Опубликовано: 01 января Распечатать Сохранить в PDF

Поиски Эльдорадо

1Начало экспедиции. Кито

Эльдорадо — мифический город, богатый золотом и драгоценными камнями, расположенный в неизведанных уголках Южной Америки. Начиная с XVI века, многие европейцы снаряжали экспедиции и отправлялись на его поиски. В 1535 году искать Эльдорадо направился Себастьян де Белалькасар. В 1536 году искать золотой город отправился отряд в 1200 человек под руководством Гонсало Хименес де Кесады. Перетерпев множество лишений, потеряв большое количество людей, Кесада в январе 1537 года вышел на обширное плоскогорье. Так была открыта страна муисков, которую испанцы поначалу и приняли за Эльдорадо. Одной из самых известных экспедиций по поиску Эльдорадо стала экспедиция Франсиско де Орельяны. Золотой город он не нашел, зато стал первооткрывателем Амазонки, первым из европейцев проплыв по всей ее длине.


Франсиско де Орельяна

1 декабря 1540 года Гонсало Писарро был назначен губернатором Кито. Ожидавший большего, неудовлетворённый новым назначением, он, по настоянию своего брата Франсиско, начал собирать экспедицию в поисках легендарного Эльдорадо. Узнав о готовящейся экспедиции, к ней решил присоединиться Франсиско Орельяна. Когда Орельяна прибыл в Кито, приготовления к походу были в самом разгаре. Договорившись с Писарро о совместном выступлении из Кито в марте, Орельяна отбыл к себе в Сантьяго-де-Гуаякиль. Февраль у него прошел в хлопотах. Он издержал сорок тысяч песо на лошадей, амуницию и воинское снаряжение. Закончив сборы, Орельяна снова направился в Кито. У него было не более 23 человек, 14 из них ехали на лошадях. Однако в Кито Орельяна не застал Гонсало Писарро, так как его войско выступило в поход еще 21 февраля 1541 года, задолго до намеченного срока. Орельяна пустился с малочисленным отрядом вдогонку за Писарро.

К моменту выступления из Кито в распоряжении Гонсало Писсарро находилось около 220 испанцев, некоторое число негров-рабов и свыше четырех тысяч «дружественных индейцев». Уделом индейцев была переноска тяжестей. Чтобы носильщики не разбежались по дороге, держали их в оковах и на общей цепи. Экспедиция была богато снаряжена, а солдаты почти все ехали верхом. С войском шли четыре тысячи лам, стада свиней и своры собак. Гонсало Писарро продвигался на юго-восток отрогами восточной Кордильеры, немного севернее вулкана Антисана, по направлению к нынешним городкам Папальякта и Баэса, пробирался неприступными и нехожеными горами, в пути ему постоянно приходилось отбиваться от индейцев.

2Соединение отрядов Писарро и Орельяны у Сумако

Уже в семи лигах (1 лига примерно равна 5−6 км) от Кито при переходе через один из хребтов, по-видимому, недалеко от Папальякты, погибло из-за лютой стужи более 100 индейцев, это были обитатели тропиков, которые шли практически раздетые. Вскоре испанцы столкнулись с проблемами с провиантом, начался голод. На северных склонах вулкана Сумако войско набрело на индейскую деревушку и отдыхало в ней в течение двух месяцев. Здесь у Сумако экспедицию Писарро нагнал гонец от Орельяны.

Орельяне пришлось еще более туго: он шел по стране, разоренной войсками Писарро, стране, напоминавшей собой растревоженный улей, да и солдат у него было в десять раз меньше. Осаждаемый со всех сторон индейцами, он обратился за помощью к Писарро, и тот выслал ему навстречу отряд под командой капитана Санчо де Карвахаля. Все снаряжение Орельяна потерял в дороге, и, когда вступил в лагерь у Сумако, из четырнадцати лошадей у него сохранилось только две.

Гонсало Писарро назначил Орельяну своим заместителем. На военном совете было решено, что сам он с восьмьюдесятью людьми отправится дальше, а Орельяна с оставшимися присоединится к нему впоследствии. От Сумако отряд Писарро направился на юго-восток, но, не дойдя, вероятно, до реки Напо и сделав петлю к северу, вышел через верховья реки Паямино к реке Кока, там, где она ближе всего подходит к экватору. В конце этого труднейшего 70-дневного пешего перехода испанцы обнаружили коричные деревья. В селении Кока люди Писарро отдыхали около 50 суток, пока не подошли основные силы во главе с Орельяной.

3Начало отдельной экспедиции Орельяны

Экспедиция двинулась дальше вдоль реки Напо. Идти было очень тяжело из-за ужасных дождей, топей и скверной дороги. Было решено построить бригантину. Руководил сооружением судна Орельяна. Когда бригантина была построена, снова двинулись в путь: войско по берегу, а судно со снаряжением, больными и ранеными — по воде, присоединяясь на ночь к войску. С неимоверными трудностями прошли двести лиг. Свыше тысячи индейцев к этому времени уже умерло. От местных жителей участники экспедиции узнали, будто ниже по течению «в десяти солнцах (т.е. в 10 днях пути) лежит обетованная земля, изобилующая пищей и золотом». Но войско не могло преодолеть это расстояние: припасы давным-давно кончились, а люди валились с ног от усталости. И Орельяна вызвался спуститься по реке на бригантине, чтобы разведать местность и добыть продовольствие. Расстались они с Гонсало Писарро 26 декабря 1541 года и больше уже не встретились. Писарро еще некоторое время брел вдоль Напо вниз. Потом, когда исчезла всякая надежда на встречу, отклонившись на север, повернул обратно на запад, к Кито. Ни один индеец не возвратился назад. В июле 1542 года дошли до Кито восемьдесят человек.

Капитан Франсиско де Орельяна отправился вниз по Напо за провизией и на разведку. Отправился на неделю-другую, а пробыл в плавании долгих восемь с половиной месяцев, или ровным счетом 260 дней, покрыв за этот срок ни мало ни много свыше шести тысяч километров. Помимо бригантины, а попросту большой, грубо сработанной лодки, у него было четыре примитивных индейских каноэ. Экипаж флотилии состоял из пятидесяти семи испанцев и нескольких негров и индейцев — все были изнурены тяжким одиннадцатимесячным походом, больны и истощены. Провизии не было.

Все дальше и дальше уносило Орельяну стремительное течение, но жилья, а, следовательно, и пищи по-прежнему не было. Семеро испанцев умерло, многие впали в отчаяние. И только на исходе девятых суток — 4 января нового, 1542 года, затемно, были обнаружены признаки человека, капитан услышал бой индейских барабанов. Наутро испанцы завидели деревушку и приготовили порох, аркебузы и арбалеты, но до боя дело не дошло: индейцы попрятались. Деревню разграбили.

Перед Орельяной и его людьми, едва они выполнили первую половину порученного им дела — добыли продовольствия для войска, встал вопрос: как быть дальше? О том, чтобы подняться по реке на веслах, нельзя было и думать: течение казалось им непреоборимым, дорога назад — бесконечной и гибельной. В итоге было решено плыть дальше, вниз по течению.

4Плавание по Амазонке

12 февраля 1542 года бригантина и несколько каноэ Орельяны вошли в Амазонку (сейчас невдалеке от места впадения Напо в Амазонку находится городок Франсиско-де-Орельяна). Течение реки там было очень бурным, пристать к берегу не удалось. Начался голод. Только через двести лиг испанцы увидели несколько деревень. Пришельцев встретили радушно и безбоязненно и даже снабдили впрок съестными припасами.

26 февраля посреди реки встретили путешественников два каноэ, доверху нагруженных огромными амазонскими черепахами и прочей снедью. Это касик по имени Апария зазывал испанцев к себе в гости. Пятьдесят восемь дней провели путешественники в селении Апарин. Тридцать пять из них ушло на сооружение второй, больших размеров бригантины, которую нарекли «Викторией». Заодно отремонтировали и меньшую бригантину «Сан-Педро», которая к тому времени уже порядком обветшала и подгнила. Между тем индейцы изменили свое отношение к испанцам — перестали приносить им пищу. Отбыли из этого селения 24 апреля.

Между тем река становилась все шире, а путешествие все тяжелее. Местные жители были настроены очень воинственно, нередко происходили вооруженные стычки. 3 июня 1542 года путешественники увидели по левую руку большую реку, воды которой были «черные, как чернила». Они назвали ее Черной рекой. Это была Риу-Негру — один из крупнейших притоков Амазонки. В середине июня, числа 10-го, был открыт главный, правый приток Амазонки — река Мадейра. Была она — так показалось путешественникам — много больше той, по которой они плыли, и ей дали имя Рио-Гранде — Большая река.

Невдалеке от устья Тапажоса с судов заметили, что уровень в реке периодически повышается и падает. Путешественники правильно решили, что причиной этому — морской прилив, они воспряли духом, полагая, что вот-вот покажется море. Однако радость оказалась преждевременной: в Амазонке, не похожей на другие реки, океанский прилив ощущается почти в тысяче километрах от устья.

В середине июля стали подготавливать суда к плаванию по океану. Ремонт длился больше месяца. Просмолили борта, установили мачты, сплели из трав веревки, из старых перуанских плащей смастерили паруса. И уже под парусами пошли дальше.

5Выход в море. Окончание путешествия

Выйти в море оказалось непросто. Мощная приливная волна и встречный ветер относили суда назад; якорей не было, а заменявшие их камни волочились по дну. Стараясь придерживаться левого берега, бригантины 26 августа перед рассветом вышли между двух островов (один из них был остров Марожо) в Атлантический океан и взяли курс на север, намереваясь добраться до одного из испанских поселений на островах или побережье в Карибском море. Погода благоприятствовала плаванию. Море было спокойное. Днем шли в виду берегов, а когда смеркалось, держались от них подальше, чтобы ненароком не разбиться о скалы.

В ночь с 29 на 30 августа, по-видимому где-то юго-восточнее острова Тринидад, бригантины в темноте потеряли друг друга. «Виктория» — большая из них, на которой шел Орельяна, была втянута одним из течений сквозь коварную Пасть Дракона (пролив Бокас-дель-Драгон) в бурлящий котел залива Пария. Только через семь суток судно выбралось оттуда и поплыло на запад вдоль северного побережья материка. Через два дня — 11 сентября 1542 года — Орельяна пристал к расположенному на острове Кубагуа испанскому поселению Новый Кадис. В Новом Кадисе он застал малую бригантину «Сан-Педро», прибывшую туда двумя днями раньше, то есть 9 сентября.

Переслать другу

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте