• 28 Марта 2017
  • 7647

Кому перешел дорогу политик Набоков?

28 марта 1922 года в Берлине был убит Владимир Дмитриевич Набоков – видный государственный деятель и публицист. На него и Павла Милюкова напали эмигранты-монархисты. Тщательно спланированное преступление неожиданно пошло по другому сценарию.

Юрист по образованию, в начале 1910-х Владимир Набоков-старший сосредоточился на политической деятельности. Он вступил в «Союз освобождения». Программа Союза включала в себя созыв всенародного Учредительного собрания, введение 8-часового рабочего дня и отчуждение частновладельческих земель. Проекты либеральных реформ публиковались в журнале «Освобождение». Здесь часто печатался Набоков. Он также был постоянным автором юридического журнала «Право».

Статьи Владимира Дмитриевича носили критическую направленность, что не могло не раздражать монархистов. В одной из наиболее известных своих публикаций «Кишиневская кровавая баня» он утверждает, что еврейский погром в апреле 1903 года планировался заранее, а «вопиющие факты кишиневского погрома» игнорировались местными властями.

Набоков становится одним из основателей Конституционно-демократической партии. Программа кадетов предусматривала федеративное устройство России, провозглашение свободы совести, слова, печати, собраний, союзов, реформу суда, передачу крестьянам государственных земель. Помимо организационных вопросов Владимир Дмитриевич занимался изданием партийной литературы.

В 1906 году началась новая веха карьеры Набокова. Он избран депутатом I Государственной Думы. Владимир Дмитриевич запомнился коллегам пламенными выступлениями либерального толка. После роспуска Думы он подписал Выборгское воззвание — документ, призывающий население к пассивному сопротивлению властям. За этот опрометчивый шаг политик поплатился тюремным заключением.


Депутаты Думы в Выборге, Набоков второй слева

После февральской революции Владимир Дмитриевич назначен управляющим делами Временного правительства. «Отказавшись от какого-либо административного поста, я сам предложил свои услуги в качестве «Управляющего делами Временного Правительства», — должность, соответствующая прежнему управляющему делами Совета Министров. Я считал, что пост этот, с внешней стороны как бы второстепенный, в условиях нового временного государственного строя, в функционировании которого оставалось так много еще неясного и неопределенного, — приобретал особое значение. Здесь, в сущности говоря, предстояло создать твердые внешние рамки правительственной деятельности, дать ей правильную, однообразную форму, разрешить целый ряд вопросов, которые никого из министров в отдельности не интересовали. Но помимо того, — не отдавая себе еще в то время отчета в той атмосфере, в которую я попаду, — связанный тесными партийными отношениями с рядом министров, я ожидал, что в заседаниях Временного Правительства мне будет предоставлен совещательный голос», — пишет Набоков в книге «Временное правительство».

В разгар гражданской войны в 1919 году семья Набоковых отправилась в Лондон. В следующем году она переехала в Берлин. Здесь Владимир Дмитриевич занимался изданием крупной эмигрантской газеты «Руль».

Под прицелом националистов

За свою карьеру политик и публицист нажил немало оппонентов, однако мишенью в роковой день 28 марта 1922 года был не он. Террористы собирались убить лидера кадетов Павла Милюкова, который подвергался нападкам за участие в организации революции. Преступников было двое. Петр Шабельский-Борк успел отсидеть в тюрьме как член монархической организации, а в Берлине издавал журнал «Луч света». Националист Сергей Таборицкий впоследствии поддержит Гитлера и вступит в НСДАП.


Павел Милюков

28 марта 1922 года Милюков выступал с лекцией в Берлинской филармонии. На ней присутствовал и Набоков. Закончив выступление, оратор проследовал к своему месту в президиуме. В этот момент Шабельский-Борк открыл стрельбу. Пули не задели Милюкова, однако ранили 9 человек. Преступник поднялся на сцену, где его попытался задержать Владимир Дмитриевич. В этот момент второй нападавший, Таборицкий, трижды выстрелил в Набокова и попал ему в сердце.

Набоков-младший написал на смерть отца:


«Я вижу облако сияющее, крышу
блестящую вдали, как зеркало… Я слышу,
как дышит тень и каплет свет…
Так как же нет тебя? Ты умер, а сегодня
сияет влажный мир, грядет весна Господня,
растет, зовет… Тебя же нет»