• 14 Января 2018
  • 13818
  • Анна Зарубина

Цена победы. Японский император Хирохито

Для японцев император Хирохито был богом. Для союзнических войск времен Второй мировой войны — одним из самых ненавистных людей на земле, проклятьем Страны восходящего солнца. Однако после поражения Японии, Хирохито не попал под военный трибунал, а после смерти его стали почитать как милосердного «отца нации». Так кем же на самом деле был 124-й император японцев: заложником военной машины и диктатором поневоле или коварным политиком и убежденным милитаристом? На этот вопрос отвечает гость передачи «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы», историк, японист Александр Мещеряков. Эфир провели Владимир Рыжков и Виталий Дымарский. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

По сути, в войне против СССР Япония не участвовала. Даже в самые тяжелые месяцы в конце 1941 года и в 1942 году она не нарушала договоров (в отличие от Германии) о ненападении. Какую же цель преследовала Страна восходящего солнца во Второй мировой войне?

Стоит отметить, что у Японии не было интереса в Европе. Но перед войной все военные в стране хотели воевать. Было две партии — против кого будем воевать. Партия за войну с СССР — это сухопутная армия. (В Японии не было единой военной организации: флот и сухопутная армия были разведены, что, конечно, очень сильно сказалось на ходе войны). Как известно, было сделано две пробы — Хасан и Халхин-Гол, после чего стало понятно, что конфликт с Советским Союзом — задача очень трудная. Флот все время подзуживал за продвижение на юг, потому что при сухопутной войне ему, флоту, ничего не достается.

Здесь на границе с Монголией вышел прокол. Японские сухопутные вооружения, в отличие от войны русско-японской 1904 — 1905 годов, были очень плохи. Достаточно сказать, что у Японии фактически не было танков, не было бронемашин, автоматического оружия. Колеса на пушках были в основном деревянные, а не металлические. Одним словом, абсолютно устаревшее вооружение.

Что касается флота, то он был более передовым, более разумным в тактическом плане. На тот момент Япония имела третий по численности военно-морской флот в мире вслед за Великобританией и США, была одной из трех стран в мире, которая имела авианосцы. На начало войны японцы располагали лучшим в мире истребителем палубного базирования. То есть были достаточно подготовленными.

И когда Германия напала на СССР, не предупредив Японию, перед страной встал выбор. В июле 1941 года было решено: воевать будем, но не против Советского Союза, а пойдем на юг.

Стоит отметить, что в 30-е годы японцы все-таки искали себе союзников. Прощупывались разные варианты. Но вот с Германией получилось лучше. Любопытно, но при этом Гитлер в своем труде «Mein Kampf» о японцах писал исключительно в уничижительном тоне. Он неоднократно подчеркивал, что эта нация, кроме подражательства, ни к чему не способна и так далее. Японцы, конечно, в этом смысле очень чувствительные люди, но тем не менее, зная это, они пошли на договор с фюрером, надеясь, что это как-то усилит их позиции.

По большому счету, разрыв Японии с Западом произошел на Версальской конференции и несколько позже нее. Во-первых, Великобритания сама не захотела продлевать договор о дружбе. Она посчитала, что тот потенциал, который был в англо-японском договоре, исчерпан.

При образовании Лиги Наций японцы поставили вопрос о расовом равенстве, но получили совершенно полный афронт. От кого? От той же Великобритании, от Соединенных Штатов. И тогда стало нарастать чувство: мы стали великой державой, сделали очень многое, что вы хотели. То есть японцы считали, что они являются полноправными партнерами Запада. Но их не признали. И это все больше и больше стало подталкивать их к гордому одиночеству. Тот комплекс, который европейцы, американцы воспитывали в японцах, стал перерастать в комплекс гиперпревосходства: да, мы, японцы, лучше всех, мы всем вам покажем и так далее.

ФОТО 1.jpg
Юный император Хирохито в церемониальных одеждах, 1928 год

Что касается императора Хирохито, то в 20 — 30-е годы, когда мир шел к войне, он, естественно, интересовался развитием своей страны, следил за мировой политикой. Как именно? Об этом мы узнаем спустя время.

В японском случае не работает такой мощный исторический источник, как письма. Император Мэйдзи не писал писем, император Хирохито не делал этого. У них нет сочинений, нет дневников. Есть только стихи. Но японские стихи настолько абстрактны, что не дают возможности реконструировать какую-нибудь историческую фактуру. Когда человек ничего не делает, ничего не пишет, очень мало говорит, то есть возможность налить в этот сосуд все, что угодно. И с точки зрения политической прагматики это очень умный ход.

Стоит отметить, что летом 1945 года, когда стало понятно, что поражение близко, Хирохито активизировался. В фильме Александра Сокурова «Солнце» прослеживается версия, что это был личный поступок императора, что именно он хотел завершить войну, прекратить ненужные убийства и так далее. На самом деле таких данных нет. Конечно, нельзя отрицать, что Хирохито мог испытывать подобные эмоции, но все же решение о прекращении войны приняла партия. Именно ей принадлежит идея выступления императора перед народом. Речь Хирохито, как показывают мемуары, произвела гигантское впечатление на японцев. Император впервые выступил по радио, японцы впервые услышали его голос. И они послушались — все до одного сложили оружие.

Известно, что после войны пакт о нейтралитете между Японией и СССР продлен не был. Для японцев это было ожидаемо. Другое дело (и на это японцы действительно обиделись) — это история с японскими военнопленными. Сталин очень хотел зону оккупации Хоккайдо. Трумэн сказал: «Нет». И тогда в приступе ярости Советский Союз не стал соблюдать условия Потсдамской конференции. 600 тысяч японских военнопленных было брошено в сибирские леса. Этого не планировалось, это было совершенно эмоциональное решение советского руководства.

После поражения Японии в войне Хирохито, как известно, не попал под военный трибунал. На самом деле Макартур и основная часть американского политического истеблишмента хотели судить японского императора. Что помешало? Чрезвычайно интересная вещь. Точнее, человек — этнограф Рут Бенедикт. Рут провела исследование среди японских военнопленных, которые сидели в Америке (их было очень мало, где-то 3 тысячи, потому что японцы в плен не сдавались), и пришла к выводу, что если упразднить династию или осудить Хирохито, то Япония потеряет управляемость. Самое потрясающее в этой истории то, что ее послушались. Послушались и оказались правы — сегодня мы имеем совершенно благополучную высокоразвитую страну.

Есть еще один интересный факт об участии ученых в этой войне. Речь идет о знаменитом японисте Сергее Елисееве. Сергей родился в семье купца Григория Елисеева, владевшего знаменитыми в Москве и Петербурге «Елисеевскими магазинами». Он окончил Петербургский университет, в 1920 году бежал от большевиков сначала во Францию, потом перебрался в Штаты. И когда американцы планировали атомные бомбардировки, думали стереть с лица земли Киото, древнюю столицу, Елисеев сказал: «Разбомбите Киото — японцы никогда вас не простят, потому что оттуда вышли японские императоры». Невероятно, но американцы прислушались к совету ученого. Японцы, кстати, до сих пор чрезвычайно благодарны за это Сергею Елисееву.

ФОТО 2.jpg
Император Хирохито во время первой поездки по стране после окончания Второй мировой войны, февраль 1946 года

Если говорить о послевоенной судьбе императора Хирохито, то после 1945 года он был объявлен «символом демократии». Стиль его жизни несколько изменился. В каком смысле? После войны Хирохито совершил очень много внутренних путешествий по Японии, встречался с людьми. Была даже предпринята попытка приблизить императора к народу: Хирохито сделал заявление, что он не является богом. И в этом смысле 124-й император Японии пусть и немного, но все же приблизился к европейскому образу, стал, скажем так, более активным, доступным монархом. Хотя на самом деле прежние ограничения на поведении все равно сказывались.