• 14 Января 2018
  • 14231
  • Алексей Дурново

Что, если бы Франца Фердинанда не убили

Поводом к началу Первой мировой войны, как известно, стали события, произошедшие 28 июня 1914 года в Сараеве. Убийство австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда запустило цепь событий, которые привели к глобальному военному конфликту, небывалых до того масштабов. Мировые державы, как оказалось, давно готовились к войне. Но что, если бы Франц Фердинанд вернулся из Сараева живым и здоровым? 

Что произошло?

1. Драгутин.jpg
Драгутин Димитриевич

Это, без сомнений, одно из самых известных убийств в истории человечества. Конкурировать с ним по степени известности может, разве что, убийство Кеннеди. Впрочем, мы тут не составляем рейтинги узнаваемости. Наследник австрийского престола эрцгерцог Франц Фердинанд и его супруга София Гогенберг были убиты в Сараево (на тот момент часть Австро-Венгрии) юным террористом Гаврилой Принципом. Любопытный факт, группа, которая организовала и совершила убийство, называлась «Млада Босна». Вот только из шести террористов боснийцем был лишь один. Да и сам Гаврило Принцип являлся сербом.

Цели «младобоснийцев» всем прекрасно известны: добиться отделения Боснии от Австро-Венгрии с последующим присоединением к единому балканскому государству, которого в тот момент еще не существовало. И не случайно за убийцами Франца Фердинанда стояла могущественная организация «Черная Рука». Ее главу звали Драгутин Димитриевич, и он уже имел опыт политический убийств. За 11 лет до этого (в 1903-м) он убил даже не наследника престола, а монарха, причем лично. Тогда жертвой Димитриевича стал крайне непопулярный король Сербии Александр Обренович. Вместе с ним заговорщики зверски убили королеву Драгу (еще более непопулярную, чем ее муж), двух ее братьев, а также сербского Премьер-министра. Это привело к смене правящей династии и реставрации на сербском престоле династии Карагеоргиевичей. Впрочем, мы отвлеклись.

Могло ли все произойти иначе?

2. Франц Фердинанд.jpg
Эрцгерцог Франц Фердинанд

Современные историки полагают, что гибель эрцгерцога стала следствием целой цепи трагических случайностей. Есть как минимум несколько причин полагать, что наследник мог бы выжить. Одна из них — медицинская. При современном уровне медицины Франца-Фердинанда наверняка спасли бы. Впрочем, сейчас не об этом. Во-первых, нужно отчетливо понимать ситуацию на Балканах в предвоенные годы, когда Сербия и Австрия находились в состоянии необъявленной войны. Причин для ненависти было достаточно много. И глубокий раскол балканской элиты, часть которой тяготела к Австрии, а часть — к России, и так называемая «свиная война», после которой Австро-Венгрия начала таможенную блокаду Сербии, и, наконец, фактор сербских военных, которые не могли смириться с австрийским владычество на Балканах. Речь тут шла главным образом о том, что Великая Сербия не могла смириться с тем, что Босния и Герцеговина являются частью Австро-Венгрии. Заявленный повод: большое количество православных сербов, проживающих на территориях, подконтрольных Вене. Есть версия, что в Австро-Венгрии православные сербы подвергались остракизму, гонениям и дискриминации, существуют, однако, и исследования, указывающие на то, что подобные случаи не носили массового характера. Тем не менее, многие сербы полагали, что их братья по крови и вере несвободны и нуждаются в спасении. Именно под этим соусом в начале ХХ-го века была развязана настоящая террористическая война против австрийского присутствия в регионе. Она началась в 1903-м с убийства проавстрийского короля Сербии Александра I и его жены Драги, которое привело к смене династии и внешнеполитического курса.

Следующим актом войны были многочисленные покушения на жизнь высокопоставленных австрийцев в Боснии. Правда, ни одно из них не удалось. Участники террористических организация готовили убийства, двух генерал-губернаторов Боснии и Герцеговины Марьяна Варешанина и Оскара Потиорека. Нередки были и нападения на австрийских генералов в Сараево. Все это создавало нешуточную угрозу безопасности наследника престола во время его визита. Именно поэтому многие советовали Францу Фердинанду не ездить в Сараево. Тем более, что повод был, в общем-то, ерундовый. Эрцгерцог посетил маневры, проходившие недалеко от Сараево, а в сам город приехал для того, чтобы открыть государственный музей. Среди тех, кто отговаривал Франца Фердинанда была и его супруга София. Поддаваясь на ее уговоры, эрцгерцог, до этого, дважды отменял свои визиты на Балканы. Есть и вторая причина считать, что наследник австрийского престола мог избежать смерти. Дело в том, что к тому моменту, когда случилось роковое нападение Гаврило Принципа, было уже абсолютно ясно, что жизнь наследника находится под угрозой. Ведь Принцип был запасным вариантом, планом В. В группу «Млада Босна» входило сразу несколько террористов, которые должны были атаковать кортеж. Все трое — боснийские сербы, австрийские подданные, проживавшие при этом в Белграде. Помимо Гаврило принципа в группу входили Трифко Грабеж и Неделько Чабринович. Именно Чебринович совершил первое нападение, бросив гранату в машину эрцгерцога. Граната от машины отскочила и взорвалась в воздухе. Пострадало несколько человек, а Чабринович был задержан при попытке утопится. Так или иначе, в тот момент стало совершенно ясно, что террористы готовят нападение на Франца Фердинанда, что жизнь наследника в опасности, а меры безопасности нужно усилить. Почему этого не произошло? Есть довольно много версий, объясняющих это. Одни указывают на общую панику и смятение, и отказ эрцгерцога остаться в Ратуше, до которой он благополучно добрался. Другие полагают, что Потиорек и группа австрийских генералов потворствовали заговору, ибо Франц Фердинанд не устраивал их в качестве наследника престола.

Есть и еще две причины. Во-первых, Принцип мог попросту промахнуться. Во-вторых, эрцгерцога могли спасти. Если бы Франц Фердинанд получил бы немедленную медицинскую помощь, то существовал бы шанс на спасение его жизни.

Словом, австрийский эрцгерцог вполне мог благополучно пережить 28 июня 1914-го.

Если бы не было убийства, то не было бы и войны?

3. Прицнип.jpg
Гаврило Принцип сразу после ареста

Нет. Убийство было поводом, но не причиной. Если бы эрцгерцог вернулся домой целым и невредимым, война бы все равно началась. Просто позже. Ведущие державы, фактически, уже поделили мир на либо на собственные владения, либо на сферы влияния. В зону раздела не попала Америка, где большинство стран добились независимости уже к середине XIX-го века. Но все прочие территории от Атлантического океана до линии перемены дат, плюс Океания, были, в той или иной степени, разделены. Даже формально независимые страны находились под чьим-нибудь влиянием, либо политическим, либо экономическим. Исключение, пожалуй, составляла лишь Япония, сумевшая преодолеть давление извне благодаря знаменитым реформам Императора Мейдзи. Пара простых примеров: независимая Болгария имела, при полностью православном населении, зависимого от Германской Империи короля Католика, независимая Персия в 1910-м была разделена на сферы влияния Россией и Великобританией. Договор, по сути, был дележом, какой бы то ни было участие в нем персидской стороны не предполагалось. Впрочем, самый показательный пример — Китай. Поднебесная была разорвана великими державами в 1901-м году поле Ихэтуаньского восстания. Его подавлением занималась коалиция из России, Японии, Великобритании, Франции, США, Германии, Италии и Австро-Венгрии. Контингент последних двух стран составлял 80 и 75 человек соответственно. Тем не менее, Италия и Австро-Венгрия наравне со всеми приняли участие в подписании мирного договора, по итогам которого, Китай, сохранив формальную независимость, стал зоной экономических интересов восьми стран сразу.

Когда все территории уже поделены и съедены, встает только один вопрос, когда делящие ввяжутся в конфликт друг с другом. Великие державы, очевидно, держали будущий конфликт в уме. Недаром задолго до войны были заключены глобальные геополитические союзы. Антанта: Великобритания, Франция, Россия и Центральные державы: Германия и Австрия, к которым позднее присоединились Османская Империя с Болгарией. Все это закладывало под мирную Европу пороховую бочку. Впрочем, Европа и без того не была мирной. Она воевала постоянно и беспрерывно. Целью каждой новой кампании, пусть и очень небольшой, было желание оттяпать себе под сферу влияния еще какое-то количество квадратных километров. Впрочем, важно другое, у каждой державы имелся интерес, шедший вразрез с интересами другой державы. И это делало очередной конфликт неотвратимым.

Неизбежное

4. Европа.png
Карта Европы перед Первой мировой

Правительства Австрии, Германии, Османской Империи, России, Великобритании и Франции были заинтересованы в войне друг с другом, ибо не видели иного способа разрешить имеющиеся споры и противоречия. Великобритания и Германия делили Восточную и Юго-западную Африку. При этом Берлин не скрывал, что поддерживал буров, во время англо-бурских войн, а Лондон отвечал на это экономической войной и созданием антигерманского блока государств. Франция тоже имела к Германии множество претензий. Часть общества требовала военного реванша за унижение во Франко-прусской войне 1870−1871, по итогам которой Франция потеряла Эльзас и Лотарингию. Париж добивался их возврата, но Германии ни при каких обстоятельствах эти территории не отдала бы. Ситуация могла разрешиться только военным путем. Плюс Франция была недовольна австрийским проникновением на Балканы и расценивала строительство железной дорогие Берлин — Багдад, как угрозу своим интересам в Азии. Германия требовала пересмотра колониальной политики Европы, постоянно требуя уступок от других колониальных держав. Не говоря уже о том, что Империя, существовавшая чуть более сорока лет, стремилась к господству если не во всей Европе, то, как минимум, в континентальной ее части. Австро-Венгрия имела огромные интересы на Балканах и воспринимала как угрозу политику России, направленную на защиту славян и православных в восточной Европе.

Кроме того, Австрия вела длительный спор с Италией из-за торговли в Адриатическом море. Россия, помимо Балкан, хотела получить еще контроль над проливами между Черным и Средиземным морем. Количество взаимных претензий и конфликтных ситуаций предполагало только один выход из положения — войну. Представьте себе коммунальную квартиру. Шесть комнат, в каждой из которых живет семья хорошо вооруженных людей. Они уже поделили коридор, кухню, туалет и ванную и хотят больше. Вопрос стоит так, кто будет контролировать всею коммуналку? При этом договориться друг с другом семьи не могут. Что будет в такой квартире — война. Нужен был только повод. В случае с Европой таким поводом стало убийство Франца Фердинанда. Не было бы его, нашелся бы другой повод. Это, кстати, довольно убедительно показывают переговоры, которые велись в июле 1914-го года. У великих держав был месяц на то, чтобы договориться, но они даже не попытались сделать этого.

Единственный вариант

5. Николай.jpg
Николай II

Другое дело, что никто, очевидно, не подозревал, чем может кончится глобальных конфликт всех сильнейших стран на планете. Правительства полагали, что война будет долгой, но не настолько. Год-два, не больше, а потом мир и ожидание нового конфликта. Но два года прошли очень быстро, война не кончилась, а экономики начали трещать. В войну вступили пять Империй и одна республика. Через четыре года от четырех Империй не осталось и следа. Австро-Венгрия, Германия, Российская Империя прекратили свое существование в том виде, в котором они существовали до этого. Умерла и Османская Империя. Если бы правительства этих стран допускали бы мысль такого развития событий, то, возможно, войны и удалось бы избежать. В конце концов, для России и Австрии вариант неучастия было возможен. Больше того, в этих странах жили и работали достаточно влиятельные политики, которые убеждали Императоров в конфликт не ввязываться.