Мао Цзэдун и Культурная революция в Китае

22 Июля 2015 // 00:46
Мао Цзэдун и Культурная революция в Китае

Сегодня Diletant. media решил вспомнить знаменитую китайскую «Культурную революцию», ее основоположника Мао Цзэдуна и как он под предлогом «реставрации капитализма» избавлялся от оппозиции, репрессировав 5 млн членов партии.

hunvey.jpg

Председатель ЦК КП Китая Мао Цзэдун в 1966 году объявил о начале «культурной революции», призванной «реставрировать капитализм» в КНР и «бороться с внутренним и внешним ревизионизмом». Как отмечают историки, эта серия идейно-политических кампаний была нацелена на то, чтобы устранить из руководящих органов партии всех несогласных с его политикой.

KMO_096855_04649_1_t222_125017.jpg

В конце 50-х годов наметился разлад в отношениях между СССР и Китаем, что привело к расколу международного коммунистического движения. Мао Цзэдун видел угрозу собственной власти в Коммунистической партии Китая в разоблачении культа личности Сталина на XX съезде КПСС, курсе Хрущева на постепенную либерализацию в экономике.

big.jpeg

В свою очередь в СССР также были недовольны политикой Мао и отозвали всех советских специалистов, работавших в КНР. Апогеем конфликта между двумя странами стали столкновения на границе вокруг острова Даманский на реке Уссури.

KMO_096855_04650_1_t222_125254.jpg

Еще одной причиной для проведения «культурной революции» стал провал политики «большого скачка». В 1958 году в Китае был объявлен курс на строительство «нового Китая». Изначально направленный на укрепление индустриальной базы и резкий подъем экономики, он обернулся одной из крупнейших трагедий китайского народа.

4437129.jpg

Выбранный курс обошелся Китаю почти в $70 млрд, примерно 45 млн человек погибли от голода. Недовольные этим политическим курсом стали формировать оппозицию, в которую входили также председатель КНР Лю Шаоци и Дэн Сяопин. Мао, понимавший, что удерживать власть все сложнее, начал политику массового террора.

KMO_096855_04651_1_t222_130222.jpg

Начало «культурной революции» в Китае совпало с очередной кампанией «самокритики», которая заключалась в том, что китайцы (в том числе и партийцы) должны были в письменной форме изложить свои ошибки перед партией. Этой своеобразной традиции должен был последовать и председатель КНР Лю Шаоци, а также его соратники, что использовал в своих интересах Мао.


Mao_Zedong_and_Norodom_Sihanouk.jpg

Мао Цзэдун (слева) и Лю Шаоцив (справа), 1966 год

На XI пленуме ЦК КПК разбиралось письмо Лю Шаоци, после чего он был отстранен от работы до тех пор, «пока Компартия Китая будет определять характер его ошибок». Это была обычная практика для Китая того времени. В таком положении член партии, официально не лишенный своего поста, но фактически отстраненный от работы и находящийся под домашним арестом, мог находиться сколь угодно долго.

df73c6ea117711b7_600_9999.jpg

Лю Шаоци с внуком Алешей, своей сестрой Соней, а также со своей матерью и дедом по матери, 1960 год

В итоге отстраненный Лю Шаоци и его семья подвергались многочисленным допросам, возле их дома собирались демонстрации в поддержку Мао. В конечном итоге Лю Шаоци был заключен в тюрьму, где умер там в 1968 году.


KMO_096855_04666_1_t222_174335.jpg

Лю Шаоци

«Постановление о великой пролетарской культурной революции», 8 августа 1966 года: «Ныне мы ставим себе целью разгромить тех облеченных властью, которые идут по капиталистическому пути, раскритиковать реакционных буржуазных «авторитетов» в науке, раскритиковать идеологию буржуазии и всех других эксплуататорских классов, преобразовать просвещение, преобразовать литературу и искусство, преобразовать все области надстройки, не соответствующие экономическому базису социализма, с тем чтобы способствовать укреплению и развитию социалистического строя».

KMO_096855_04652_1_t222_130344.jpg

На фото демонтированные статуи из будистского храма

Выдержка из пропагандистской газеты, 1 июня 1966 года: «Решительно, радикально, целиком и полностью искореним засилье и зловредные замыслы ревизионистов! Уничтожим монстров — ревизионистов хрущевского толка!»

tl-19-RedGuardsAP670123011-bw-640px.jpg

Нечеткое определение классовых врагов пролетариата привело к «войне всех против всех». Наибольшее давление ощущали на себе бывшие феодалы, духовенство и интеллигенция. Бороться же с врагами стали молодые «бунтари» — хунвейбины (школьники и студенты) и цзаофани (молодые рабочие).

0_e92fa_2002665c_orig.jpeg

«Танец верности», исполняемый молодой участницей движения хунвэйбинов на площади Тяньаньмынь во время ожидания появления Председателя Мао перед сотнями тысяч участников движения хунвейбинов, прибывшими в Пекин

Они формировали банды и искали «ревизионистов», которыми зачастую становились их преподаватели, слабые местные власти и так далее. Пойманных «бунтари» наряжали в шутовские колпаки, раскрашивали им лица и подвергали всяческим издевательствам.

KMO_096855_04653_1_t222_130856.jpg

На фото 15-летняя школьница Мисс Чу, участница движения «бунтарей»


Маршал КНР, считавшийся правой рукой и наследником Мао Цзэдуна, Линь Бяо: «Ну, убивали людей в Синьцзяне: за дело убили или по ошибке — все равно не так уж много. Еще убивали в Нанкине и других местах, но все равно в целом погибло меньше, чем погибает в одной битве. Так что потери минимальны, так что достигнутые успехи максимальны, максимальны. Это великий замысел, гарантирующий наше будущее на сто лет вперед. Хунвейбины — это небесные воины, хватающие у власти главарей буржуазии».

IMG_4450.JPG

Уже в августе 1967 года все пекинские газеты начали называть тех, кто выступал против политики Мао, «шныряющими по улицам крысами» и открыто призывали к их убийству. При этом арестовывать хунвейбинов (борцов с антимаоистами) запрещалось.

KMO_096855_04654_1_t222_131449.jpg

Выдержка из письма одного из студентов университета города Сямынь в провинции Фуцзянь: «Некоторые (преподаватели) не выдерживают собраний критики и борьбы, начинают плохо себя чувствовать и умирают, скажем прямо, в нашем присутствии. Я не испытываю ни капли жалости ни к ним, ни к тем, кто выбрасывается из окна или прыгает в горячие источники и гибнет, сварившись заживо».

KMO_096855_04655_1_t222_131656.jpg

Бесчинствам хунвейбинов не то что не мешали, а скорее способствовали. Так, Министерство транспорта КНР выделило «бойцам с врагами пролетариата» бесплатные поезда для поездок по стране с целью «обмена опытом». Фактически остановилась культурная жизнь страны.

mao4-660x375.jpg

Закрывались книжные магазины, запрещалось продавать любые книги, кроме цитатника Мао, который стал средством не только идеологической, но и физической борьбы. Было зафиксировано множество случаев, когда книгой в твердой обложке до смерти забивали видных деятелей партии, выбивая из них таким образом «буржуазный яд».

KMO_096855_04656_1_t222_132023.jpg

В театре выходили только «революционные оперы из современной жизни», написанные женой Мао Цзян Цин. Таким образом осуществлялась кампания за «социалистическое перевоспитание».

gPa_Va5k4BO3g6EFQXIrKW7yJlE@400x559.jpg

Мао Цзэдун и Цзян Цин

Были сожжены все декорации и костюмы спектаклей Пекинской оперы. Сжигались монастыри и храмы, была снесена часть Великой китайской стены. Последнее было объяснено нехваткой кирпичей для «более необходимых» свинарников.

KMO_096855_04657_1_t222_132249.jpg

Зачастую хунвейбины нападали на людей, просто шедших по улицам. Многих останавливали и читали цитаты Мао. Женщинам отрезали косы и сбривали крашеные волосы, раздирали слишком узкую одежду, разламывали туфли и каблуки. Давлению подверглись и владельцы лавок и магазинов, которых заставляли менять название. Во многих домах проходили обыски с целью доказать неблагонадежность хозяев. При этом хунвейбины часто занимались мародерством.

KMO_096855_04658_1_t222_132817.jpg

Большинство хунвейбинов были детьми из неблагополучных семей. Они с детства были приучены к жестокости и с радостью выполняли указания Мао и его сторонников. Однако скоро в их среде произошло расслоение по признаку происхождения. Банды поделились на «красных» (выходцы из семей интеллигенции и партработников) и «черных» (дети из неблагополучных семей). Вскоре они начали враждовать между собой.

KMO_096855_04659_1_t222_134313.jpg

В конечном итоге Мао был вынужден применить армию против ставших неуправляемыми хунвейбинов. Они были признаны «некомпетентными» и «политически незрелыми». Банды вступали в борьбу с армией, за что им грозило полное уничтожение. В сентябре 1967 года отряды и организации хунвейбинов были распущены. Главари были отправлены на сельскохозяйственные работы в провинции (осенью 1967 года -- около 1 млн человек, в 1970 году -- 5,4 млн), некоторые были публично расстреляны.

KMO_096855_04660_1_t222_135139.jpg

Еще одной кампанией, проводимой в рамках «культурной революции» в Китае, стало появление школ кадров 7 мая (название они получили от «Замечаний…» Мао Цзэдуна, сделанных 7 мая 1966 года, в которых и было заявлено о создании этих школ). В 106 школах в 18 провинциях готовили 100 тыс. чиновников центрального правительства. Система обучения заключалась в том, что треть рабочего времени отводилась для занятий физическим трудом, треть — теорией и треть — организацией производства, управлением и письменной работой

KMO_096855_04662_1_t218_150240.jpg

Другая кампания заключалась в отправке студентов, рабочих и военных в села и называлась «Ввысь в горы, вниз в села». Фактически целью этой кампании было сослать неугодных подальше от центральной власти. Репрессиям подверглись более 350 тыс. человек (две трети из них — монголы), обвиненных в подпольной враждебной деятельности. Когда в связи с массовыми высылками в провинции Юньнань вспыхнули волнения национальных меньшинств, были казнены 14 тыс. человек

KMO_096855_04663_1_t222_150254.jpg

Последствия «культурной революции» были еще более пугающими, чем последствия политики «большого скачка»: пострадали около 100 млн человек. Репрессиям подверглись около 5 млн членов партии. Они были заменены Мао на фанатичных последователей культа личности

KMO_096855_04664_2_t222_150328.jpg

Кроме того, «бунтарями» была уничтожена значительная часть культурного наследия китайского и других народов КНР: тысячи древнекитайских исторических памятников, книг, картин, храмов, монастыри и храмы в Тибете.

KMO_096855_04664_1_t222_150312.jpg

Из решения ЦК КПК, 1981 год: «Культурная революция не была и не может быть революцией или социальным прогрессом в каком бы то ни было смысле. Она была смутой, вызванной сверху по вине руководителя и использованной контрреволюционными группировками, смутой, которая принесла серьезные бедствия партии, государству и всему многонациональному народу».

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте