Неправда об экспроприациях

Опубликовано: 09 Января 2018 в 10:57 Распечатать Сохранить в PDF

Неделя с 18 по 25 декабря (31.12−6.1 н. ст.)

Всю предрождественскую неделю Ленина волновали прежде всего новости с Донбасса. А новости были тревожные. Там сформировался мощный триумвират Алексеев — Корнилов — Каледин, который открыто создавал незаконные вооружённые отряды.

19 декабря Антонов-Овсеенко взял под контроль железную дорогу от Харькова до Синельникова. Бои шли в районе Макеевка — Юзовка. По всей стране формируются добровольческие отряды для посылки на Донбасс. Так, только из Костромы на Дон ушёл против Каледина отряд свыше 1000 человек. В Донбасс для вооружения рабочих доставлено несколько тысяч винтовок. Тогда ещё не верилось в возможность полномасштабной гражданской войны, казалось, что это единственный крупный очаг, который надо срочно потушить.

22 декабря газета «Звезда»: «Рабочие и солдаты города Екатеринослава! Пробил час, когда вы больше не можете оставаться в бездействии. Победа революции шествует из города в город. Вместе с харьковцами пойдём в бой за революцию, за социализм. Мы разделим с ним трудности борьбы и честь победы; революция непобедима. Да погибнут все враги её! Среди нас нет колебания! Среди нас нет малодушных».

Центром борьбы с контрреволюцией становится Харьков, крупный промышленный центр. Но и там жесточайший саботаж. Антоновым-Овсеенко арестованы 15 крупнейших капиталистов Харькова, отказавшихся выдавать заработную плату рабочим к Рождеству. Им предъявлен ультиматум достать 1 миллион руб. Через день деньги были собраны, и арестованные освобождены.

Ленин шлёт телеграмму поддержки: «От всей души приветствую вашу энергичную деятельность и беспощадную борьбу с калединцами. Особенно одобряю арест миллионеров-саботажников и советую отправить их на полгода на принудительные работы в рудниках».

Пришло время осветить такую важную проблему первых дней Советской власти как экспроприация капиталов буржуазии большевиками. Казалось бы, ну куда уж проще историческая тема. Но в головах обывателей прочно вбиты искажённые штампы про трагические судьбы русских магнатов-олигархов и якобы наглое их ограбление. Давайте пойдём по списку, сверху вниз.

Самым богатым олигархом Российской Империи, по версии «Форбс», был Николай Александрович Второв, состояние которого составляло свыше 60 млн золотых рублей. Годовой оборот предприятий Н. А. Второва в 1916−17 гг. составлял 150 млн руб. Ткацко-прядильные фабрики были основой громадной империи Второва, куда входили и ВПК, и химия, и металлургия и мн. др. Например, завод «Электросталь» сохранился и поныне. А в бывшем особняке Второва сейчас располагается Спасо-хаус, резиденция посла США. Второв был лоялен к большевикам, а те к нему. Уже в 1918 г. Второв создал специальный фонд и собирал пожертвования для голодающих Москвы и Петрограда. На фабриках Второва шилось обмундирование для РККА. 20 мая 1918 г. Второв был убит побочным сыном. Было ему 52 года. На похороны собрались предприниматели, рабочие. Эти шли отдельно от буржуазии, неся огромный венок с надписью: «Великому организатору промышленности».

Но втором месте семья Нобелей, которая владела состоянием в пределах 60 млн золотых рублей. Основные активы Нобелей — это «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель», которые были национализированы только в 1920 г. Никто из Нобелей особенно не пострадал, кое-какие капиталы были ими благополучно вывезены в Швецию, да и известно, что Эммануил Нобель, главный промышленник в семье, поддерживал революционеров. Завод «Русский дизель» (быв. «Людвиг Нобель») был признан банкротом в 1999 г.

Третье место у князя Семёна Семёновича Абемелек-Лазарева, владельца угольных копей Кизеловского угольного бассейна на Урале. Его состояние перед войной составляло 45 млн рублей. В 1915 г. в Кизел пригнали 2000 китайских рабочих и насильственно депортированных киргизов, а потом ещё 3000 военнопленных. На кизеловских шахтах существовал самый настоящий концлагерь, с работами на угольной каторге. Князь умер в 1916 г., и наследство перешло к княгине Абамелек-Лазаревой.

В ноябре 1917 г. СНК было принято положение «О рабочем контроле», согласно которому на предприятиях, с числом рабочих и служащих не менее 5 лиц, вводился рабочий контроль над производством, хранением и куплей-продажей продукции. В ответ, съезд горнопромышленников Урала заявил в ноябре 1917 г. о недопустимости введения рабочего контроля, а в случае его установления предписывалось закрывать предприятия, прекращать им перевод денег и материалов. Т. е. саботировать. Администрация Кизеловских копей отказалась допустить рабочий контроль. А ведь копи были тогда единственным источником угля Советской республики. Остальные угольные бассейны находились на территориях, контролируемых незаконными вооружёнными формированиями. И копи были национализированы, согласно Декрету о земле, объявившему недра собственностью государства. Княгиня к тому времени уже давно жила во Флоренции. В 1918−19 гг. в Кизеловском бассейне хозяйничали колчаковцы. За полгода там было уничтожено 8 тысяч горняков и пленных красноармейцев. Уходя, шахты топили и сбрасывали туда живых людей. В советское время кизеловские шахты были восстановлены и прекрасно работали, но в настоящее время все закрыты.

Ещё несколько коротких историй.

Гуго Маврикиевич Марк. Глава синдиката «Медь», выплавлявшего 70% меди РИ. Автомагнат. Состояние — около 41 млн руб. Много денег жертвовал в российскую науку, а потом в советскую. После его смерти в 1918 г. в его особняках располагались Институт биологической физики, Государственный институт народного здравоохранения и др.

Борис Абрамович Каменка, банкир с состоянием 40 млн руб., владелец Азово-Донского банка. Финансировал кадетов и Добровольческую армию. Деньги все вывез в Париж, а сам банк был просто ликвидирован. Шарж на него.

Из Рябушинских, сыновей основателя династии Павла Рябушинского, состояние которых, нажитое на банках и хлопчатобумажных фабриках, оценивалось в 30 млн, никто особенно не пострадал. Кто-то, как Павел Павлович, сразу связал с судьбу с корниловцами. А вот Дмитрий Павлович Рябушинский ещё в 1904 г. основал под Санкт-Петербургом Аэродинамический институт. После кратковременного ареста в ЧК бежал через Данию в Париж, но поддерживал связи с СССР. Письменно попросил принять свой институт под государственное крыло (в 1921 г. переименован в Московский институт космической физики).

В общем, насильственный отъём собственности — это всё фикция. Характерный пример такого «отъёма» — промышленник и банкир Алексей Иванович Путилов, владелец Русско-Азиатского Банка и знаменитого Путиловского завода (потом Кировского), где производились артиллерийские снаряды и паровые двигатели. Также активный корниловец, естественно, финансировал этого полевого командира. После Октябрьской революции чутко бежал из Петрограда и даже было неизвестно его местонахождение. Завод оказался брошенным, налоги не платились, отчётность не сдавалась, возникли перебои с зарплатой и процессом производства. Компетентные органы завели дело и потребовали предоставить финансовые документы для аудита. Даже напечатали объявление: «Следственная комиссия предписывает Алексею Ивановичу Путилову немедленно явиться для допроса. В случае уклонения Путилова от явки в течение недельного срока со дня напечатания сего, имущество Путилова будет подвергнуто конфискации» (Известия ВЦИК, 16 декабря 1917 г.). Путилов, естественно, не явился и тогда 30 декабря 1917 г. СНК постановил всё его движимое и недвижимое имущество конфисковать.

И это обычная картина. Кто-то вообще не пострадал как Второв (большинство), трудно найти крупного буржуя, кто был бы по беспределу уничтожен Советской властью. Кого-то ненадолго арестовывали за налоговый саботаж и выпускали под «честное слово» уплаты, но они сразу задавали дёру за кордон, бросая свои предприятия и банки, которые в условиях «гражданской войны» приходили в упадок.

Развал экономики, начавшийся ещё при Керенском, достиг пика через год. 28 июня 1918 г. большевики вынуждены были специальным декретом, «в целях решительной борьбы с хозяйственной и продовольственной разрухой» объявить собственностью РСФСР, расположенные в пределах Советской Республики, промышленные предприятия со всеми их капиталами и имуществами. И далее список. Список, не все подряд! И ещё множество предприятий было национализировано в 1918−20 гг. как бесхозяинное имущество, ставшее таковым по понятной причине. Никакой экспроприации не было. Была не экспроприация, а законная национализация!

Советская власть начинала как белая и пушистая, наивно протягивая беспомощные младенческие ручонки ко всем, кто был бы готов её поддержать и вступить на путь построения справедливого общества. Но в ответ получала обман, саботаж, террор и полномасштабную бандитскую войну с привлечением иностранных денег и оружия.