времени правления Мешко польская история обретает твёрдую основу в виде фактов. Пожалуй, это один из наиболее важных результатов тех перемен, которые произошли во внешнем и внутреннем положении Польши во второй половине X в.

Древнее предание гласит, что князь польский Земомысл, отец Мешко, долго не мог обзавестись наследником. Супруга Земомысла, несмотря на все усилия забеременеть, оставалась бесплодной и не могла родить. Земомысл уже отчаялся стать отцом. Он думал, что род его навсегда угаснет и ему не суждено будет передать своему наследнику польскую корону. Однако, в дело совершенно неожиданно для Земомысла и его супруги вмешались божественные силы. Супруга польского князя к радости Земомысла и его подданных забеременела. По прошествии положенного срока на свет появился мальчик. Впрочем, радость отца и матери оказалась преждевременной. Вскоре они узнали, что ребёнок родился слепым. По мнению польских летописцев, Мешко навлёк на себя слепоту будучи в утробе матери.

Длугош уверяет, что супруга Земомысла, родив этого единственного сына, снова стала бесплодной. Сведения Длугоша выбиваются из общего ряда польских источников, в которых упомянуты ещё двое братьев Мешко. Одного из братьев Мешко звали Цыдебур. Другой, имя которого так и осталось неизвестным для потомков, погиб в войне с маркграфом Геро (963 г.). Не исключено, однако, что эти сыновья были рождены от других жён Земомысла. У поляков, как и других народов, в язычестве, было распространено многожёнство.

На протяжении первых семи лет своей жизни Мешко оставался слепым. Поляки, при виде слепого наследника престола, горестно кивали головами и говорили: «Вот же замешательство, Meška». Так за мальчиком закрепилось это имя. Когда пришла пора, по языческому обычаю, постригать ребёнка, Земомысл решил торжественно отметить это событие и созвал во дворец множество гостей. Гости пили и ели, славя князя и княгиню. Супруга князя решила позвать сына. Она вошла в комнату мальчика и к своему величайшему удивлению обнаружила, что он прозрел. Чудесное исцеление Мешко несказанно обрадовало князя и всех, присутствовавших во дворце. Повзрослев, Мешко стал соправителем Земомысла.

Правление Мешко пришлось на крайне непростое для Польши время. Во второй половине X в., вслед за другими племенами западных славян, поляки подверглись натиску немцев.

Чтобы представить себе масштабы немецких завоеваний в славянских землях, необходимо иметь хотя бы самое общее представление о том, какую территорию, занимали западные славяне в этот период.

Сошлёмся, в этой связи, на северогерманского хрониста Адама Бременского, который при составлении своего труда «Деяния архиепископов Гамбургской церкви», пользовался свидетельствами очевидцев, побывавших в славянских землях.

«Итак область славян, самая обширная провинция Германии, —пишет Адам Бременский, — населена винулами, которых некогда называли вандалами; говорят, что она в 10 раз больше, чем наша Саксония; особенно, если считать частью славянской земли Чехию и живущих по ту сторону Одера поляков, ибо ни по наружности, ни по языку они ничем от них не отличаются. Эта страна, изобилующая оружием, воинами и плодами, со всех сторон окружена лесистыми горами и реками, которые служат её надёжными границами. В ширину она простирается с юга на север, т. е. от реки Эльбы до Скифского моря. В длину же она, начинаясь, по-видимому, в Гамбургском приходе, тянется на восток, включая неисчислимые земли, вплоть до Баварии, Венгрии и Греции"[2].

Неудивительно, что покорение западных славян потребовало, в буквальном смысле этого слова, титанических усилий со стороны, сперва, франкских, а потом и германских правителей и растянулось на несколько столетий.

Целенаправленное завоевание славянских земель началось ещё при императоре франков Карле Великом. Продолжалось оно и при его потомках, стремившихся расширить свои владения за счёт соседних варварских народов. Когда в Германии утвердилась Саксонская династия в лице Генриха I Птицелова (919 — 936 гг.), покорение западных славян стало неотъемлемой частью внешней политики германских королей и императоров. Иными словами, эта политика уже не мыслилась без планомерной и последовательной германской экспансии на восток.

Осенью 928 г. Генрих подчинил славянское племя гаволян, захватив их главный город Бранибор, будущий Бранденбург. Потом, Генрих подчинил далеминцев, основав в их землях укреплённый бург, на месте которого позднее вырос город Мейсен. Весной 929 г. Генрих совместно с герцогом баварским Арнульфом предпринял поход в Чехию. Немцы осадили Прагу, после чего князь чешский Вацлав I должен был признать себя данником Генриха. Тогда же немцами были подчинены ротари и лютичи. В августе 929 г. против немецкого господства восстали ротари, но были разбиты, а главный их город Ленцен захвачен немцами. В 931 г. власть немецкого король признали над собой ободриты, а в следующем году немцы подчинили лужичан.

В правление Оттона I (936 — 973 гг.) покорение западнославянских земель продолжалось с не меньшей энергией. В 936 — 937 гг. на завоёванных славянских землях были учреждены пограничные области — маркграфства, под управлением Германа Биллунга и Геро Железного. В 948 г. возникли два епископства Бранденбургское и Гавельбергское, первоочередной задачей которых была миссионерская деятельность среди славян.

В 936 г. против немецкого господства восстали ротари. В 938 г. славяне, воспользовались мятежом среди немецкой знати и стали нападать на немецкие земли. В следующем году это восстание, правда с большим трудом, было подавлено. В Анналах Флоарда сообщается о походе, предпринятом Оттоном I против чехов (950 г.). Поход был неудачен. В 954 г. маркграф Геро предпринял поход против укрян, которые должны были подчиниться немцам. В начале 955 г. названный маркграф предпринял поход против ободритов, который, впрочем, оказался безуспешным. В 955 г. среди ободритов вспыхнуло массовое восстание, к которому присоединились и вильцы. 16 октября 955 г. славяне понесли жестокое поражение от немцев.

В 962 г. была провозглашена Германская империя, а в следующем году немцы возобновили свой натиск на славянские земли. На этот раз поляки не смогли остаться стороне от немецкой экспансии. Сперва маркграф Геро взял Лужицу[3], а потом огнём и мечом принудил к покорности польского князя. Мешко должен был признать над собой власть германского императора, став одним из его вассалов. Он обязался платить дань императору со всех своих земель вплоть до р. Варты. Остальные польские земли были свободны от уплаты дани немцам.

Успехи, одержанные приближёнными Оттона, поистине были впечатляющими. Всего за небольшой срок им удалось подчинить власти императора обширную территорию, вместе с населявшими её племенами.

Вот как повествует об этих событиях немецкий хронист Титмар Мерзебургский: «Геро, маркграф Остмарка, подчинил императорской власти Лаузиц[4], Сельпули[5], а также Мешко с его подданными. Герман сделал Селибура и Мистуи[6], и их людей данниками императора"[7].

В 965 г. ко двору германского императора Оттона I прибыло посольство из Кордовы, в которой тогда властвовали арабы. Находившийся в составе этого посольства испанский еврей Ибрагим Ибн Якуб, оставил нам интересные заметки о тех землях и странах, через которые ему довелось проезжать. Вот что он пишет о стране Мешко, т. е. о владениях польского князя Мешко I: «Это самая обширная из тех стран, и она богата зерном, медом и рыбой… Со страной Мешко на востоке граничат русы, а на севере — брусы [пруссы]. Брусы селятся на брегах Мирового океана [Балтийского моря], у них свой особый язык, родственный литовскому; языка своих соседей они не понимают…» К северо-западу от страны Мешко, в болотистой местности, живут славяне; у них на морском берегу «есть большой город… [Юмна-Волин, в устье Одры]. Они воюют с Мешко, и войско их многочисленно…»

Как раз незадолго до этого посольства, в 963 г. Мешко попытался подчинить своей власти лютичей, обитавших в Западном Поморье. Видукинд отмечает два поражения, понесённых польским князем, которых возглавлял бунтовавший против Оттона I саксонский граф Вихман. Причём, в одном из сражений погиб брат Мешко. В 965- 966 гг., судя по записке ибн Якуба, борьба в Западном Поморье в указанный период всё ещё продолжалась. Только, в 967 г. Мешко удалось добиться решительного успеха, разбив в сражении волинян и ратарей, которыми предводительствовал всё то же Вихман. В этом сражении на стороне Мешко принимала участие чешская конница, которая, вероятно, сыграла важную роль в ходе боя. Вихман был настигнут своими врагами и погиб. Впоследствии, Западное Поморье, было включено в состав Древнепольского государства. Немаловажную помощь Мешко в борьбе с западно поморскими славянами оказали и саксонцы.



[1] Сказанное нами относительно того, что Мешко был первым исторически достоверным князем Польши нуждается в некотором пояснении. В Густынской летописи под 921 г. сообщается о смерти Лешко, «князя лядского» и вступлении на престол после него Земомысла, который, в свою очередь, умер в 962 г., оставив престол своему сыну Мечиславу или Мешко. Никаких более подробных сведений о княжении Лешко и Земомысла, летописец не сообщает.

[2] Бременский Адам, «Деяния архиепископов Гамбургской церкви», М: 2005, с. 40

[3] В 965 г. Лужица стала отдельным маркграфством Лаузиц.

[4] Лаузиц -- слав. Лужица.

[5] Сельпули — округ, расположенный севернее Нижнего Лаузица. Последний располагался между реками Шварцер-Эльстер, Нейссе и Шпрее.

[6] Селибур и Мистуи — правители вагров и ободритов.

[7] Титмар Мерзебургский, «Хроника», М. 2009., с. 22


Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте