• 10 Апреля 2018
  • 2903

Цена победы. После Версаля

Многие историки считают, что именно взрывоопасное сочетание несправедливости и мягкости договора, подписанного в Версале 28 июня 1919 года, привело ко Второй мировой войне. Так ли это на самом деле? На этот вопрос отвечают ведущие передачи «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы» Дмитрий Захаров и Виталий Дымарский. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

8 июня 1919 года в Версале был салют. Наблюдавшие его участники конференции думали, что таким образом они салютуют похороненной ими Первой мировой войне. На самом деле это был салют предстоящей Второй мировой. Почему? Для того чтобы понять, что представляла собой Версальская конференция и каковы ее итоги, нужно понять, как завершилась Первая мировая. А завершилась она полным фиаско кайзеровской Германии. В 1918 году страна капитулировала. 11 ноября 1918 года было подписано Парижское перемирие. После этого началась демилитаризация Германии, разоружение ее войск. Страна была уже не в состоянии ни экономически, ни с военной точки зрения сопротивляться преобладающим союзникам. И тогда началась подготовка Версальской конференции.

Продолжалась она почти год. И когда условия конференции были оглашены, Германия (не только политическое руководство, но и вся нация) впала в шок. Естественно, никто не снимает с государства вины за то, что была развязана Первая мировая, но условия, которые были выдвинуты в отношении Германии, по сути, и заложили базу того, что немцы уже автоматически были настроены на развязывание войны в недалеком будущем.

По условию Версальского мира Германия теряла примерно одну восьмую часть своих территорий. Франции были возвращены Эльзас и часть Лотарингии, Дании достался Шлезвиг, Польше — часть Верхней Силезии и так далее. Саарская область на 15 лет перешла под управление Лиги Наций. Но и на этом потери не закончились. После Версаля «обкусывание» Германии продолжилось. То есть сколь бы не была страна виновата в развязывании войны, отделение частей ее территории неизбежно вело к тяжелым последствиям.

25 марта 1919 года премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж направил к организаторам мирной конференции свои соображения: «Вы можете лишить Германию ее колоний, превратить ее вооруженные силы в простую полицию, низвести ее военно-морской флот на уровень флота пятистепенной державы, однако, если в конце концов Германия почувствует, что с ней несправедливо обошлись, она найдет средства, чтобы добиться у своих победителей возмещения… Несправедливость и высокомерие, проявленные в час триумфа, никогда не будут забыты или прощены.

По этим соображениям я решительно выступаю против передачи большого количества немцев из Германии под власть других государств, и нужно воспрепятствовать этому, насколько это возможно. Я не могу не усмотреть причину будущей войны в том, что германский народ, который проявил себя как одна из самых энергичных и сильных наций мира, будет окружен рядом небольших государств… Предложение комиссии по польским делам о передаче 2100 тыс. немцев под власть поляков рано или поздно должно привести к новой войне на Востоке Европы».

ФОТО 1.jpg
Подписание мира в Зеркальном зале Версальского дворца 28 июня 1919 года. Фото с сайта britannica.com

Вообще, среди оценок Версальского мира есть очень любопытные вещи. Например, в британской делегации на конференции в качестве советника по финансам был не кто иной, как выдающийся экономист Джон Кейнс. Собственно говоря, сразу после Версаля он и прославился, опубликовав две статьи: «Экономические последствия мира» и «Пересмотр мирного договора». В своих работах Кейнс говорил, что слишком крупная сумма репараций (напомним, что это 33 млрд долларов) вызовет депрессию в германской экономике, в результате чего замедлится восстановление хозяйства во всей Европе и усугубятся трудности мировой экономики в целом.

А вот еще одно интересное свидетельство. Теперь уже Черчилль в своих мемуарах по поводу Версальского договора пишет: «Экономические статьи договора были злобны и глупы до такой степени, что становились явно бессмысленными… В этом диктате нашли свое отражение гнев держав-победительниц…».

И такого рода оценок очень много.

Британский дипломат Николсон: «Мы уехали (из Версаля) с сознанием, что договоры, которые мы навязали нашим врагам, были несправедливы и неразумны».

Ну и завершим серию цитат высказыванием одного из советников Вильсона, президента США: «Это не договор о мире. По меньшей мере, я вижу в нем повод для начала одиннадцати войн».

Что касается реакции Германии на условия Версальского мира, то немцы были просто шокированы и в общем-то не сильно хотели его подписывать. Ну, а в самой стране первая реакция была такова: «Мы призываем всех дальновидных экономистов поднять свой голос против экономического безумия, заключающегося в этих условиях. Германия, погруженная в горе и анархию, будет постоянной опасностью для мира, порядка и благополучия всех наций, не исключая и союзных».

То есть в тот день, когда Париж гулял, в Германии были вывешены траурные флаги.

Более того, стоит отметить, что вся конференция проходила в условиях морской блокады Германии. Вооруженные войска союзников стояли на линии разграждения в боевой готовности, то есть были готовы ударить в любой момент. И Франция тут сыграла, наверное, лидирующую роль. Почему? Ну уж очень французам хотелось вернуть свое былое могущество, которое они потеряли во Франко-прусской войне.

Если говорить про советскую Россию, то в этой ситуации она сама сделала себя аутсайдером. Потому что подписание Брестского мира с Германией в марте 1918 года, по которому мы лишались множества своих территорий и должны были выплачивать Германии, близящейся к поражению, огромные репарации, автоматически вывело нас из числа союзных стран.

Однако, отметим, что мы все же извлекли из Версальского мира определенную выгоду. В частности, согласно статье 116 Версальского договора, Германия признавала независимость всех территорий, входивших в состав бывшей Российской империи к 1 августа 1914 года, отмену Брестского мира и всех других договоров, заключенных ею до Версаля с советским правительством.

Да, советскую Россию не пустили в Версаль на конференцию, но это вовсе не означало, что союзники, державы-победительницы, были единодушны в этом мнении. Существует совершенно потрясающий факт, связанный с вождем мирового пролетариата. Один из самых молодых и очень способных американских дипломатов, некто Буллит, с позволения Вудро Вильсона, тогдашнего президента Соединенных Штатов, и Ллойда Джорджа окольными путями, рискуя жизнью, пробрался в Москву, в советскую Россию, для того, чтобы предложить Ленину участвовать в Версальской мирной конференции. Правда, на определенных условиях: Ленин, Москва, тогдашний Кремль, как принято сейчас говорить, признают так называемые областные правительства. Что это такое? Это те районы России, которые во время Гражданской войны были заняты «белыми».

И самое интересное, что Ленин на это согласился. Опять же, с условием: мы едем в Версаль, признаем областные правительства, но при этом державы-победительницы, союзники признают Москву, Кремль, новую советскую власть и устанавливают с ней дипломатические отношения.

С этими предложениями Буллит вернулся домой, но к этому времени уже и Вильсон и Ллойд Джордж передумали, решив, что с Германией они расправятся Версальским миром, хотя оба, кстати говоря, были сторонниками менее жестких решений.

Несколько слов стоит сказать и об американской позиции. Дело в том, что Вудро Вильсон подписал условия Версальского договора, но американский сенат его не ратифицировал. В дальнейшем сенат подписал отдельный договор с Германией. Почему? Во-первых, чтобы не находиться в шлейфе стран, которые, по сути, растерзали Германию. А во-вторых, США не хотели вступать в Лигу Наций, чтобы не связывать себе руки.

ФОТО 2.jpg
Большая четверка (слева направо): Дэвид Ллойд Джордж, Витторио Эмануэле Орландо, Жорж Клемансо, Вудро Вильсон. Фото с сайта russia-now.com

Еще одна сторона Версальского договора — военный вопрос. В частности, что было сделано с германской армией? Конечно, эти события находятся очень далеко от нас, но тем не менее действия союзников в то время не были чем-то таким умозрительным. В стране реально находились союзные войска, был жесточайший контроль. И когда в 1922 году правительство Германии заявило, что не может платить репарации, Франция тут же ввела в Рурскую область военный контингент. И это при том, что Рур на 80% снабжал Германию углем и сталью. Это произошло 11 января 1923 года. То есть с точки зрения военной составляющей, Германия тоже получила по полной программе.

Большая часть немецкого вооружения была либо конфискована, либо уничтожена. Только в 1918 году у Германии отобрали 14 тыс. самолетов. Все, что годилось, забрали в свою авиацию, все, что не годилось, забрали под пилу. Флот Германии сократился до 6 легких крейсеров, 6 старых броненосцев и двух десятков маленьких миноносцев. Армия могла быть не больше 100 тыс. человек, а службу сделали добровольной, чтобы не было воинской повинности и возможности наращивания военного потенциала. Одним словом, было сделано все, чтобы немецкая военная мощь не смогла возродиться.

В Версальской конференции участвовало 27 государств. Однако все вопросы решал совет четырех: США, Великобритания, Франция и Италия. Ллойд Джордж, Вильсон, Клемансо и Орландо, согласно воспоминаниям одного из экспертов, дипломата из британской делегации, учетверялись в уютной квартире английского министра или в кабинете американского президента, расстилали перед собой карту Малой Азии и делили ее (Малую Азию), как делят сладкий пирог.

Фото обложки: ww2timelinewebquest. weebly.com
Фото лида: medium.com