Опубликовано: 24 апреля Распечатать Сохранить в PDF

Последний поход Марка Красса

1Кампания 54 года до н. э.

В результате политической борьбы 60-х годов до н. э. власть в Риме оказалась в руках триумвирата: Цезаря, Помпея и Красса. Цезарь и Помпей имели славу успешных полководцев и влиятельных политиков, а Красс в свои 60 лет отметился лишь в подавлении восстания Спартака. Походом на Восток он хотел поднять свой политический вес.



Непосредственной причиной похода стала гражданская война в Парфии, развернувшаяся между претендентами на престол — братьями Ородом и Митридатом. Свергнутый братом с престола Митридат бежал в римскую Сирию и обратился за помощью к проконсулу А. Габинию. Габиний однако, занятый восстановлением на престоле Птолемея Египетского, не смог оказать Митридату помощи. В 55 г. до н. э. Митридат вторгся в Междуречье и с помощью эллинистического населения захватил Селевкию и Вавилон. Помощь Митридату Парфянскому и стала непосредственным поводом для римского вторжения.

В декабре 55 года до н. э. Красс прибыл в Брундизий на юге Италии. Море, как всегда зимою, было неспокойно, но Красс ждать не стал. С 7 легионами (около 40 тыс. человек) он отбыл из Брундизия. Красс потерял в пути много судов.

Летом 54 до н. э. Красс, перейдя Евфрат в северо-западной части Месопотамии, без объявления войны вторгся в парфянские владения. Без сопротивления он овладел рядом греческих городов и около города Ихны разбил незначительный отряд местного парфянского наместника Силлака. К концу лета Красс контролировал северную Месопотамию вплоть до реки Хабор. После штурма Зенодотии, где местные жители перебили римский гарнизон, армия провозгласила Красса императором.

Между тем, войска Орода во главе с молодым полководцем Суреном взяли Селевкию штурмом. Митридат был казнен, а проримская партия в Парфии разгромлена. Оставив в захваченных городах значительные гарнизоны, общей численностью в 7000 пехотинцев и 1000 всадников, Красс с наступлением осени принял решение вернуться в Сирию на зимовку.

2Кампания 53 года до н. э.

Длительный перерыв в военных действиях позволил парфянам произвести подготовку к дальнейшей борьбе, но Красс, явно недооценивавший силы противника, относился к этому довольно безразлично. Самоуверенность римского полководца возросла еще более, когда к нему прибыло посольство от парфянского царя Орода, стремившегося к прекращению военных действий. Отвергнув мирное разрешение конфликта с Парфией, Красс, ссылаясь на необходимость поддержать римские гарнизоны, оставленные в Месопотамии, отказался также и от предложений армянского царя Артавазда, будто бы обещавшего выставить на помощь римлянам 16000 всадников и 30000 пехоты в том случае, если римский командующий двинется в Парфию через Армению. В то же время Красс вступил в переговоры с арабским царьком Абгаром, властителем небольшого Эдесского княжества, и привлек его на свою сторону.

К весне 53 г. до н. э. оба противника закончили свои приготовления. Красс пополнил свою армию отрядом галльской конницы, приведенной его сыном от Юлия Цезаря, и укомплектовал части легкой пехоты. Ород собрал многочисленные отряды тяжеловооруженных конных стрелков и копейщиков, катафрактов, легкой конницы и азиатской пехоты. Парфянский царь разделил свои силы на две армии. Первая из них, состоявшая в своем большинстве из пехотных соединений под командой самого царя, была двинута против союзного Риму властителя Армении. Вторая, ядром которой были 10000 тяжеловооруженных катафрактов, под командой знатнейшего после царя вельможи — наследственного главнокомандующего Сурены была двинута в северо-западную Месопотамию против римской армии.

В конце апреля 53 г. до н. э. Красс перешел Евфрат у Зевгмы с семью легионами, 4 тысячами всадников и 4 тысячами легкой пехоты — всего с 42−45-тысячным войском. Первоначально он двинулся на юго-восток, вдоль течения реки Евфрата. Однако появление на фланге наступающей армии парфянской конницы заставило Красса изменить план наступления. Красс оставил берег Евфрата и круто повернул на восток. По-видимому, он стремился теперь к решительному столкновению. Стремление Красса всячески поддерживал и поощрял арабский царек Абгар, убеждая римского полководца в полной неспособности парфян противостоять натиску легионов.

Пытаясь поскорее нагнать парфян, отступавших на восток, Красс двинулся кратчайшим путем на восток через пустынные степи, раскинувшиеся между Евфратом и нижним течением Белисса. Охраняемые в авангарде кавалерией и легкими отрядами, семь легионов Красса, сопровождаемые 3500 вьючных животных, перевозившими палатки и провиант, растянулись в длину более чем на 21 км. После трех-четырехдневного пути по пустыне римская армия была крайне утомлена, солдаты обессилели и теряли мужество.

3Битва при Каррах

9 мая по юлианскому летосчислению при приближении истомленной римской армии к плодородной долине реки Белисса авангардные конные части римлян были неожиданно атакованы парфянами и отступили к своим главным силам. Получив известие о приближении противника, Красс первоначально, по совету Кассия, развернул свои силы в единую колонну, но затем перестроил их в своеобразное карре. Фланги карре образовали колонны, состоявшие из 8 когорт каждая; головную и тыловую группы, наступавшие развернутым фронтом, составляли 12 когорт войск. Вьючные животные и их прислуга были помещены в центре. Конница и легкая пехота распределялись в качестве частей поддержки в интервалах между когортами. Командование над одним из флангов Красс поручил Кассию, над другим — своему сыну Публию, а центром руководил сам. В таком порядке римляне приблизились к болотистой речке Белиссу южнее Карр и начали переправу. Многие из подчиненных военачальников предлагали Крассу дать отдых войскам, разбить лагерь на берегу Белисса и произвести разведку сил и расположения противника. Но, по словам Плутарха, «Красс, побуждаемый сыном и его всадниками, которые советовали идти вперед и вступить в бой, отдал приказ, чтобы те, кто хочет, ели и пили, оставаясь в строю, и, не дав людям как следует покончить с этим, повел их не ровным шагом, с передышками, как это делается перед битвой, а скорым ходом, безостановочно до тех пор, пока они не увидели неприятеля».

Противник не показался римлянам ни многочисленным, ни грозным, так как Сурена заслонил передовыми отрядами основные свои силы. Когда парфяне подошли ближе, вся равнина огласилась глухим гулом. Это парфяне, воодушевляя себя перед боем, подняли шум, колотя в обтянутые кожей полые инструменты, которые были обвешаны кругом медными погремками. Эти инструменты издавали низкий, устрашающий звук.

Первым намерением парфян было прорваться с копьями, расстроить и оттеснить передние ряды, но, когда они увидели глубину сомкнутого строя, то отступили назад и, делая вид, будто в смятении рассеиваются, незаметно для римлян охватывали каре кольцом. Красс приказал легковооруженным броситься на неприятеля, но не успели они пробежать и нескольких шагов, как были встречены тучей стрел. Они отступили назад, в ряды тяжелой пехоты и положили начало беспорядку и смятению в войске. А парфяне начали издали со всех сторон пускать стрелы. Уже тогда положение римлян становилось бедственным: оставаясь в строю, они получали рану за раной, а пытаясь перейти в наступление, были бессильны уравнять условия боя, так как парфяне убегали, не прекращая пускать стрелы.



Пока римляне надеялись, что парфяне, истощив запас стрел, либо воздержатся от сражения, либо вступят в рукопашный бой, они не теряли мужества. Но когда стало известно, что поблизости стоит множество верблюдов, навьюченных стрелами, откуда, подъезжая, их берут передовые воины, Красс стал падать духом. Он велел своему сыну постараться заставить неприятелей принять бой раньше, чем они его окружат. Парфянская конница устремлялась главным образом на Публия, чтобы обойти крыло, которым он командовал, и ударить ему в тыл. Публий взял тысячу триста всадников, пятьсот лучников, а из тяжеловооруженных — ближайшие восемь когорт и повел их обходным движением в атаку. Но стремившиеся окружить его парфяне повернули назад и поспешно ускакали. Молодой Красс, крича, что враги дрогнули, погнался за ними, а с ним вместе Цензорин и Мегабакх. Они увлекли за собой конницу, пехота тоже не отставала, в надежде на победу охваченная рвением и радостью. Римлянам представлялось, что они одерживают верх и гонятся за неприятелем, пока, продвинувшись далеко вперед, они не поняли обмана: враги, которых они считали убегающими, повернули против них, и сюда же устремились другие, в еще большем числе. Римляне остановились, рассчитывая на рукопашный бой. Но парфяне выстроили против римлян лишь своих броненосных конников, остальную же конницу не построили в боевой порядок, а пустили скакать вокруг них. Взрывая копытами равнину, парфянские кони подняли такое огромное облако песчаной пыли, что римляне не могли ни ясно видеть, ни свободно говорить. Атакованные превосходящими силами противника, римляне безуспешно пытались вырваться из кольца окружения. Публий Красс лично водил галльских всадников в атаку на тяжелую конницу парфян. Но все было напрасно. Окруженные со всех сторон остатки римского отряда были оттеснены на песчаный холм и там погибли, засыпанные градом парфянских стрел. Погиб и Публий Красс. Из всего отряда в 5800 человек к главной армии прорвались лишь одиночные бойцы, призывавшие Красса спасти отряд сына от неизбежной гибели. Но, прежде чем Марк Красс закончил перегруппировку главных сил римской армии в боевой порядок и начал наступление, отряд Публия был уже уничтожен. 500 римских воинов были взяты в плен, а остальные истреблены. Вскоре медленно подвигавшаяся вперед римская армия увидела приближавшихся к ней вновь парфянских конников, на конце копья одного из которых была воткнута отрубленная голова Публия Красса.

Гибель отряда молодого Красса, лишившая римского командующего лучшей части его конницы, сама по себе сделала невозможным дальнейшее наступление римлян в глубь неприятельской территории. Более того, потеря конницы крайне затрудняла для римского командующего даже ведение активной обороны. Потеряв большое число своих боевых товарищей, римские воины были вынуждены стоять под дождем парфянских стрел, лишь изредка пытаясь переходить в безуспешные контратаки. Попытки Красса ободрить павшие духом войска не имели успеха.



С наступлением темноты парфяне отошли, согласно своим воинским обычаям, на большое расстояние от противника и расположились на ночлег. Римляне же начали поспешное отступление на север вверх по реке Белиссу, стремясь под покровом ночи оторваться от своего противника и поскорее достигнуть города Карры. Отступление протекало крайне неорганизованно. Приказ о нем дали Кассий и легат Красса Октавий, так как сам главнокомандующий находился в полуневменяемом состоянии. Были брошены на милость победителей свыше 4000 раненых, истребленных следующим утром парфянами. Четыре когорты под командой легата Варгунтея сбились с дороги и утром были окружены и уничтожены парфянской конницей.

О длительной обороне Карр нечего было и думать. В городе не было продовольствия. Когда же подступивший к стенам города во главе своей армии Сурена стал предлагать римским войскам свободное отступление при условии выдачи ему Красса и Кассия, то римский командующий решил немедленно продолжать отступление. Считая путь на запад, к берегам Евфрата, слишком опасным, Красс ночью попытался двинуться на северо-восток, по направлению к Армении.



4Гибель Красса

Красс доверил знатному греку из Карр Андромаху быть проводником в пути. Но Андромах осведомлял парфян о каждом шаге римлян. Парфянам было трудно сражаться ночью, это было не в их обычаях, а Красс выступил именно в темное время суток. Чтобы погоня не слишком отстала, Андромах вел римлян то по одной, то по другой дороге и, наконец, после долгих и изнурительных блужданий завел их в болотистое, пересеченное многочисленными рвами место.

Нашлись, впрочем, среди римлян и такие, которые догадались, что не к добру кружит и путает их Андромах, и отказались за ним следовать. Кассий снова вернулся в Карры, а затем с пятьюстами всадников уехал в Сирию. Те римляне, которых вели надежные проводники, достигли гористой местности, называемой Синнаками, и еще до рассвета оказались в безопасности. Их было до пяти тысяч, а предводительствовал ими Октавий.

Красса же день застал в непроходимой местности, среди болот. С ним было четыре когорты, совсем немного всадников и пять ликторов. С большим трудом попав на дорогу, в то время как враги уже наседали, он взобрался на холм, расположенный под Синнаками и соединенный с ними длинной грядой, которая тянется через равнину. Октавий видел всю опасность положения Красса и устремился с легионерами к нему на выручку. Они отбросили врагов от холма, окружили Красса и оградили его щитами.

Парфяне прекратили бой, и Сурена, подъехав к холму, спустил тетиву лука и протянул правую руку. Он приглашал Красса обсудить условия перемирия. Красс, считая столь внезапную перемену невероятной, не поверил и стал совещаться со своими военачальниками. Между тем воины подняли крик, требуя переговоров с врагом.

Октавий спустился с холма вместе с Крассом. Сурена подъехал на коне к римлянам. Увидев, что Красс идет пешком, он приказал подвести ему коня. Красс же на это заметил, что ни он, ни Сурена не погрешат, поступая каждый по обычаю своей страны. Затем Сурена заявил, что, хотя военные действия между римлянами и царем Ородом прекращены и вражда сменилась миром, все же следует, доехав до реки, написать его условия. Рядом с Крассом появился конь, украшенный золотой уздой. Конюшие, подсадив Красса и окружив его, начали подгонять лошадь ударами. По словам Плутарха, первым схватился за поводья Октавий, за ним военный трибун Петроний, а затем и другие римляне стали вокруг, стараясь удержать лошадь и оттолкнуть парфян. Началась сумятица, затем посыпались и удары. В результате и Красс, и Октавий были убиты.

Подъехавшие к холму парфяне объявили, что Красс наказан по заслугам, а прочим Сурена предлагает смело сойти вниз. Одни сдались, спустившись с холма, другие ночью рассеялись по округе, но спаслись из них лишь немногие.

Источники: ru.wikipedia.org, shamardanov.ru, lib.ru

Переслать другу

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте