Язык и имена арабов

Опубликовано: 10 Января 2019 в 18:44 Распечатать Сохранить в PDF

История

Вопрос об арабском языке связан с происхождением самих арабов. Сегодня принято считать, что арабы, как и все семитские народы, переселились на запад из Сахары, когда она стала засыхать. Со временем семиты разделились на южных и северных, потом от них откололись западные, у которых появился первый алфавит. Из семитских языков особенно широко применялся арамейский язык: на нем говорили в Ассирии, Персии и Сирии.

Никому неизвестно, жил ли кто-то в Аравии до арабов. После переселения арабы вначале занимались земледелием, но по мере того, как климат становился все более засушливым, превращались в кочевников. Они не сознавали себя чем-то единым — это были просто десятки и сотни племен, живших на одной территории. Арабами их назвали уже позже в соседних странах, обобщив все население Аравии как «людей пустыни».

Кроме общей территории, арабов объединяло то, что все они говорили на одном языке. Арабский — один из древнейших семитских языков, ему уже несколько тысячелетий. По древности с ним может сравниться только аккадский. По структуре арабский язык считается родственным древнеегипетскому, а из современных к нему ближе всего эфиопский.

Несмотря на древность, арабский язык очень долго не имел письменности. Только в V веке до н. э. появились первые записи на арабском. Еще сто лет спустя в Набатее и Пальмире был создан арабский алфавит. Сначала он был похож на арамейский, но постепенно видоизменялся, пока не стал таким, каким мы видим его сейчас.

Своеобразие

Понимая язык людей, лучше понимаешь их способ мышления и восприятия вещей. Нужно немного представлять себе арабский язык, чтобы почувствовать его своеобразие, отраженное в своеобразии арабской истории и культуры. Даже не зная арабского, можно попытаться уловить аромат и вкус языка, приглядевшись к его происхождению, устройству и особенностям построения фраз.

Арабский язык не совсем обычный. У тех, кто знает только европейские языки, многое в нем может вызвать недоумение.

Например, в арабском нет среднего рода, только мужской и женский.

В нем есть определенный артикль — «аль» — и нет неопределенного.

Кроме единственного и множественного числа, в арабском есть «двойственный», обозначающий пару. Сама единичность не является точкой отсчета, от которой потом переходят к множеству, а наоборот, определяется задним числом особой формой слова, обозначающего однократность: то есть изначально подразумевается множество вещей, а не единица.

В арабском языке 28 согласных и только три гласных, которые могут звучать долго или коротко. Среди частей речи преобладают глаголы, а в глаголах — трехсогласные корни.

Для арабского не так важны приставки и суффиксы, как корень слова. В отличие от русского языка, корень здесь не обрастает с двух сторон вспомогательными частицами, а «разбухает» изнутри гласными. Корень слова состоит из одних согласных, обычно трех, а вставленные между ними гласные определяют конкретный смысл слова. Например для корня Д-Х-Л существует такая цепочка смыслов: ДаХаЛа (он вошел), ДаХЛун (доход), ДуХуЛун (вход, вхождение), ДаХиЛун (входящий, вошедший), ДаХаЛу (они вошли). Можно также удваивать одну из корневых согласных, это тоже меняет смысл. Слова, отпочкованные от одного корня, являются родственными, и это сразу видно в языке. Например, все имена, имеющие последовательность букв Х-М-Д, связаны со словом «хвалить»: Мухаммад, Хамид, Ахмед, Махмуд.

Арабский язык — это язык глаголов, а все остальное привязывается к ним, как вагоны пристыковываются к локомотиву.

Глагол может порождать другие глаголы по длинной цепочке видоизменений, включающей до 15-и звеньев. Такие производные глаголы называют «породами». Например, если в исходном глаголе (первой породы) удвоить в корне вторую согласную, то это придаст действию особую интенсивность, усилие, масштабность: так образуется глагол второй породы. Получится не просто «разбил», а «разбил на мелкие части, вдребезги». Третья порода добавляет направление и совместность действия, четвертое — побуждение или принуждение к действию. Пятая прибавляет к слову приставку «та» и оборачивает действие на самого себя, как в русском суффикс «ся»: возносить — возноситься. И так далее.

Глаголы в арабском всегда конкретные, нет вспомогательных вроде «есть», «быть», «иметь». Каждый глагол имеет два залога, два рода, три лица и три числа. От глаголов образуются существительные и причастия.

В арабском всего три падежа: именительный, родительный и винительный. Падеж определяется гласной, которая ставится перед последней согласной. Вообще, последняя краткая гласная в слове (или ее отсутствие) — один из главных ключей ко всему словообразованию.

Все это свободно перемежается частицами: восклицаниями, вопросами, подтверждениями, предлогами, союзами.

Порядок слов в предложении произвольный, но в нем есть своя жесткая структура. Например, местоимение нельзя оторвать от существительного. Иногда они даже сливаются в одно слово. В арабском мало сложных предложений.

Арабы говорят «ушел», а не «я ушел». Употребив однажды какое-нибудь существительное, потом без конца заменяют его местоимением, пока не перестаешь понимать, о чем идет речь.

Богатство

Мало найдется народов, которые любят и ценят свой язык так же сильно, как арабы. С самых древних времен они дорожили им как драгоценностью, постоянно его пестовали, разрабатывали и изучали и за долгие столетия сумели сохранить в изначальной чистоте.

В то же время в арабском языке появилось много новшеств, которых нет в других языках и которые делали его свежим, молодым и гибким. Он имеет огромный запас слов, больше, чем в любом другом семитском языке. Лингвисты пишут о «буйной роскоши» арабского словаря. Откуда же она взялась? Арабы сочетают дотошность с наблюдательностью. Для арабского языка характерны конкретность, детальность, точность. Он подробно и выпукло видит внешний мир, замечает множество нюансов в поведении, чувствах, настроении. Это хорошо видно в домусульманской поэзии, живо и свежо передающей опыт бедуинской жизни. В арабском есть множество специальных слов, обозначающих самые мелкие детали быта, настроения, состояния погоды, частей тела, свойств животных и так далее. Он не довольствуется общими понятиями и широкими описаниями, а всегда вникает в подробности любого действия или явления, доводя их до физической наглядности.

Другая особенность арабского — метафоричность, смелые, поражающие воображения сравнения и ассоциации. Возможно, иногда арабы с ними даже перебарщивают. Часто, особенно в поэзии, вместо предметов и лиц даются только описывающие их метафоры. (Например, в «1001 ночи»: «Пока не пришла к ним разрушительница наслаждений и разлучительница собраний…» и т. д.). Каждое слово в арабском имеет огромное количество синонимов и метафорических описаний.

Другой источник разнообразия — обилие иностранных слов, которые не выглядят чужеродно, а быстро устраиваются и растворяются в языке, подстраиваясь под его строгий лад.

В конце концов, арабский язык оказался так богат, что смог вместить в себя самые сложные понятия греческих трактатов, индийской философии, халдейской магии.

Имена

У арабов сложная система образования имен. К собственному имени араба может добавляться множество других: имя отца или старшего сына, титул, прозвище, связанное с профессией или внешним видом (Медник, Хромой), название города или местности, откуда он родом. Пророка Мухаммеда на самом деле звали Абу аль-Касим Мухаммед ибн Абдулла аль-Хашим, то есть «отец аль-Касима Мухаммед сын Абдуллы из рода хашим».

Однако полные списки имен почти никогда не употреблялись, за исключением биографий и исторических трудов. В семье и среди знакомых в ходу были личные имена — аламы (например, Ибрахим или Ахмад), а в миру человека часто называли только по имени отца или сына, опуская все остальные. Иногда личное имя комбинировали с куньей (то есть именем сына: Абу Бакр, «отец Бакра»), нисбой (имя местности: аль-Бухари, «из Бухары») или насабом (имя отца: ибн Зубайр, «сын Зубайра»). В последнем случае из уважения к генеалогическому древу цепочка могла уходить очень далеко, до четвертого или пятого колена. Женщин тоже называли по имени отца (бинт Али, «дочь Али»), но гораздо чаще по имени сына (Умм Али, «мать Али»).

В европейских языках в написании арабских имен до сих пор существуют большие разночтения. Основателя ислама в разное время и в разных странах называли Магомет, Мохаммед, Мухаммад и даже Мугаммед. Из трех вариантов титула первого министра (везирь, вазир, визир) чаще используют первый и последний, а начальника войска традиционно именуют эмиром, хотя было бы точнее называть его «амир».

Имена арабов в основном «говорящие» и означают вполне конкретные понятия. Скажем, «абд» по по-арабски раб, поэтому Абд Аллах — раб Божий, а Абд аль-Малик — раб царя. К именам часто прилагаются артикль «аль», который перед определенными согласными утрачивает окончание «ль» и взамен получает удвоение следующей за ним буквы. Так пере именами возникают приставки ас-, ар, — ад, ат-, аш-: вместо аль-Рашида появляется ар-Рашид, вместо аль-Салиха — ас-Салих. Некоторые имена и вовсе обходились без артикля, другие употреблялись как с ним, так и без него. Если вы назовете человека аль-Бируни, то не ошибетесь, но и просто Бируни тоже будет хорошо.

В арабском языке встречается много переиначенных на свой лад христианских и греческих имен. Харун — это библейский Аарон, Ибрахим — Авраам, Исхак — Исаак, Юсуф — Иосиф, Иса — Иисус, Йахья — Иоанн. Римского врача Галена арабы называли Джалинус, Гиппократа — Абикрат, а Платона — Ифлатун.

Читая список аббасидских халифов, можно заметить, что почти все их имена начинаются на «му»: Мустансир, Мустаин, Мутаввакиль, Мутадид. Причина в том, что все это — почетные прозвища в форме причастий: «просящий», «поддерживающий», «предающийся (Богу)». Причастия в арабском обычно начинаются на «му-", так же, как в русском заканчиваются на «-щий».

Айн и хамза

Произношение в арабском языке тоже довольно своеобразное. Часто переводчики сталкиваются с трудностями, пытаясь передать некоторые звуки, у которых нет аналогов в европейских языках.

Например, айн — это буква, обозначающая согласный звук. Но сам звук определить довольно трудно. Это скорее придыхание, относящееся к предыдущему гласному, чем самостоятельный звук.

Хамза — символ, отвечающий за еще один необычный звук: гортанную смычку, когда звук резко вырывается из сдавленного горла.

Традиционно не учитывается в именах и разная длительность гласных: в оригинале одни слоги тянутся, а другие произносятся кратко.

Все это обычно приносится в жертву простоте и легкости восприятия, иначе арабские имена превращаются в плохо воспринимаемый и почти не запоминающийся набор слогов. Например, Амр ибн Раби`я ибн Каб ибн Сад ибн За`йд Манат ибн Тамим аль-Мустаугир.


Комментарии 1

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Армен Гейвандов 11.01.2019 | 00:0900:09

"Раб Аллаха убьёт женщин... Раб Аллаха убьёт тебя..."
"Белое солнце пустыни"