Побег с каторги — в короли Мадагаскара

Дмитрий Карасюк
03 Марта 2017 // 20:00

Российская история слишком богата неординарными фигурами, яркими событиями и сногсшибательными приключениями. Биографии, которые в других странах стали бы основой романов-бестселлеров и блокбастеров, у нас зачастую мало кому известны. О Морице Бенёвском в Европе сочиняли поэмы, романы и оперы, а на русский язык даже его мемуары до сих пор не переведены.

Жизнь одного из самых замечательных авантюристов начиналась чинно и благородно. Родился Мориц Август Бенёвский в Австрийской империи, на территории современной Словакии, в почтенной семье отставного полковника венгерского происхождения, младшим из одиннадцати детей. С десяти лет Мориц изучал военное дело, в 16 поступил в армию, участвовал в Семилетней войне, вернулся в родные края в чине капитана. Здесь выяснилось, что дома его никто особо не ждал — умерший отец оставил поместье в наследство не ему, а мужьям своих старших дочерей. Мориц не стал оспаривать завещание, а просто вручил палки верным слугам и взашей выгнал из поместья всех родственников. Те нажаловались императрице Марии-Терезии, которая взяла их под свою защиту.

Родной дом Бенёвского.jpg
Родной дом Бенёвского

Бенёвскому пришлось бежать в Польшу, там он завербовался на торговый корабль, приобрел морской опыт. В это время началась заварушка по поводу первого раздела Польши. Капитан-венгр встал под знамена польских конфедератов, сражался с русскими войсками, попал в плен, откуда был отпущен под честное слово больше не брать в руки оружие. На свободе Бенёвский сразу забыл об обещании и снова попал в плен. На этот раз его сослали в Казань.

На Волге венгр подружился со шведским ссыльным Адольфом Винбланом, ставшим его верным товарищем в дальнейших приключениях. Они вместе начали мутить татар, подбивая их на восстание против царской власти. Заговор раскрыли, но друзьям удалось сбежать, причем не куда-нибудь, а прямо в Петербург. В столице бунтовщиков опознали, арестовали и в декабре 1769 года сослали в прямом смысле слова на край света — на Камчатку.

Восемь месяцев двое европейцев добирались до Большерецкого острога. В этом дальневосточном форпосте цивилизации под командой престарелого капитана Григория Нилова служили 70 гарнизонных солдат, и жили 90 штатских, среди которых было много ссыльных. Государственные преступники пользовались полной свободой: они имели оружие и могли ходить куда угодно — бежать с Камчатки было все равно некуда. Так думали все, но не Бенёвский. Он опять начал разлагать местное население. На это ушло чуть больше полугода. И 27 апреля 1771 года вспыхнул бунт.

Большерецкий острог, конец 18 века.jpg
Большерецкий острог, конец 18 века

Восставшие под руководством Бенёвского, Винблана и бывшего поручика Петра Хрущова убили Нилова, подавили сопротивление гарнизона и захватили весь острог. Бунту провозглашенный «Командиром Камчатки» Бенёвский придал политический характер: все восставшие присягнули на верность цесаревичу Павлу Петровичу и подписали путаное «Объявление в Сенат», клеймившее императрицу Екатерина II и её фаворитов. Погрузив на плоты две пушки, припасы и всю собранную за зиму пушнину беглецы по реке Большой спустились до океана, где в Чекавинской бухте зимовал галиот «Св. Петр». Бунтовщики овладели кораблем, ломами разбили сковывавший его лёд и вышли в море. На борту находилось более 70 человек: ссыльные, казаки, солдаты, часть корабельной команды и несколько камчадалов, взятых в качестве рабов. Тяготы плавания скрашивали семь женщин. Началась долгая одиссея камчатских беглецов.

1005314-Galiote.jpg
Галиот, 18 век

Дорога до Японии заняла два месяца и чуть отрезвила некоторых беглецов. Во время стоянки у необитаемого острова Курильской гряды на галиоте возник заговор уже против Бенёвского. Несколько человек решили свергнуть командира, еще раз захватить «Св. Петра», вернуться на Камчатку и вымолить прощение. По всем законам жанра заговор был раскрыт, зачинщики приговорены к казни, помилованы, пороты и оставлены на том же острове.

Японцы, не любившие европейцев, доставили на корабль воду и рис, но на берег не пустили. Еще через месяц «Св. Петр» добрался до острова Формоза (ныне Тайвань). Здесь его встретили совсем уж неласково: отдыхавшую на берегу команду атаковали местные жители. Три человека погибли. Взбешенный Бенёвский приказал из пушек расстрелять прибрежную деревню и сновавшие вокруг корабля лодки.

23 сентября сильно потрепанный штормами «Св. Пётр» бросил якорь в порту Макао. Там беглецы сошли на берег, деньги за выгодно проданную пушнину дали возможность наесться, переодеться и отдохнуть. Ослабленные долгим переходом и резкой сменой климата путешественники стали жертвами тропических болезней, от которых умерло пятнадцать человек. Но еще больше, чем потеря товарищей взволновали команду «Св. Петра» известия о том, что Бенёвский представил их губернатору Макао как венгров, подданных польского короля, и решил продать галиот. Судно, предназначенное только для каботажного плавания, и так уже дышало на ладан. И путешествие через океан вынести не могло. Тем не менее беглецы, в том числе даже верный Винблан возроптали. Новый бунт был подавлен в зародыше: по просьбе Бенёвского губернатор посадил большинство русских в тюрьму. Помариновавшись в жарком застенке пару недель, беглецы согласились подтвердить полномочия своего командира, были помилованы и отпущены. На двух зафрахтованных французских кораблях интернациональная команда пересекла Индийский океан, обогнула Африку и в июле 1772 года достигла Европы. До берегов Франции с Бенёвским добрались 37 мужчин и 3 женщины. Впервые в истории россияне совершили такое длительное плавание вокруг всего Старого Света.

Портрет Морица Бенёвского.png
Портрет Морица Бенёвского

Оставив спутников в маленьком городке Порт-Луи в Бретани, Бенёвский отправился в Париж, где вызвал всеобщее восхищение своими приключениями. Французскому двору венгерский авантюрист представлявшийся то графом, то бароном предложил захватить Формозу, Алеутские и Курильские острова. Но план тихоокеанских завоеваний Версаль не заинтересовал, Бенёвскому предложили возглавить другую экспедицию — на Мадагаскар. Войти в состав экспедиционного корпуса его командующий предложил и своим спутникам. Однако согласились далеко не все. Швед Винблан вернулся на родину, 17 человек пешком добрались до Парижа, упали в ноги русскому консулу и попросились домой. Екатерина II, узнав об этом, предпочла покаявшихся ссыльных и бунтовщиков простить, оплатила им дорогу до России и распорядилась без лишней огласки расселить их по дальним губерниям. 11 человек отправились со своим командиром на Мадагаскар.


В феврале 1774-го две с половиной сотни европейцев под командованием Бенёвского высадились на африканском острове, и приступили к строительству города Луибура. Венгерский аристократ был у туземцев в авторитете — мальгаши сочли его потомком правившей на острове династии Римини. Бенёвский эти слухи не опровергал, и 1 октября 1776 года старейшины местных племен провозгласили его новым Ампансакабе, то есть верховным королем острова. Новый город пользовался популярностью. В его порт всё чаще заходили торговые суда. Это вызывало зависть у губернаторов соседних французских колоний Маврикия и Иль-де-Франса, которые строчили в Париж кляузы на конкурента. Казалось, удача начала отворачиваться от Бенёвского: на Мадагаскаре вспыхнула эпидемия неизвестной тропической болезни, уничтожившая большую часть европейцев, а в Париже скончался Людовик XV, благоволивший венгру. Новый король пожаловал Бенёвскому титул графа, звание бригадного генерала и орден св. Людовика, но приказал свернуть экспедицию, и вернуть остатки корпуса во Францию.

Разочарованный «король Мадагаскара» вернулся в родовое поместье и начал писать мемуары. Но жажда приключений не давала ему сидеть на месте. В Париже он подружился с Бенджамином Франклином, с помощью которого нанял 300 поляков для участия в войне за независимость США. Правда, до Америки граф добрался почти в одиночку — корабли с его войском перехватили англичане. Венгерский авантюрист подал лично Джорджу Вашингтону проект создания многотысячного Американского Легиона, но война вдруг кончилась победой США.

Улица Бенёвского Антананариву.JPG
Улица Бенёвского, Антананариву

Граф вернулся в Европу, где его одолела тоска по Мадагаскару, которым он так славно правил. В Париже было уже не до Африки, и Бенёвский отправился сперва в Лондон, а затем в Балтимор, где умудрился создать англо-американскую компанию по отъему Мадагаскара у французов. В 1784 году Ампансакабе вернулся на остров. Мальгаши его еще не забыли. И с их помощью он основал новый город, назвав его в свою честь — Мавритания. До Парижа известие о такой наглости бывшего бригадного генерала дошло нескоро. И французский карательный отряд высадился только в мае 1786 года. Французам удалось по тропинке в джунглях обойти укрепления Мавритании и напасть на город с тыла.

Могила Бенёвского на Мадагаскаре.jpg
Могила Бенёвского на Мадагаскаре

Во время штурма 23 мая Мориц Бенёвский погиб. Похоронили его рядом с двумя русскими беглецами с Камчатки, остававшимися со своим командиром до гробовой доски. В последний путь их проводил Ваня Утюжанинов, которого ссыльный венгр еще в Большереченском остроге учил грамоте. Одиссея бузотёра, бунтовщика и авантюриста закончилась.

Печать Сохранить в PDF

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте