Приключения цветочницы

Опубликовано: 07 Марта 2019 в 22:59 Распечатать Сохранить в PDF

Скорее всего, конечно, тропининская «Девушка с горшком роз» вовсе не цветочница. Кто она? Ну, судя по всему, служанка в достаточно богатом доме — о чем мы можем судить и по просматривающимся обрывкам интерьера, и по всей стилистике ее одежды.

Да в общем, и не в том дело, кого именно изобразил на этом полотне Василий Тропинин. Любил он время от времени, помимо чисто портретных — то есть заказных, как правило — работ делать вот такие «жанровые» портреты (достаточно вспомнить его неоднократно повторенную «Кружевницу»). Вспомнила же я об этой работе — появившейся, кстати, в очередном варианте обновленной экспозиции московского Музея Василия Тропинина и художников его времени, приуроченной к 50-летию самого музея — в связи с совсем другой историей.

В начале 1941 года, то есть перед самой войной, 183 предмета из Русского музея (живопись и графика) отправились на временную выставку в город Алупка. Где и попали затем в оккупацию и, по имеющимся сведениям, были вывезены (во всяком случае, в значительной доле) в Германию. Аргунов, Левицкий, Боровиковский, Венецианов, Репин, Тропинин… Да, и Тропинин.

Это, конечно, был не единственный случай захвата и вывоза из СССР культурных ценностей. Часть из них удалось по горячим, что называется, следам, то есть сразу в 1945-м, обнаружить в Германии и привезти обратно. Среди таких оказалась и «Девушка с цветами» Василия Тропинина. Картина залегла на склад Госфонда. Прошло время (и немало времени — вспомним, что Музей Тропинина в Москве был открыт ровно 50 лет назад, то есть в 1969 году). И новосозданному московскому музею предложили работу кисти Тропинина. (Так и хочется представить сцену: «Тут у нас Тропинин лежит — вам не надо? — Конечно, берем!». В общем, не отказались, и упрекать задним числом тогдашних музейщиков как-то рука не поднимается — хотя, конечно, на сохранившиеся инвентарные номера другого музея невозможно было не обратить внимания…)

Прошло еще время. В начале 1990-х возникло ведомство, в обиходе именовавшееся «Росохранкультура» (не буду пытаться вспомнить сейчас точное название Федеральной службы по сохранению культурных ценностей — оно было невероятно длинным, и к тому же неоднократно менялось).

Тут надо отметить, что в СССР, как ни печально, поиском пропавших во время войны культурных ценностей занимались не слишком прилежно. То есть, конечно, в самые первые послевоенные годы списки самых заметных утрат составлялись — хотя бы для того уже, чтобы заявить о них на Нюрнбергском процессе. Но потом дело как-то сошло на нет. Горестные списки своих потерь вели только сами музеи.

Росохранкультура сделала в этом плане мощный рывок. Стали выходить специальные издания — сводный каталог культурных ценностей, утраченных во время Второй мировой войны. Возник специальный сайт в интернете. Многое удалось в результате выявить и вернуть, а в издания эти до сих пор заглядывают на всякий случай (и, как показывает практика, не зря!) сотрудники крупных аукционных домов.

Между тем… Между тем в Русском музее по-прежнему не знали о судьбе большинства произведений, пропавших с давней алупкинской выставки. Уходили — кто на заслуженный отдых, кто, увы, из жизни — даже самые молодые из тех хранителей, кто еще держал эти работы в руках. И тем не менее — в какой-то момент уже другое поколение музейщиков, ознакомившись с каталогом Музея Тропинина, засомневалось: что-то, дескать, одна из показанных там работ сильно похожа на пропавшую у нас.

И вот тут-то все нити сошлись. Русский музей обратился в Росохранкультуру, началась проверка. И все подтвердилось: работа, пролежавшая втуне в Госфонде больше двух десятилетий и переданная в музей, который не владел — и не мог владеть — ею ранее, оказалась той самой военной пропажей.

Сцену, о которой хочу рассказать, мне довелось наблюдать все в той же Росохранкультуре собственными глазами. Русский музей сделал благородный жест: согласился оставить картину в Музее Тропинина на постоянное хранение. Под телекамеры и в присутствии немалого числа журналистов была подписана на этот счет официальная бумага. Тогдашняя директриса Музея Тропинина, припав к плечу директора Русского музея Владимира Гусева, смахивала слезы умиления. И право жаль, что произошло все отписанное до того, как вошли в обиход цифровые фотоаппараты — кадров этого знаменательного события в моем архиве в результате нет.

И опять — как быстро бежит время — детали этой истории подзабылись. Нынешним работникам Музея Тропинина напомнил о ней Александр Кибовский — сейчас глава Департамента культуры города Москвы, а во время описываемых мной событий молодой сотрудник все той же Росохранкультуры.

Так что в нынешней экспозиции тропининского музея «Девушку с розами» специально повесили так, чтобы рассматривать ее можно было с обеих сторон — и «с изнанки» тоже. :)


Комментарии 21

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Армен Гейвандов 21.03.2019 | 00:0900:09

У меня в детстве была книжка "Казачок графа Моркова".

Сергей Макаров 21.03.2019 | 16:4616:46

Хорошая книжка для понимания каким был Василий Тропинин, каким он был и как он относился к свободе о его чистых помыслах, нашедшие отражения в его творчестве.
Жаль, что не все его картины сохранились. А на тех, что нам достались в наследство, мы видим современников его времени, с их удивительно таинственными глазами на портретах, которые говорят о их внутреннем мире, мыслях и порой философских вопросов к нам, зрителям, заставляя задуматься о их судьбах и таланте художника.

Сергей Макаров 20.03.2019 | 13:3313:33

Тропинин написал эту картину в последние годы жизни, вероятно, будучи ранее крепостным, он остро чувствовал и понимал, что красота женщины, какого бы она не была сословия, это чудо природы и великий дар заметить ее.

Вероятно, моделью-натурщицей для этой картины могла быть Любовь Корнильевна Маковская, жена Егора Ивановича Маковского, мать известных художников Владимира и Константина Маковских. Он писал ее портрет в 1830г в простом домашнем платье, акцентируя внимание на приветливом лице с мягкими округлыми чертами и пронзительно выразительными глазами, как позже у девушки на картине “Девушка с горшком роз”.

“Материнская мягкость проступают в образе женщины. На небольшом по формату холсте в непринужденной позе изображена молодая и привлекательная женщина в скромной одежде. Гладко причесанные волосы, открытый овал лица, милые черты - в них выражен женский идеал автора. Тропинин подчеркивает все, что ему нравится: ласковый взгляд широко открытых больших и светлых глаз, сложенные в приветливую, чуть намеченную улыбку губы, совсем не аристократический нос. Волосы, уложенные в простую прическу, лишены подчеркнутого блеска. Весь облик Маковской дышит простотой и женственностью.

Сергей Макаров 20.03.2019 | 13:3613:36

В работе много простодушной искренности и тепла, которые так свойственны почерку художника. Эта особенность портрета объясняется тем, что автор писал близко знакомую ему женщину. Маковская одета в неброского цвета платье с белым кружевным воротником, на шее - газовый в клетку шарф. Поверх платья - шлафрок из темной тяжелой ткани, воротник которого по краю подбит полоской более светлого материала. Единственным украшением являются серьги, силуэт которых определен красным, не выделяющимся из общего тона изображения цветом.”
- Пакалина Е. Н. www.radmuseumart.ru

http://classical-painting.ru/tropinin/portret-l-k-makovskoj/
или
https://artchive.ru/vasilytropinin/works/390983~Portret_LK_Makovskoj

Есть некоторое сходство и с образом на картине Портрет Левицкой-Волконской. 1852 и там тоже есть розы и такой же загадочный взгляд.
https://gallerix.ru/storeroom/372965432/N/1593914764/

Вероятно, образ на картине «Девушка с горшком роз» собирательный
копирующий образы женщин на этих двух картинах, но чем-то их напоминает.
Возможно замысел художника был в желании показать красоту женщины в, казалось бы, простом наряде, но с элементом элегантности одежды высшего сословия, искусно изображенного в виде наряда служанки. И его посланием о красоте женщины:
Цените женщину за все,
Ее глаза и взора ласку,
они как матери проймут
и одарят мир красотою.

Сергей Макаров 20.03.2019 | 20:5220:52

Портрет Левицкой-Волконской. 1852
https://gallerix.ru/storeroom/372965432/N/1593914764/

Портрет Л.К.Маковской Этюд. 1830-е
https://gallerix.ru/storeroom/372965432/N/1960145772/

Армен Гейвандов 16.03.2019 | 12:4212:42

"Василий Андреевич Тропинин родился 19 (30) марта 1776 год в селе Карпово Новгородской губернии в семье крепостного Андрея Ивановича, принадлежавшего графу Антону Сергеевичу Миниху. семье крепостного Андрея Ивановича, принадлежавшего графу Антону Сергеевичу Миниху.
...Когда дочь Миниха Наталья Антоновна вышла замуж за графа Ираклия Ивановича Моркова, юный Тропинин оказался в числе ее приданого и поступил в услужение новому хозяину. Граф Морков не жаловал увлечения рисованием своего крепостного и в 1798 году отправил Василия в Петербург обучаться кондитерскому делу.
...Василий дважды занял первое место в конкурсах Академии. В 1804 году на академической выставке Тропинин впервые представил свою работу. Его картину похвалили адъюнкт-ректор Академии Иван Акимович Акимов и императрица Мария Федоровна, посетившая выставку. ... Но, как только граф Ираклий Морков узнал об интересе к его крестьянину столь высокопоставленных господ, он в 1804 году отозвал Василия из Петербурга в новое имение графа Моркова — подольскую деревню Кукавку на Украине, где стал одновременно слугой, пастухом, архитектором и художником графа. Там он женился на Анне Ивановне Катиной вольной поселенке. По законам того времени муж и жена должны были иметь равный статус, но вместо предоставления свободы Тропинину граф записал в свои крепостные и его жену".
https://ru.wikipedia.org/wiki/Тропинин,_Василий_Андреевич