Июльские дни

Максим Новичков
16 Июля 2017 // 19:17

В апреле 1917 года из эмиграции в Россию вернулся Ленин. В своих «Тезисах» он объявил о необходимости новой революции. 

На протяжении последующих недель напряжение в Петрограде нарастало. 3 (16) июля начались стихийные выступления солдат, матросов и рабочих, выступавших за отставку Временного правительства. На улицах пролилась кровь. Власть сама шла к нему в руки, однако в решающий момент Ленин не стал возглавлять вооруженное восстание, к которому, казалось бы, так стремился с первого дня после своего появления в Петрограде. В итоге Временное правительство выстояло, а лидеру большевиков пришлось бежать и несколько месяцев жить в подполье. 

«Есть такая партия!»

4 (17) июня 1917 года на I Всероссийском съезде Советов Владимир Ленин в ответ на вопрос Ираклия Церетели, может ли кто-то из делегатов назвать партию, которая бы рискнула взять в свои руки власть и принять на себя ответственность за все происходящее в России, заявил «Есть такая партия!». Всей своей риторикой большевистский вождь демонстрировал, что он и его сторонники готовы прийти на смену Временному правительству.

Ленин не ограничивался пустыми словами. Его партия активно агитировала среди рабочих Путиловского завода, моряков Кронштадта и в батальоне 1-го пулеметного полка. Именно там у большевиков было больше всего решительно настроенных сторонников. И именно эти люди с оружием в руках могли совершить переворот.

Другой важной силой в радикальной среде были анархисты. Когда 3 (16) июля в расположении 1-го пулеметного полка начался митинг, на нем выступил анархист Блейхман. Весь полк облетели его слова; «Задача? Свергнуть Временное правительство!». В тот день делегаты формирования отправились в Кронштадт, где также заручились поддержкой моряков.

фото1.jpg
Солдаты 1-го пулеметного полка, разоруженные за участие в июльской демонстрации

Вечером недовольные стали стекаться к Таврическому дворцу, где заседал Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов. В ЦК партии большевиков всячески отрицали свою причастность к организации этого выступления. Ленин узнал о произошедшем, находясь на даче за городом, но уже на следующий день 4 (17) июля он вернулся в столицу и в 11 утра добрался до большевицкой штаб-квартиры — особняка Кшесинской. В городе встали трамваи, ехать пришлось на извозчике. Около особняка уже шел митинг — под его стенами собрались высадившиеся накануне на берегу Невы кронштадтские моряки. Подвойский попросил Ленина выступить перед кронштадтцами — тот отказался. Но когда наверх поднялись делегаты от матросов, он передумал.

Толпа была разгоряченная, и люди ждали, что Ленин позовет их в атаку на Временное правительство и лояльные ему части. Речь большевика, однако, оказалась совсем неубедительной (любопытно, что это было его последнее публичное выступление до октябрьских событий). Он поддержал лозунг «Вся власть Советам» и заверил, что победа будет за революционерами, «несмотря на все зигзаги исторического пути». Никакого призыва к конкретным действиям рвавшиеся в бой матросы так и не услышали. В ответ на ленинскую речь раздались крики «сейчас не до агитации» и «сейчас не до слов». Кронштадтцы ушли к Таврическому дворцу. Собравшуюся там толпу, в которую также входили солдаты петроградского гарнизона и многочисленные рабочие, уже точно никто не контролировал.

«А не попробовать ли нам сейчас?»

На улицах полилась кровь (по разным подсчетам в «июльские дни» в Петрограде было ранено или убито около 700 человек). Положение правительства было близко к катастрофе. Традиционно лояльные властям полки (Измайловский, Преображенский и Семеновский) неожиданно объявили о своем нейтралитете. Правительству подчинялись всего лишь несколько казацких частей и юнкера.

Зиновьев вспоминал, что именно в эти часы Ленин в шутку спросил у товарищей: «А не попробовать ли нам сейчас?». Вопрос, однако повис в воздухе. Сам Ленин позднее писал, что захват власти в июле был бы ошибкой — провинция и армия не поддержали бы большевиков, даже если бы им удалось утвердиться в столице. Другое его важное определение тех событий: «это было значительно больше, чем демонстрация, но меньше, чем революция».

Вечером завязались бои у Литейного моста, продолжалась стрельба на подходах к Выборгскому району. На улицах объявились выпущенные из тюрем уголовники — повсеместными стали случаи мародерства и грабежей магазинов. Анархия заставила взяться за оружие даже аполитичных мирных обывателей.

фото2.jpg
Солдаты Самокатного полка, прибывшие с фронта для подавления мятежа

А волнения у Таврического, напротив, пошли на спад. Еще днем правительство разослало в газеты материалы, якобы изобличавшие лидеров большевиков в связях с немцами. Перед публикацией бумаги попали в казармы. Слухи о том, что Ленин куплен кайзером, моментально изменили настроения в армии. Нейтральные полки стали переходить на сторону правительства.

Ночью Ленин работал в редакции партийной газеты «Правда». Через десять минут после его отъезда в помещение ворвались юнкера, которые рассыпали набор и разбили печатные станки. Ленину только по счастливой случайности удалось укрыться на квартире на Карповке, где он провел весь следующий день 5 (18) июля. В то же утро в бульварной прессе появились антибольшевистские публикации. Слухи о связях партии с немецкими деньгами распространились уже по всему городу. 7 (20) июля Временное правительство отдало приказ об аресте Ленина по обвинению в организации вооруженного восстания и государственной измене.

Синяя тетрадь и жизнь в подполье

В это время Ленин пишет Каменеву записку, в которой просит, «если меня укокошат», издать его тетрадь с очередной теоретической работой. Это знаменитая Синяя тетрадь — завещание партии в случае гибели. Уже в советскую эпоху она станет важной деталью Ленинианы и мифов о вожде. «Синей тетрадью» назовут фильм о подпольной жизни Ленина в Разливе, снятый в 1963 году.

Следующие дни прошли при лихорадочной смене конспиративных квартир (всего их было 17). Ленин прятался в рабочих районах, на Выборгской стороне. Одно из тайных заседаний Исполкома ПК РСДРП (б) прошло в сторожке завода «Русский Рено».

фото3.jpg
Ленин в Разливе

Июльское выступление провалилось. Еще 5 (18) числа мятежные кронштадтцы укрылись в Петропавловской крепости. На следующий день они сдались властям, а большевики в панике покинули особняк Кшесинской. Дворец был взят без единого выстрела. В спешке были оставлены важные партийные документы. Многие бумаги свидетельствовали о том, что большевики действительно на протяжении последних трех месяцев готовились к перевороту. Июльские события, однако, показали, что в решающий момент партия так и не решилась нанести по Временному правительству смертельный удар.

Многие сторонники не только обвиняли Ленина в фиаско, но и требовали, чтобы он перестал скрываться и предстал перед честным судом. Тот сам раздумывал о том, чтобы сдаться. Большевики даже пытались получить гарантии от Петроградского совета, что Ленина и скрывавшегося с ним Зиновьева заключат в Петропавловскую крепость, где стражи традиционно сочувствовали партии. Одним из «парламентеров» был Орджоникидзе.

Переговоры, однако, ни к чему существенному не привели. Ленин окончательно решил уйти в подполье и покинул Петроград. Сначала он вместе с Зиновьевым скрылся на озере Разлив, затем пережидал в Великом княжестве Финляндском. В Петроград Ленин вернется в октябре, когда решит, что в отличие от июля настало время для революции и захвата власти.


Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте