У истоков русско-польских отношений. Борьба за Червенские грады (окончание)

Опубликовано: 02 Декабря 2018 в 17:24 Распечатать Сохранить в PDF

Надо понимать, что территория Полоцкого княжества, оказавшегося во власти Владимира, не сводилась, собственно, к одному только Полоцку и его окрестностям. Она охватывала довольно обширные земли, распространяясь на владения подчинённых полоцкому князю племён.

Поэтому, овладение Полоцком ещё не означало того, что вся территория Полоцкого княжества признала над собой власть киевского князя. Потребовалось несколько лет, прежде чем, Владимир сумел закрепиться в Полоцком княжестве. Каковы были в тот период территориальные пределы Полоцкого княжества? В точности мы этого, разумеется, не знаем. Однако, с большой долей вероятности можем предположить, что они простирались вплоть до земель вятичей и радимичей. Возможно, вятичи и радимичи даже уплачивали дань полоцкому князю, который считал себя их верховным господином. Поэтому, Владимир с целью окончательного покорения всей территории Полоцкого княжества, должен был предпринять поход в земли этих племён.

В то время вятичи населяли бассейн Верхней и Средней Оки и обитали по соседству с кривичами и радимичами. Стоит отметить, что попытку покорения вятичей предпринял ешё князь Святослав Игоревич, отец Владимира. Под 966 г. в летописи говорится о том, что Святослав победил вятичей и дань на них возложил. С какой целью Святославу потребовалось воевать с вятичами, летописец не сообшает, но из летописи мы узнаём, что поход на вятичей был предпринят на следующий год после победоносной войны Святослава с хазарами. Если копнуть немного глубже, то выясняется одна немаловажная деталь: вплоть до 966 г. вятичи были данниками хазарского кагана. Об этом отчётливо свидетельствует ответное письмо хазарского кагана Иосифа (930-е — 960-е гг.) к Хасдаю ибн Шафруту, приближённому кордовского халифа Абдаррахмана III (929 — 961 гг.). В своём письме каган Иосиф среди племён, подвластных ему, называет и вятичей. Послание Хасдая, как и ответ на него Иосифа, были составлены между 954 и 961 гг. По-видимому, в результате походов Святослава в 965 — 966 гг. вятичи были присоединены к Полоцкому княжеству, земли которого непосредственно граничили с землями вятичей.

Победа Святослава над вятичами не была окончательной. Судя по тому, что мы узнаём из того же летописного сообщения, в котором говорится о взятии Червенских городов Владимиром, в том же году он победил вятичей и возложил на них дань от плуга, по примеру своего отца. Однако, Владимиру не удалось с первого раза подчинить вятичей. В следующем году вятичи вновь выступили против власти киевского князя, которому пришлось побеждать их вторично. Данное обстоятельство говорит о том, что сопротивление вятичей власти киевского князя носило упорный характер. Вятичи не желали подчиняться Владимиру, вероятно, усматривая в нём узурпатора, захватившего Полоцкий княжеский престол.

Логично предположить, что Владимир, совершая свои походы в земли вятичей, двигался из Полоцка через Смоленск, который, наряду с Полоцком, был племенным центром кривичей. Объясняется это тем, что Владимир подчинил радимичей лишь спустя два года после того, как подчинил вятичей. Следовательно, поход на вятичей через земли радимичей в 981−982 гг. был невозможен.

В 984 г. Владимир предпринял поход на радимичей, которых киевский летописец причисляет к ляхам. Радимичи в указанное время населяли междуречье верхнего Днепра и Десны по течению Сожа и его притоков. Из Повести временных лет мы узнаём, что некогда радимичи, как и вятичи, платили дань хазарам. В 885 г. киевский князь Олег заставил радимичей платить ему дань и включил их в состав своей державы. В 907 г., радимичи, как и вятичи, участвовали в легендарном походе Олега на Царьград. Однако, впоследствии, мы уже не встречаем радимичей в составе войск киевских князей, что может свидетельствовать о том, что радимичи вновь подпали под власть хазар или обрели независимость.

Воевода князя Владимира, по прозванию Волчий хвост, встретил радимичей на реке Пищане и победил их.

Поскольку вятичи на западе были соседями радимичей, логично предположить, что только после подчинения вятичей, Владимир смог двинуться на радимичей. Таким образом, последовательность этих походов, как представляется вполне соответствует хронологическому порядку летописных сообщений: сперва Владимир покорил вятичей в 981−982 гг., а потом радимичей в 984 г.

По версии Линниченко, князь Владимир шёл на хорватов в 981 и 992 гг. по юго-западному направлению, от Припяти, из земли древлян. По-видимому, Линниченко прав, когда говорит о походе 981 г.: Владимир, направляясь в землю волынян, а потом и белых хорватов, вполне мог идти через замирённую ещё при княгине Ольге древлянскую землю. Это позволило бы ему избежать столкновения с дреговичами и соседними с ними ятвягами ещё в 981 г.

Но в 992 г. маршрут похода Владимира на хорватов мог выглядеть несколько иначе. По-видимому, ещё в 980-е гг., Владимир подчинил своей власти земли дреговичей и захватил их племенной центр город Туров. Древнерусский летописец производит название этого города от некоего варяга по имени Тур. Позднее, на землях дреговичей было образовано Туровское княжество, первым правителем которого стал сын Владимира Святополк.

Покорение волынян и дреговичей, не могло не вызвать ответной реакции со стороны ятвягов, занимавших в X в. довольно обширную территорию, по соседству с землями указанных племён.

В 983 г. Владимир уже воюет против ятвягов, побеждает их и завоёвывает их землю. Разумеется, всё сказанное в Повести временных лет относительно результатов войны князя Владимира с ятвягами, надлежит воспринимать с изрядной долей скептицизма. Русские князья, по меньшей мере, ещё на протяжении двух столетий продолжали вести войны с ятвягами и отнюдь не все их походы в ятвяжские земли оказывались успешными.

В 992 г. Владимиру снова пришлось идти на хорватов. Летописец опять ничего не сообщает ни о самом походе ни о его результатах. Если принять на веру сообщение Татищева, приведённое нами выше, то поход на хорватов состоялся в 990 г., а не в 992 г. и носил чрезвычайно успешный характер.

Создаётся впечатление, что поход 981 г. в земли белых хорватов и волынян был частью одной большой военной кампании, направленной на покорение западных и юго-западных русских земель и растянувшейся на много лет. Владимиру пришлось, фактически, заново подчинять своей власти племена, некогда входившие в состав киевской державы Олега.

Владимир поселил Рогнеду и её сына Изяслава в Заславле (987 г.), расположенном в землях полоцких кривичей. В 988 г. Владимир посадил ещё одного из своих сыновей в городе Владимире. Владимирское княжество граничило с землями ятвягов и мазовшан. Тот факт, что княжество было образовано только в 988 г. говорит о том, что поход 981 г. был одним из эпизодов, связанных с борьбой Владимира за западные юго-западные земли.

Какую в итоге территорию покорил князь Владимир, заняв Червенские города? Как полагает Н. Ф. Котляр: «Определение рубежей Червенской земли в X-XI вв. чрезвычайно затруднено бедностью и неконкретностью свидетельств источников. Осторожно используя ретроспективный метод (т. е., принимая в расчёт сведения о пределах Червенских градов XII-XIII вв.), учёные в последнее время пришли к выводу, что восточная граница Червенской земли проходила по Западному Бугу северная достигала области позднейших город Угровеска, Верещина и Комова, западная прилегала к р. Вепрю, южная стыковалась с рубежом Белзского княжества"[1].

По версии Линниченко: «Весьма возможно, что Владимир воспользовался при походе на Червенские города теми натянутыми отношениями, которые в это время существовали между Польшей и Германией. По некоторым предположениям, около 979 г. Оттон II предпринимал поход на Польшу. Есть основание и поход Владимира отнести не к 981, а к 979 г.». Сомневаясь в датировке этого похода, Линниченко ссылается на мнение Е. Е. Голубинского, автора многотомной истории Русской церкви, который доказывал, что победу Владимира над Ярополком необходимо отнести не к 980, а к 978 г. А известие о походе Владимира на Червенские города, находится в летописи как раз после эпизода, посвящённого его победе над Ярополком и характеристики Владимира — язычника.

В 988 г. произошло крещение Руси, а после 992 г. Владимир прекратил свои походы на запад.

Отныне он сосредоточился на укреплении русских рубежей и на борьбе с печенегами. В течение 90-х годов X в. печенеги неоднократно совершали набеги на русские земли. В «Повести временных лет» встречаем несколько упоминаний о столкновениях русских с печенегами в этот период княжения Владимира: под 992, 996 и 997 гг.

Киевская Русь во второй половине X в. была слабо заселённой страной. Невзирая на гордой название «Гардарики», данное ей скандинавами, порубежные окраины Руси на юге и востоке были, практически, незаселены. Недостаток населения и хорошо укреплённых городов и крепостей не позволял киевскому князю организовать защиту рубежей своего государства от печенежских набегов. Плохо укреплённые границы на юге и востоке способствовали проникновению печенегов вглубь страны. Одной из первоочередных задач Владимира, таким образом, было освоение обширных незаселённых пространств на этих направлениях.

Данная задача могла быть решена только за счёт построения новых городов и переселения в них людей из других мест.

Как замечает С. М.Соловьёв: «Беспрерывные нападения степных варваров заставили Владимира подумать об укреплении русских владений с востока и юга. «Худо, что мало городов около Киева», -- сказал он и велел строить города по рекам Десне, Остру, Трубежу, Суле и Стугне; но для нас при этом известии важно ещё другое, как составилось народонаселение этих новопостроенных городов: Владимир начал набирать туда лучших мужей от славян, т. е. новгородцев, кривичей, чуди и вятичей. Если мы обратим внимание на то, что эти новые города были вначале не что иное, как военные острожки, подобные нашим линейным укреплениям, необходимые для защиты от варварских нападений, то нам объяснится значение слова: лучшие мужи, т. е. Владимир набрал храбрейших мужей, способных для военного поселения. Таким образом, мы увидим, что пограничные города Южной Руси получили народонаселение с севера, которое, как видно, считалось храбрейшим; следовательно, северное народонаселение дало средство князьям к подчинению себе юга, оно же дало им средство и к защите южных русских владений от степных варваров; во-вторых, эти известия уясняют нам характер народонаселения восточной и южной окраины, или Украйны: изначала это сбродное, созванное отовсюду население, из самых удалых людей; отсюда объясняется отчасти казачество на юге, и беспокойный дух северского народонаселения, ибо сюда беспрерывно добавлялись новые толпы подобных людей. Из самых близких к Киеву городов были построены Владимиром Василев на Стугне и Белгород на Днепре; Белгород он особенно любил и населил его. «От иных городов много людей свёл в него», — говорит летописец. Как происходило это население и переселение? Вероятнее всего, жители привлекались на новые места особенными льготами; лучшие, т. е. самые удалые, которым скучно было сидеть дома без свойственного им занятия, разумеется, привлекались на границу, кроме льгот ещё и надеждой беспрестанной борьбы; кроме того, жителям бедного севера лестно было переселяться на житьё в благословенные страны украинские"[2].

Борьба с печенегами и распространение пределов Киевской державы на востоке и юге, заставляли Владимира проводить более сдержанную политику в отношении своих западных соседей. Владимир стремился к поддержанию дружественных отношений с Польшей.

Длугош сообщает о союзе, заключённом между киевским князем Владимиром и польским князем Болеславом в 1001 г. По словам Длугоша, князь Владимир, опасаясь и страшась, что сила польского князя Болеслава, представит со временем опасность и для него, и для его земель, послал к Болеславу знатных послов, прося заключить с ним и его землями союз. Со своей стороны, Болеслав, понимая, что дружба с русскими будет весьма кстати для Польского государства, согласился на союз с князем Руси и скрепил его на справедливых условиях клятвой. Поэтому, заключает Длугош, обе земли в течение долгих лет процветали в величайшем спокойствии. Сведений об этом союзе в древнерусских письменных источниках не сохранилось, но подвергать сомнению их достоверность только на одном этом основании мы также не можем.

Косвенным подтверждением правоты слов Длугоша о союзе между Владимиром и Болеславом может служить летописное сообщение о том, что Владимир, после принятия христианства жил в мире с соседними князьями, с Болеславом Лядским (польским), Стефаном Угорским (венгерским) и Ондроником Чешским и был мир между ними. Сообщение это датировано 996 г. В Никоновской летописи под 1000 г. говорится о приходе на Русь послов чешских и венгерских.



[1] Котляр Н. Ф. Формирование территории городов Галицко-Волынской Руси. IX-XIII вв., Киев, 1985, с. 32

[2] Соловьёв С. М. История России с древнейших времён. Кн 1, т. I — V, второе издание, СПб, 1896., с. 186 — 187.


Комментарии 5

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Андрей Иваныч 30.11.-0001 | 00:00

жил в мире с соседними князьями, с Болеславом Лядским ( польским), Стефаном Угорским (венгерским) и Ондроником Чешским и был мир между ними. Сообщение это датировано 996 г.
-------
Ну, тут уже указание на "Ондроника" Чешского говорит о том, что летописец говорит не о 996 г., а говорит "вообще" - о самых последних годах жизни Владимира.

Константин Богданов 03.12.2018 | 21:1721:17

/говорит "вообще" - о самых последних годах жизни Владимира./
Не всё так однозначно.В 1013-м году Владимир поссорился с Болеславом Польским.Между ними началась война.Надо учесть и такой момент: Болеслав Польский всегда стремился вернуть себе Червенские города и смог добиться этого лишь на короткое время после смерти Владимира.

Андрей Иваныч 30.11.-0001 | 00:00

Да, не всё так просто, согласен.
Чешский Oldřich стал правителем Чехии только весной 1012 года. При этом никакого мира на западных границах Руси не было:
Oldřich для начала крошил в капусту своего брата и всех, кто мог покуситься на чешский трон. А потом разбирался с поляками по вопросу "кому-что", окончательно установив, что Краков - так и быть - польский, но Моравия - чешская. Но устанавливалось это военными столкновениями.

Константин Богданов 04.12.2018 | 08:2008:20

/А потом разбирался с поляками/
Важным сдерживающим фактором во всей этой истории были немцы. Они не давали полякам возможности окончательно захватить чешские земли.Немецкий император зачастую выступал в спорах поляков и чехов в роли верховного арбитра.

Андрей Иваныч 30.11.-0001 | 00:00

Добавлю...
Что Моравия (в то время шире, чем сегодняшняя, тянувшаяся к северу от венгров у Карпат) - самый пограничный перекресток интересов чехов, поляков и... руси. Достаточно вспомнить пусть и легендарное, но в целом объясняющее этот перекресток понятие "Русский моравский князь Олег".

 https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Олег_Моравский