Бородино Людовика XIV

Владимир Шишов
24 Ноября 2016 // 14:00

Рано утром 11 сентября 1709 года, как только рассеялся туман, французский маршал Виллар заметил, как на его позиции надвигаются силы союзников. Герцог Мальборо и Евгений Савойский были полны решимости разбить французскую армию, взять Монс, вторгнуться во Францию и закончить войну в Париже. Но на пути у них стояла французская армия и маршал Виллар, который был уверен, что лучше умереть, но победить.

Стратегический обзор

Шел десятый год Войны за Испанское наследство. Предыдущие кампании (особенно 1706 и 1708 года) выдались для Франции не самыми удачными. Французская армия была неоднократно разгромлена союзниками, войсками которых командовали талантливые полководцы Мальборо и Евгений Савойский.

После поражений при Рамильи и Оденарде Людовик стремился заключить мир, но аппетиты союзников после череды побед существенно возросли. Последней каплей стало требование силой французского оружия изгнать из Испании внука Людовика Филиппа. Такого Людовик стерпеть не мог и, скрепя сердце, решил продолжить войну.

Еще одной напастью стала небывало холодная зима 1708/1709 годов, ставшая самой холодной за последние 500 лет! В Англии эту зиму прозвали «Великий Мороз», во Франции — «Великая Зима». В одном только Париже от голода погибло более 20000 человек, а в стране начался голод, унесший жизни полумиллиона подданных короля. Интересно, что благодаря этой же зиме Карл XII лишился половины своей армии, что сыграло свою роль в Полтавской баталии.

Схватка титанов

В начале лета, когда стало очевидно, что заключение мира невозможно, а война продолжается Людовик обратился с воззванием к народу, в котором вину за продолжение войны возложил на союзников. Франция в едином порыве готовилась к кампании 1709 года: были проведены рекрутские наборы, в полки даже записывались добровольцы, крепости, защищавшие западные рубежи страны, приготовлены к осадам, на место неспособных и безвольных генералов были выдвинуты наиболее талантливые.

Рис.1.jpg
Портрет маршала Клода Луи Гектора Виллара

Командующим северной армией был назначен маршал Клод Луи Гектор Виллар — выдающийся полководец и тактик. Мальборо, узнав о назначении Виллара, был крайне встревожен. Пессимистично был настроен и Евгений Савойский. Виллар, чьи взгляды были далеки от методизма того времени, был опасным противником.

Он обладал несомненным талантом, однако, кроме этого, умел найти путь к сердцу солдата, разделяя с ним все тяготы службы: маршал нередко обедал с солдатами, а на поле боя всегда находился на передовой, подбадривая своих людей. Морганатическая жена Людовика XIV маркиза де Ментенон так говорила о Вилларе: «Наконец, у нас есть генерал, который верит в солдата, верит во Францию и в себя самого».

Ключи от Парижа во Фландрии

В начале осени войска союзников двинулись к французской крепости Монс (совр. Бельгия) — одной из многих крепостей, прикрывавших французскую границу на западе. Взятие Монса позволило бы союзникам рассечь силы французов и прорваться вглубь страны. Для такого амбициозного предприятия Мальборо и принц Евгений сосредоточили внушительную армию: около 110 тыс. человек при 100 орудиях и осадили Монс.

Рис.2.jpg
Мальборо и принц Евгений

Людовик не мог себе позволить потерю еще одной приграничной крепости после Лилля и Турне, взятых союзниками недавно. 9 сентября на позиции союзников неожиданно вышел Виллар (90 тыс. при 80 орудиях), но атаковать позиции Мальборо он не рискнул, а занял позицию у деревни Мальплаке, угрожающую союзной армии. В течении двух дней союзники собирали силы для решительного сражения. За это время Виллар успел укрепить позицию: вырыть траншеи, построить редуты, поставить батареи.

Развертывание и планы сторон

Левый фланг французов под командованием генерала Лагеля упирался в Теньерский лес, правый примыкал к Ланьерскому лесу. Правым флангом командовал Пьер д’Артаньян-Монтескье — двоюродный брат того самого д’Артаньяна капитана королевских мушкетеров. На передовой сосредоточилась пехота, кавалерия разместилась во второй линии и должна была оказывать помощь там, где это необходимо. Виллар планировал дать оборонительное сражение: с помощью полевых укреплений отбить атаки неприятеля, а после того как он будет обескровлен решительной контратакой нанести разгромить союзников.

Рис.3.jpg
Карта битвы при Мальплаке

Армия союзников одним флангом так же упиралась в лес, другим крылом в небольшую деревеньку Сар. Левым крылом командовал Мальборо, правым — принц Евгений. Общее командование осуществлял Мальборо. Армия союзников (впрочем, как и французская армия) была очень пестрой по составу: в ней присутствовали англичане, австрийцы, голландцы, пруссаки, датчане, ганноверцы.

План союзников состоял в том, чтобы завязать в центре и на левом фланге бой и сковать силы Виллара, а на правом крыле нанести решающий удар, для чего там было сосредоточено значительное число живой силы и артиллерии союзнической армии. Интересно, что среди союзных генералов присутствовал прусский кронпринц Фридрих-Вильгельм, который впоследствии станет королем Пруссии.

Ход битвы

В 3 часа ночи 11 сентября 1709 года войска союзников начали выдвигаться на позиции. Но атаку пришлось отложить до утра, так как густой туман застилал поле сражения. Армия Мальборо наступала тремя колоннами, что резко расходилось с правилами линейной тактики, господствовавшей в то время. Правая колонна под командованием принца Евгения наносила основной удар. Трижды Евгений Савойский атаковал левый фланг французов и трижды был отброшен. Поначалу лучше шли дела у союзников в центре — они, казалось бы, овладели первой линией французских укреплений, но и тут были отброшены. Союзники бросались в атаку за атакой, но прорвать оборону французов не могли. Принц Евгений непрерывно наращивает силы против левого фланга французов, сосредоточив на этом направлении половину всей пехоты союзной армии. Полководец перешел к крайним мерам — на самом острие атаки он развернул батарею из 40 орудий, которая вела ураганный огонь по позициям французов, которые обороняли всего четыре бригады.

Фото. Битва при Мальпаке.jpg
Битва при Мальплаке, Луи Лагиере первая четверть XVIII века

Наступил критический момент сражения. Поражение левого фланга привело бы к тому, что вся линия обороны французов рухнула, а принц Евгений, прорвавшись в тыл французам, мог отрезать последним пути отступления. Виллар, понимая всю серьезность положения, немедленно подкрепил левый фланг резервными батальонами и кавалерией. Войска принца Евгения были отброшены. Однако тут произошло неожиданное: маршал Виллар, который все это время находился на передовой, был серьезно ранен — его пришло увести с поля боя, что отрицательно сказалось на результатах сражения.

Принц Евгений решил перенести атаку на центр противника, который был ослаблен переброской сил на левый фланг. В атаку ринулись 15 батальонов английской пехоты и огромная масса кавалерии, которые сумели пробить брешь в обороне французов. Под прикрытием артиллерии союзников разрыв начал быстро расширяться. Тогда маршал Буффлер, принявший командование после ранения Виллара, бросил в контратаку все резервы: швейцарскую пехоту, гвардию, тяжелую кавалерию и стал спешно отводить войска.

Рис.5.jpg
Французские солдаты начала XVIII века

«…Это была дорогая победа»

Французы отступили организовано, союзники не пытались организовать энергичного преследования — слишком велики были потери. Поле боя осталось за Мальборо и принцем Евгением, но французская армия не была разгромлена и на следующий день была готова принять бой снова. Но не готовы были союзники. Все поле боя (в длину по фронту около 3 км) было усеяно трупами, причем в основном англичан, голландцев и немцев. Потери союзников составили около 30 тысяч человек, в то время как Виллар потерял не более 15 тысяч. Сам маршал так прокомментировал результаты сражения в своей депеше в Версаль: «Если Господь нам окажет милость проиграть еще одну такую битву, Ваше Величество может считать, что враги Вашего Величества уничтожены».

Армия союзников была подавлена и деморализована, а над Мальборо стали сгущаться тучи — в парламенте его критиковали как «мясника» и «второго Кромвеля». Положение партии войны в Лондоне серьезно ухудшилось, да и другие члены «Великого союза» призадумались о том стоит ли продолжать войну. Можно сказать, что стратегически победа осталась за Вилларом и Людовиком, тогда как формально победу одержали союзники, поэтому битву при Мальплаке подчас сравнивают с Бородинским сражением. После Мальплаке обе стороны начали активнее искать путь к миру. Союзники заняли более мягкую позицию, Людовик XIV стал более сговорчивым, что привело к подписанию Утрехсткого мира в 1713 году.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте