Иван Александровский: гений, опередивший время

08 Мая 2016 // 13:29
Иван Александровский: гений, опередивший время

Редакция diletant. media вспоминает русского изобретателя Ивана Федоровича Александровского. Человека, положившего начало появления в России подводных лодок и торпед.

После Крымской войны колоссальное отставание России в технологиях от ведущих европейских держав стало очевидным. Срочно требовалось новое оружие, которое смогло бы вернуть равновесие в Старом Свете. Роль творца «русского чуда» взвалил на себя художник, фотограф и изобретатель в одном лице — Иван Александровский. Рассказывает Павел Жуков.



У Российской империи в 19-м веке была возможность не только догнать в техническом прогрессе Англию, но и даже обскакать ее. Иван Александровский, бывший художник и фотограф, сумел во время разбудить в себе дар гениального изобретателя. Но современники его не поняли. И потому у России и субмарины, и торпеды появились не вперед всех мировых держав, а после. Всему виной Морское министерство, которое не сумело проявить подобающую по статусу дальновидность.


От художника до изобретателя

Александровский родился в Митаве в 1817 году. Окончив петербургскую Императорскую академию художеств (обучался у Карла Брюллова) Иван Федорович принял участие в Кавказской войне, в должности армейского художника (в наше время он был бы военным фотографом).

Ivan_Aleksandrovsky_2.jpg

Иван Фёдорович Александровский

После в его жизнь ворвалась фотография, которая только-только появилась. Александровский стал изучать химию, механику, оптику и другие точные науки. Благодаря таланту и усердию, очень скоро он стал одним из лучших фотографов своего времени. Кстати, это Иван Федорович сфотографировал имама Шамиля сдавшегося в плен после проигранной битвы за аул Гуниб в 1859 году.

Фотография быстро сделала Александровского богатым человеком. Он открыл в Петербурге «Заведение фотографических портретов», которое считалось самым модным местом того времени. Более того, Иван Федорович даже стал «Фотографом Его Императорского величества», то есть ему доверяли делать снимки царской семьи.

Но помня свое военное прошлое и побывав в Британии, Александровский отчетливо осознавал, что Россия находится в глубочайшем техническом кризисе. Конкурировать с Англией было просто нечем. Требовалось что-то эдакое, инновационное…



Пневматический двигатель, или «духовой самокат»


Раз «бодаться» с англичанами на море было нереально, значит, нужно было такое оружие, которое смогло бы противостоять кораблям «львов». И тогда Александровский, вдохновленный пневматическим затвором фотоаппарата, задумался о военном применении сжатого воздуха.

Aleksandrovsky_Submarine.jpg

Подводная лодка Александровского

Долгих 5 лет он собирал свой первый пневматический мотор, который в 19-м веке носил смешное по сегодняшним меркам название «духовой самокат». И 1 мая 1862 года Александровский попробовал протолкнуть свой инновационный проект (подводная лодка, приходящая в движение благодаря сжатому воздуху) в Морское министерство. Но там его не услышали, посчитав разработки бесперспективными.

Прошел еще один год. Удача улыбнулась изобретателю — субмарина заинтересовала не только начальника Морского министерства Николая Краббе, но и самого Александра II. И 4 июля 1863 года государь подписал указ о начале производства опытного образца.

Хоть все это было строго засекречено, но… оказалось, что в огромной стране нет ни одного государственного завода, способного взяться за постройку субмарины. Из-за этого большая часть заказов поступила к владельцам «Завода Карра и Макферсона». Но истинная проблема оказалась в другом — изготовить сами баллоны для сжатого воздуха было совершенно негде. Поэтому производство пришлось перенести в логово самого главного, но при этом самого продвинутого конкурента — в Англию. И вся секретность рассыпалась, как карточный домик…




Испытания и новое оружие

В июне 1865 года первая русская субмарина была готова. Она получилась самой большой в мире и насчитывала в длину 33 метра. Экипажу, состоящему из 23 человек, отводилось роль рулевых и оружейников. Командиром лодки стал внук легендарного мореплавателя — Павел Крузенштерн. Но наступили холода, и пробное погружение перенесли на июнь следующего года…

Летом возникла очередная проблема — моряки отказались погружаться в «консервной банке». Поэтому лодкой «рулили» двое — сам Александровский и… англичанин Уотсон, трудившийся механиком на «Заводе Карра и Макферсона».

Первое погружение прошло вполне успешно, если не считать странное происшествие — крышка одного из клапанов каким-то образом оказалась незакрепленной. Из-за этого внутри лодки были разбиты все электрические приборы. Случайность? Возможно, но виновника так и не нашли… Тогда еще никто не знал о таком понятии, как техническая диверсия.

…Опыты проходили успешно. И Александровского император наградил орденом Владимира 3-й степени и 50 тысячами рублей. Впечатляющая сумма, вот только Иван Федорович на создание лодки потратил примерно в три раза больше, оставшись, по сути, без копейки.

В то же время Александровский занялся и изобретением «самодвижущейся мины», проще говоря, торпеды. Таким оружием на тот момент не располагала даже Англия.



Но всецело заняться новым видом оружия у Ивана Федоровича не получилось. Подножку подставили чиновники из Морского министерства, окрыленные успешными испытаниями субмарины, они приказали совершить незапланированное, слишком глубокое погружение. Лодка не выдержала и затонула. Поднимать ее со дна никто не захотел, оставив это на откуп и кошелек все того же изобретателя. Министерство отказалось даже выделить деньги на работу над перспективными торпедами.

И пока Александровский тратил на это деньги и время, британец Роберт Уайтхед, щедро финансируемый Австрией и имеющий под рукой целый завод, за два года сумел опередить русского изобретателя.

В 70-х годах у России стала наклевываться очередная война с Турцией. Дело осложнялось тем, что по итогам проигранной Крымской войны в Черном море на тот момент просто не было русских кораблей. И тогда в Морском министерстве вспомнили о торпедах. На повестке было два вопроса: дать денег Александровскому на развитие его проекта или не рисковать и купить «самодвижущиеся мины» все у того же британца?

Русского изобретателя лично поддержал Краббе, но удача была не на стороне Александровского. Спустя несколько месяцев глава Морского министерства заболел и оставил свой пост. А новый распорядился закупить оружие у Уайтхеда.

Эти торпеды русские моряки применили уже в январе 1878 года. Катера «Синоп» и «Чесма» сумели пустить ко дну турецкий пароход. По факту, это было первым в истории применением торпеды.



Все не зря…

Когда война с Турцией завершилась, в бюджете страны образовалась огромная брешь. Ее было решено заткнуть за счет Александровского. Проще говоря, ему ничего не возместили и, самое страшное, завернули оба его проекта. Идеи русского изобретателя оказались слишком передовыми для того времени. Человечество придет к субмаринам и торпедам позже, во время Первой Мировой.

Когда погиб Александр II, Ивана Федоровича быстро убрали и из самого флота. И остаток своей жизни гениальный изобретатель провел в нищете, тщетно пытаясь доказать чиновникам свою правоту. Его не стало 13 сентября 1894 года.

…Спустя шесть лет в Морском министерстве с удивлением узнали, что многие европейские страны усиленными темпами «обкатывают» как подлодки, так и торпеды. России опять пришлось быть в роли догоняющих…

В 1902 году в Петербурге соорудили субмарину «Дельфин», которая была приписана к Русскому флоту. При ее создании конструкторы взяли за основу, конечно, разработки Александровского.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте