• 26 Сентября 2017
  • 14206

Место для дискуссий

Кому был выгоден парламентаризм? Кто дал депутатам слово и сумел им красиво воспользоваться? Кто капал «яд» в кофе и на нервы Уинстона Черчилля? Знакомство с одним из старейших парламентов – британским – помогает понять традиции современной представительной демократии.

Здесь вам не тут!

Английская знать еще не обрела светского лоска и даже привычки ежедневно мыться, а уже сильно расстраивалась по поводу монаршей власти. В «пенни» влетали война и прочие принуждения к социально-ответственным отчислениям. Налогов в нынешнем виде еще не было, а платить их уже не хотелось — вот и решили феодалы в начале XIII века, что монарх должен с ними советоваться. Но считается, что так появился не лоббизм, а парламентаризм — Великая хартия вольностей вводила в политическую систему «совет» из двадцати пяти баронов.

В середине XIII века появились «оксфордские провизии», содержавшие упоминание о парламенте и вводившие само понятие. Забегая вперед, стоит сказать, что у Ивана IV тоже был весьма дееспособный «ближний парламент» — Избранная рада (о статусе и роли которой до сих пор много спорят). Однако довольно быстро царь заподозрил ряд ее членов в намерениях захватить власть.

фото 1.jpg

Не только в России (которую трагедия монгольского ига откинула назад), но и во многих других странах, совещательный орган тогда был сильно ограничен на язык и полномочия. Решения Генеральных штатов во Франции не имели обязывающего характера для королевской власти. В Англии парламент имел более широкие полномочия, а элитам, в целом, удавалось преследовать свои цели.

Совет и федерация

В 1265 году, во время Гражданской войны, собрался первый английский парламент. Дальше, как говорится, они с монархией жили долго, правда, не всегда счастливо. В XIV веке наметилось разделение на Палату лордов и Палату общин. Все члены верхней палаты обладали именными вызовами. Система прецедентного права давала возможность, получив однажды такое приглашение, считать себя постоянным членом парламента.

фото 2 Палата лордов .jpg
Палата лордов

У династий рабочих (что, конечно, условно — крестьяне и беднота представлены не были) тоже сохранялись шансы на законное творчество и законотворчество. В нижнюю палату парламента делегировали по несколько представителей графств. Эта тенденция сохранялась довольно долго. Примечательно, что из-за миграции — как внутренней, так и внешней, — некоторые территории были очень малонаселенные. Но так как каждому муниципальному образованию полагалось по паре своих депутатов, они тоже получали свое представительство. Например, Старый Сарум в начале XIX века насчитывал более десятка жителей, но избиралось от него, как и от густонаселенных, — по 2 парламентария.

В начале XX века Палата общин официально приобрела больший юридический вес — отныне «лорды» могли не блокировать, а только задерживать принятие закона. Такая вот свобода, равенство и панибратство. Сегодня наиболее влиятельна нижняя палата. Достаточно сказать, что премьер-министр и большинство министров являются представителями именно Палаты общин.

фото 3 Палата общин.jpg
Палата общин

Право голоса

Когда низы хотят, а верхи не могут отказать, наступает политический консенсус.

С приходом к власти Вильгельма в 1689 году был подписан акт, который сделал юридической основой страны конституционную монархию. Билль о правах стал договором между королем и английскими правящими классами. Его основные положения заключались в следующем:

1) Все законы и налоги исходят от парламента;

2) Только парламент может освобождать из-под действия закона, отменять закон или приостанавливать его;

3) Устанавливается свобода прений в парламенте, свобода петиций, гарантируется частый и регулярный созыв палат;

4) Парламент определяет состав и численность армии и выделяет для этого средства.

Появились прототипы политических партий — тори и виги. С 1830-х годов вплоть до окончания Первой мировой войны шёл процесс их трансформации в либералов и консерваторов. Позже, вместе с промышленной и «социальной» революцией, народились и обрели мощь лейбористы.

Сообразить на троих

Правила прохождения законопроектов через парламент восходят к «трем чтениям». Частью процедуры они стали в XVI веке (хотя отсчет «официальных» законопроектов ведется с 1327 года). А «первое чтение» являлось таковым в буквальном смысле слова: клерк зачитывал законопроект членам парламента.

«Группа лиц» может сговориться далеко не сразу. Обсуждение важных законов порой растягивается на несколько дней. Так, прения по законопроекту от 1972 года о вхождении Соединенного Королевства в ЕС заняли три дня, а проект закона 1976 года о передаче центральным правительством полномочий местным властям Шотландии и Уэльса обсуждался 32 часа на протяжении четырех присутственных дней.

Спикера на вас нет

Первым спикером в 1377 году стал сэр Томас Хунгерфорд. Он обеспеччивал не только закон и порядок (со слов «к порядку» начинается заседание), а также процедурный порядок внесения, обсуждения и принятия законов.

Служба эта бывает и опасна, и трудна. Некоторых спикеров палаты общин казнили. И смерть эта была отнюдь не политическая. Столь трагично закончили карьеру несколько некогда уважаемых господ. Первым стал сэр Джон Бюсси: его светлую голову от бренного тела отделил в 1399 году Генри Болингброк (будущий Генрих IV), обвиняя в поддержке Ричарда II. Еще пять были обезглавлены как сторонники Йорков или Ланкастеров во время Войны Алой и Белой розы.

С XIX века спикер Палаты общин отличается политической беспристрастностью, для чего на срок своих полномочий выходит из состава партии. В целях сохранения «политической нейтральности» традиционно не голосует ни королева, ни прямые наследники престола.

В 2005 году, вследствие принятия конституционной реформы, в Палате лордов была учреждена выборная должность лорда-спикера (ранее именовался канцлером). Она также отличается политической беспристрастностью, за исключением, разве что, страсти к шерсти: обычай сидеть на мешке с шерстью во время заседаний родом из Средних веков (что символизировало национальное достояние Англии — главного экспортера этого вида сырья). Если принимать в расчет поговорку о богатстве африканских недр (мол, каждый африканец сидит на мешке золота), то, видимо, мешок с шерстью оказался экономически перспективнее.

Члены парламента не получали никакой зарплаты до 1911 года — именно тогда палата проголосовала за переход от альтруизма к жалованью 400 фунтов в год тем, кто не получал ее как министр, чиновник палаты или Двора Его Величества. В 1937 году денежное содержание повысили до 600 фунтов, а к 1953 году оно постепенно подросло до 1000 фунтов плюс пособие по уходу — 2 фунта в день. Сейчас, разумеется, цифры в разы выше — 76 тысяч фунтов в год плюс дополнительные надбавки и покрытие расходов.

«Девичьи речи»

Нет ничего удивительного, что новичкам приходится ждать своего часа. Даже если ты давно в политике, а под твоим ковром политический труп другого «бульдога». Новоиспеченные английские парламентарии месяцами могут ждать возможности выступить с так называемой «девичьей речью».

В начале каждой сессии бумажки с именами пяти-шести вновь избранных бросают в шляпу и проводят жеребьевку, определяя, в какой очередности они будут представлять проект закона по своему выбору. Часто на горло собственной долгожданной песни наступает политес и банальность, превращая ее в нечто совершенно неинформативное. Например, в похвалу предыдущего парламентария от родного избирательного округа.

Так, конечно, бывает не всегда. Например в 1935 году г-н Герберт, независимый депутат, представлявший Оксфордский университет, выступил со своей первой речью уже на второй день пребывания в парламенте. В общих чертах обрисовав проект закона о разводе, он, как и свойственно молодым депутатам, предложил внести его на рассмотрение в самое ближайшее время. Сэр Уинстон Черчилль после похвалил его: «Вот так «девичья речь»! Это не дева, а разбитная девица!».

Другой пример — Маргарет Тэтчер. Свою первую речь она использовала для внесения в парламент законопроекта об открытости для прессы собраний местных властей. Он был принят 152 голосами против 39. Ее речь длилась 27 минут, а газета «Дейли экспресс» на следующий день возвестила «Родилась новая звезда!».

фото 4 Джо Кокс.jpg
Джо Кокс

Довольно быстро — менее чем через месяц — получила право «первой речи» активный депутат английского парламента Джо Кокс. Она говорила от имени своего избирательного округа и о проблемах развития небольших муниципалитетов. Буквально через несколько месяцев после избрания Кокс уже возглавляла межпартийную парламентскую группу поддержки Сирии. Она выступала против присоединения Великобритании к западной коалиции по Сирии. Была ярой сторонницей сохранения членства в Евросоюзе. 16 июня 2016 года, за неделю до референдума о членства в ЕС, Джо Кокс была убита в результате покушения.

Женский вопрос

Революция в России привела женщин в политику, на Западе этому предшествовала многолетняя борьба, которую вели суфражистки (от слова «suffrage» — «избирательное право»). По обе стороны Атлантики они устраивали марши под лозунгами «We want jobs! We want to vote!» («Мы хотим работать! Мы хотим голосовать!»). Британки получили право голоса в 1918-м. Депутат-женщина в Палате общин британского парламента впервые появилась 28 ноября 1919 года. Ее звали Нэнси Астор. Палата лордов сдалась намного позже — в 1958-м.

фото 7 Нэнси Астор.jpg
Нэнси Астор

Нэнси Астор не была активисткой борьбы за права женщин, но в качестве депутата всегда выступала за них и против алкоголя — в 1923 году она внесла законопроект против продажи спиртных напитков лицам, не достигшим 18 лет.

Леди Астор — одна из самых колоритных и противоречивых персонажей британской политики. С ее именем связаны не только законопроекты, но и исторические анекдоты. Несколько из них — о непростых, но темпераментных отношениях с Уинстоном Черчиллем.

В зале заседаний Нэнси Астор отвели неудобное место, так что первой женщине-депутату приходилось, пробираясь туда, перепрыгивать через ноги коллег. Уинстон Черчилль как-то сказал ей: «Мы надеялись скоро от вас избавиться. Когда вы вошли в Палату общин, это было, как будто женщина зашла ко мне в ванную». «Вы не настолько хороши собой, чтобы вам это грозило!», — парировала она.

Другой случай настолько хрестоматичен, что его остается только напомнить.

Астор: «Если бы я была вашей женой, Уинстон, то подсыпала бы вам яд в кофе».

Черчилль: «А если бы я был вашим мужем, то выпил бы его».

Но «ящик избирательный» был открыт: через 10 лет в парламенте было уже 15 женщин.

фото 8 Бернард Шоу и леди Астор в России.jpg
Бернард Шоу и леди Астор в России

Астор много лет дружила с Бернардом Шоу, хотя тот придерживался левых, а она правых взглядов. Политика и драматурга роднили любовь к парадоксам и язвительно-критическое отношение к жизни. В 1930-е Шоу уговорил ее отправиться с ним в Советский Союз. В Москве их принял Иосиф Сталин.