Комсомольцы Манчестера и акт гражданского неповиновения

Опубликовано: 27 Февраля 2018 в 14:53 Распечатать Сохранить в PDF

В моей дюбимой книге «Трое в лодке…» есть сцена, где герои, сидя на берегу реки, перекусывают, и только они «приступили к третьему блюду, как перед ними предстал какой-то джентльмен в жилете, с короткой трубкой в зубах и осведомился, известно ли им, что они нарушили границу чужих владений». В ходе беседы выяснилось, что это так, и далее автор пишет, что джентльмен с трубкой ушёл, но тема частных владений нарушила душевное равновесие троих путешественников. Герой книги говорит «Когда землевладельцы и в самом деле вас притесняют — их надо ставить на место». Ну, и дальше знаменитый рассказ о пении комических куплетов. Страшнее ответки, казалось, не придумаешь. Однако именно массовый протест в ХХ веке привёл к тому, что частные владения были вынуждены терпеть общественные тропинки, пересекающие эти самые владения тут и там. Протест случился по соседству с моей деревней, а задержанных «нарушителей» держали одну ночь в подвалах полицейского участка на улице за углом.

Речь идёт о знаменитом «массовом нарушении права на частное владение на Киндер Скаут», случившемся в апреле 1932 года.

Молодые рабочие Манчестера идут на гору Киндер скаут осознанно нарушая права владельцев земель

В воскресенье, 24 апреля, группа из 400 треспассеров отправилась на вершину самого большого в округе холма Киндер Скаут. Путь лежал из соседней деревни Хейфилд по землям, принадлежавшим частному лицу. Надо сказать, что путешественники осознано сообщили о своих планах местной полиции, но ОМОН с дубинками не прибыл. На своём пути эти ходоки слегка сцепились с охранниками территории, егерями Герцога Девонширского. Один егерь, как сообщалось, слегка пострадал. Но на холм граждане — а в основном это были молодые ребята — поднялись. Полиция поджидала их по возвращении в Хейфилд. Именно за схватку с егерями шестерых ребят задержали и определили в хейфилдскую кутузку. Остальные без малого 400 человек остались у ворот узилища и требовали выпустить товарищей. Но товарищей перевезли из Хейфилда в наш Нью Миллз. Именно в подвале ньюмиллского участка шестеро ребят провели ночь. Мы знаем их имена: Джон Андерсон, 21 год (арестован на месте потасовки); Джулиус (Джуд) Клин, 23 года; Артур Уолтер (Тона) Джиллетт, 19 лет; Гарри Мендель, 22 года; Дэвид Нуссбаум, 19 лет; Бернард (Бенни) Ротман, 20 лет.

Здание полицейского участка в деревне Нью Миллз

Их передали в Ассизский суд, который определил срока для пятерых из шестёрки: от 6 до 2 месяцев получили эти подростки за бунт, инициирование беспорядков и нападения. Защита была представлена в лучших традициях рабочих митингов: «Мы пешие путешественники, после тяжелой недели работы в задымлённых городах и сёлах, выходим на прогулку для отдыха, чтоб получить хоть один глоток свежего воздуха, хоть немного солнечного света. И что же мы видим, когда мы выходим на прогулку? Мы видим, что та часть нашей страны, которая так подходит для пеших экскурсий, просто-таки закрыта для нас, и это всё, видите ли, потому, что некоторые люди желают в течение десяти дней в году охотиться в этих краях». И эта риторика неудивительна, потому что заводилой этого полу-ненасильственного протеста были — кто бы мог подумать — комсомольцы Манчестера (Lanchashire branch of the Communist-inspired British Workers' Sport Federation).

Мемориальная доска на бывшем полицейском участке

В общем, эта история и её участники снискали славу и большую симпатию у простых граждан. Уже в том же году треспассеры отправились нарушать буржуазные законы толпой в 10.000 человек -- в Winnats Pass, близ Каслтона. Давление на власти продолжало расти.

Указатель общественных тропинок в Англии

Такие массовые выходки привели в конечном итоге к тому, что тот первый акт гражданского неповиновения 1932 года считается одним из самых успешных в истории Британии. Это, вне сомнения, привело к принятию законодательства о национальных парках в 1949 году. А уже совсем недавно, в 2000 году был принят закон Countryside and Rights of Way Act 2000, благодаря которому всякий может натянуть на себя походные одежды, и отправиться по тысячам и тысячам public footpaths пересекающим зелёные холмы весёлой Англии там и здесь.