• 16 Января 2019
  • 2752
  • Документ

«Дрянную склоку разжигает сих дел мастер Ленин»

Долгое время Лев Троцкий пытался объединить партию российских социал-демократов. В этом ему постоянно мешал другой революционер – Владимир Ленин.
Читать

Вена. 1 апреля 1913 г.

Н. Троцкий в С.-Петербург, Таврический дворец, члену Государственной думы Николаю Семеновичу Чхеидзе.

Дорогой Николай Семенович. Во-первых, позволяю выразить Вам благодарность за то — не только политическое, но и эстетическое — удовольствие, которое получаешь от Ваших речей, в частности от Вашей последней речи по поводу хулиганства. Да и вообще нужно сказать: душа радуется, когда читаешь выступления наших депутатов, письма рабочих в редакции «Луча» или когда регистрируешь факты рабочего движения. И каким-то бессмысленным наваждением кажется дрянная склока, которую систематически разжигает сих дел мастер Ленин, этот профессиональный эксплуататор всякой отсталости в русском рабочем движении. Ни один умственно не поврежденный европейский социалист не поверит, что возможен раскол из-за тех маргариновых разногласий, которые фабрикуются Лениным в Кракове.

«Успехи» Ленина сами по себе, каким бы тормозом они ни являлись, не внушают мне больше опасений. Теперь не 1903-й и не 1908 год. На «темные деньги», перехваченные у Каутского и Цеткиной, Ленин поставил орган, захватил для него фирму популярной газеты и, поставив «единство» и «неофициальность» на ее знамени, привлек читателей-рабочих, которые в самом появлении ежедневной рабочей газеты, естественно, видели огромное свое завоевание. А потом, когда газета окрепла, Ленин сделал ее рычагом кружковых интриганств и беспринципного раскольничества. Однако стихийная тяга рабочих к единству так непреодолима, что Ленину приходится систематически играть в прятки с читателями, говорить о единстве снизу, проводя раскол сверху, представлять под кружковые и фракционные определения понятие классовой борьбы. Словом, все здание ленинизма в настоящее время построено на лжи и фальсификации и несет в себе ядовитое начало собственного разложения. Можно не сомневаться, что при разумном поведении другой стороны среди ленинцев начнется в самом недалеком будущем жестокое разложение — именно в линии вопроса: единство или раскол.

Но повторяю: при условии разумного поведения другой стороны. И если ленинизм сам по себе не внушает опасений, то должен признаться — у меня нет никакой уверенности в том, что наши друзья — ликвидаторы не помогут Ленину снова поправиться и укрепиться в седле.

Сейчас могут быть две политики: идейное и организационное разрушение переживших себя фракционных перегородок, а значит, и разрушение самих основ ленинизма, который несовместим с партийно-политической организацией рабочих, но зато великолепно расцветет на навозе фракционных межеваний. Или наоборот: фракционный подбор антиленинцев (или меньшевиков, или ликвидаторов) путем тщательного культивирования тактических разногласий. Известная часть меньшевиков — наиболее консервативная — склоняется именно к этой второй тактике. И в том, на мой взгляд, главные опасения.

Насколько я знаком с настроением большинства думской фракции, оно мне кажется спасительным для партийного развития в настоящее время. Но мне кажется, что это большинство слишком мало предприняло для того, чтобы познакомить партию со своими взглядами на партийный кризис. Соответственные действия фракции (решение на счет сотрудничества в обоих органах и пр.) были очень важны, но все ж эпизодичны. В том хаосе, который «Правда» поднимает вокруг фракции, исчезает для широких кругов (фракции) лицо…

Она должна в решительной, авторитетной форме заявить, что она по-прежнему отстаивает определенные внутренние задачи (то есть прежде всего единство) и отнюдь не готова стать пассивным материалом для кружковых экспериментов. Соответственный манифест со стороны фракции встретил бы самый живой отклик со стороны широких рабочих кругов и сразу превратил бы фракцию в средоточие всех прогрессивных и жизненных элементов социал-демократии. Но главное значение имеет другая постоянная задача — бдительный контроль над «Лучом». Работа «Луча» за последние два-три месяца — мелочной и придирчивый полонизм, усердие по части формальной защиты платформы вместо политического ее применения; защита авторитетом августовской конференции всего прошлого ликвидаторства и даже отождествление «Луча» и большинства думской фракции с ликвидаторством— эта работа чрезвычайно облегчила Ленину его работу по части деморализации партии и разложения фракции (за самое последнее время «Луч» сильно выровнялся). И в сознание рабочих, для которых большинство фракции и «Луч» стали знаменем, внесено таким путем много смуты. И эта смута легла не только на газету, но и на фракцию, ибо рабочие редакции не знают, а знают, что за газету ответственны те восемь депутатов, которые объявили о своей солидарности с платформой «Луча». Если рассматривать все сказанное выше, то придется сказать так: самым важным условием всякого успеха в деле социал-демократического строительства является сейчас более активная «внутренняя» политика большинства думской фракции. Активная не в смысле вмешательства в мелочную склоку (упаси боже), а в смысле 1) решительного предъявления своего «вадемекума» — в виде, например, манифеста на страницах «Луча», 2) бдительного контроля над «Лучом» с целью полного устранения «атавистических» методов политики в том органе, который должен быть органом фракции, ибо у меня нет никакой уверенности в том, что завтра-послезавтра не последует нового «скачка в сторону». А такой скачок был бы спасителен для Ленина и убийствен для всех нас.

В частности, фракция могла в агитационных целях использовать немецкую инициативу по объединению социал-демократии. Если бы Вы лично могли на Пасхе появиться в Берлине, это было бы во всех смыслах очень полезно (в частности, и для кавказской социал-демократии).

Желаю Вам всякого успеха и сердечно жму Вам руку.

распечатать Обсудить статью
Источники
  1. Фельштинский Ю. Лев Троцкий. Революционер. 1879–1917